Психопатология американских неоконсерваторов

6E286AF1-2410-4Fаааааааааааа

Психопатология — обширная область. Она покрывает проблемы личности вроде комплекса неполноценности и мании величия, почему-то часто ходящих вместе, болезни — шизофрения и эпилепсия, а также психозы, захватывающие целые слои общества.

Такими бывают эпидемии самоубийств — «эффект Вертера», названный так по волне самоубийств, прокатившихся по Европе в конце XVIII века после публикации романа Гёте «Страдания юного Вертера». О самоубийствах, захвативших российское общество после суицида Сергея Есенина, пытался шутить Маяковский:

«Подражатели обрадовались:
бис!
Над собою
чуть не взвод
расправу учинил».

 Потом сам… Подобную волну подняло и самоубийство Мерилин Монро.

Имеют социальную составляющую серии безмотивных массовых расстрелов, случающихся время от времени в США. Один провоцирует следующий. Бывает, что терроризм, как эпидемия, захватывает общества.

Психозы, поражающие общества, могут носить и не столь зловещий характер. Наиболее глубокий и чуткий американский публицист последних десятилетий Чарльз Краутхаммер, психиатр с гарвардским образованием, в начале этого века определил один такой — жгучую неприязнь части либерального истеблишмента к бесцветному президенту Бушу-младшему — как «синдром психического расстройства Бушем». Описал этот сидром Краутхаммер так: «острое наступление паранойи в ином случае нормальных людей в ответ на политику, президентство, даже на само существование Джорджа Буша».

Буш, надо отдать ему должное, погасил синдром своего имени, совершив несколько левых поворотов в своей политике и угодив левому истеблишменту. В государственном школьном образовании он установил политику «не допускать отставания ни одного ребёнка», что означало сделать стандартом уровень последнего тупицы и лодыря. А покрытие из казны стоимости лекарств для населения взвинтило дефицит бюджета до уровня, который сменщик Буша Обама назвал «непатриотичным». Потом сам, правда, став президентом, раздул этот дефицит значительно сильнее.

Краутхаммер, умерший в июне 2018 года, успел определить и следующий общественный психоз: «синдром психического расстройства Трампом» — «Trump derangement syndrome» (TDS). Этот интересен тем, что захватил, среди прочих, американских неоконсерваторов (неоконов).

Неоконы — это заметная группа еврейских интеллектуалов, политиков и публицистов, отличающихся от прочих консерваторов активной позицией во внешней политике — всемерной поддержкой распространения по планете демократии. Большим успехом неоконов стала победа США в «холодной войне», когда внешнюю политику в администрации Рейгана относительно России определяли в большой степени неоконы Ричард Пайпс и Пол Вулфовиц.

Чарльз Краутхаммер
Чарльз Краутхаммер

Однако позже та же стратегия демократизации, но относительно мусульманских стран, привела неоконов к полному конфузу. Против этой стратегии — в части провальной войны в Ираке — решительно выступал Дональд Трамп. Его критика, возможно, явилась триггером возникновения в среде неоконов тяжёлой формы TDS. Такая психопатология особенно неожиданна потому, что Трамп — наиболее консервативный президент США, в иных аспектах даже более последовательный, чем «икона» неоконов Рональд Рейган. Он проводит в жизнь многое из того, о чём консерваторы могли только мечтать.

Для анализа психического расстройства TDS очень интересно самоописание своего состояния неоконом Максом Бутом в статье «14 причин, по которым я буду голосовать против Трампа за любого демократа», опубликованное MSN и Microsoft и перепечатанное 4 сентября с.г. Washington Post. Макс ребёнком был привезен родителями из Москвы в США, где получил превосходное образование и сделал карьеру как военный историк и социальный комментатор. Он называет в статье причины, по которым сменил бы Трампа «даже на Уоррен и Сандерса, несмотря на глубокое несогласие с их крайне левой программой». То есть Бут объясняет, почему предпочтёт политику социалистов, от которой его увезли из СССР родители, консервативной политике Трампа.

Зигмунд Фрейд в книге «Психопатология обыденной жизни» объяснил: «В поведении параноиков бросается в глаза та общеизвестная черта, что они придают величайшее значение мелким, обычно не замечаемым нами деталям в поведении других людей, истолковывают эти детали и строят на их основе далеко идущие выводы». Именно такие детали составляют основной лист претензий Бута к Трампу. Вот примеры: Бут упрекает Трампа, что после того как премьер-министр Дании отвергла предложение президента купить Америкой у её страны Гренландию, Трамп отказался от встречи с датчанкой. Но о чём с ней говорить, если его предложение уже отвергнуто?

Трамп изменил своё мнение и не поддержал интенсивную проверку покупателей оружия. Обсуждение этой меры продолжается десятилетиями, прошло сквозь президентства либералов Картера, Клинтона, Обамы. Оно входит в противоречие со Второй поправкой к Конституции, и в этом вопросе Трамп не отличается от своих предшественников.

Трамп слишком сурово критиковал политику председателя Федерального Резервного фонда Джерома Пауэлла как приносящую ущерб американской экономике. Что в этом экстраординарного?

Трамп отказался от участия в Парижском заседании глав «семёрки» по глобальному потеплению, поскольку не верит в него. Бут, хотя об этом не сообщил, наверное, верит. Но чем его экспертиза более весома, чем Трампа и специалистов-скептиков?

В ходе торговой войны с Китаем Трамп послал твит: «Нашим замечательным американским компаниям настоящим приказываю немедленно начать искать альтернативу Китаю». Бут возмущён: звучит, «как от советского плановика». Но «начать искать альтернативу» выглядит не приказом, а советом. А также угрозой Китаю. Неглупый ход.

Макс Бут
Макс Бут

Бут обвиняет: «Трамп продолжает свою вендетту против бывшего директора ФБР Джеймса Коми… Отчет генерального инспектора Министерства юстиции обнаружил, что Коми нарушил политику ФБР, но освободил его от обвинения в утечке секретной информации». Однако утечкой, о которой идёт речь, Коми добился назначения «специального прокурора» и вверг страну в двухлетнее безумие «расследования» мифического «русского следа». Разбирательство деятельности Коми продолжается комиссией Конгресса.

Чтобы понять корни психопатологии неокона, необходимо сосредоточиться на первой причине, с которой Бут начинает объяснение своего предпочтения самого крайне левого демократа Трампу. С виду эта причина тоже не выглядит столь уж серьёзной.

Израильские власти поставили условием для посещения конгрессменшей США Тлаиб её арабской бабушки в Израиле отказ Тлаиб вести во время визита антиизраильскую агитацию за БДС. Тлаиб отказалась от визита, постаравшись превратить этот отказ в антиизраильскую акцию. Трамп послал твит: «Единственный, кто получил выгоду от этого отказа — бабушка Тлаиб. Ей не придётся лицезреть такую внучку». Бут комментирует: «Я не могу понять садизма, с которым Трамп втягивает бабушку политического оппонента в спор». Он развивает обвинение: «Трамп обвинил американских евреев в «большой нелояльности» за то, что они не поддержали его в его содействии Израилю, тем самым увековечивая антисемитский стереотип о том, что первичная преданность американских евреев направлена на Израиль».

Но почему же это «антисемитский стереотип»? Американские евреи, спасшиеся от европейского антисемитизма в Америке, несут великую вину за то, что почти ничего не предприняли, чтобы помочь спастись своим собратьям в годы Катастрофы, то есть проявили, как Трамп назвал бы это, «нелояльность». Так самый влиятельный еврей тех лет член Верховного суда Феликс Франкфуртер, которому в июле 1943 года устроили встречу с польским героем Яном Карским, сумевшим добыть детали происходившего массового убийства евреев и донести их до Америки, ответил герою удобной фразой: «Не верю».

Вероятно, из-за чувства вины за то время американские евреи в период создания Израиля собрали огромные деньги, по моей прикидке около 6 миллиардов по нынешнему курсу, позволившие евреям Израиля закупить в Чехословакии необходимое им оружие и выстоять в Войне за независимость. Во время тяжёлой, казалось, безнадёжной борьбы советских евреев в 70–80-е годы ХХ века за эмиграцию из «империи зла» именно американские евреи, не чернокожие или «латинос», а евреи оказали нам бесценную помощь. Только по этой причине Макс Бут стал сейчас одним из ведущих интеллектуалов Америки, а не прозябает на идеологической работе в Москве. Чем не достойные признательности примеры лояльности евреев своим соплеменникам?

Трамп при его программе «Сделаем Америку вновь великой» оказался одновременно самым произраильским американским президентом в истории еврейского государства. Перенос посольства в Иерусалим — только самый заметный шаг в этой его политике. Чрезвычайно важными были признание США Голанских высот территорией еврейского государства, отмена принятия Америкой абсурдного статуса «палестинский беженец» и прекращение поддержки ооновской организации для содержания этих «беженцев», прекращение финансирования бандитской «Палестинской автономии» и закрытие её «посольства» в Вашингтоне.

Неоконы же — граждане мира. Их забота — прогресс этого мира. Интересы США и Израиля в этой их заботе — частности. И не столь важно, что политика Буша-младшего под диктовку неоконов была сплошным провалом, а промусульманские действия администрации Обамы, идеологически соответствовавшие установкам неоконов, нанесли тяжёлый вред иудео-христианскому миру в его противостоянии с миром ислама. Зато неоконы в тот период вовсю трудились для блага всего мира.

Сейчас поддержка неоконами произраильской политики Трампа понизила бы их статус почти до уровня «местечковых евреев», какими были их бабушки и дедушки, прибывшие в США из восточноевропейских штеттлов. Это поставило бы под сомнение их место в интеллектуальной элите страны, которое они ценят несмотря на различие во взглядах с их либеральными коллегами.

Потому-то, наверное, Бут заступается за отвратительную Тлаиб, легко пускающую слезу, когда она в своих выступлениях беззастенчиво лжёт, утверждая, например, что арабы Земли Израиля с распростёртыми объятиями принимали еврейских беженцев из Европы. Эти арабы были союзниками Гитлера, и их «радушие» выражалось в кровавых еврейских погромах.

Но поддержка неоконами Тлаиб и ей подобных подходит к понятию заботы о благополучии мира. И в этом неоконы приближаются к антиизраильским организациям остальных реформистских евреев. Из значительных американских евреев-публицистов бесспорно поддерживают произраильскую политику Трампа только двое религиозных — Деннис Прегер и Дэвид Голдман.

Индифферентность, а то и враждебность реформистских евреев Америки, и, в частности, неоконов, к интересам Израиля и ненависть их к произраильскому Трампу, их попытки подорвать его положение аналогичны безразличию американских евреев к бедствию их европейских собратьев во времена Катастрофы.

Так, поражённый TDS в тяжёлой форме лидер движения неоконов Билл Кристол, создатель и издатель консервативного журнала Weekly Standard, не перенёсшего TDS своего творца и закрывшегося, заявлял, что он предпочёл бы Америку под правлением «глубокого государства» (спецслужб) президентству Трампа. То есть Кристолу симпатичнее власть КГБ или гестапо национально мыслящему и произраильскому президенту. Дэвид Горовиц, в 60 — 70-е годы ХХ века один из лидеров «новых левых», позже эволюционировавший в консервативного мыслителя и писателя, назвал Кристола «евреем-ренегатом». Статья Макса Бута показывает еврейское ренегатство как существенную составляющую причины подверженности неоконов психопатологии TDS.

5-Depositphotos_19508375_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 14, средняя оценка: 4,71 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Борис Гулько

Автор Борис Гулько

Нью-Джерси, США
Все публикации этого автора

2 комментариев к “Психопатология американских неоконсерваторов

  1. Борис, Вы выбрали очень интересную тему для Вашего очередного эссе. Вероянто описанный Вами «Trump derangement syndrome» (TDS) неоконов, описанный Чарльзом Краутхаммером, происходит во многом не от того, что они не согласны с идеями и делами Трампа, а от того, как Президент коммуницирует с общественностью и презентирует свои дела — через Twitter. «It’s the tweets, of course. Trump sees them as a direct, “unfiltered” conduit to the public. What he doesn’t quite understand is that for him — indeed, for anyone — they are a direct conduit from the unfiltered id». (Krauthammer). И здесь очень логичен Ваш диагноз (Зигмунд Фрейд) о том, что неоконс «придают величайшее значение мелким, обычно не замечаемым нами деталям в поведении других людей, истолковывают эти детали и строят на их основе далеко идущие выводы». Вечный вопрос о том что важнее: форма или содержание, товар или упаковка?

  2. Чем-то история с Трампом напоминает хорошо нам известную сказку о Иванушке-Дурачке. Трамп также, как и Иванушка, относится к числу «иронических удачников», т.е на тех, на которых которого никто не обращает внимания и даже откровенно презирает. Воплощает особую стратегию, исходящую не из стандартных решений, а опирающуюся на поиск собственных решений, часто противоречащих общепринятой логике, но, в конечном счёте, приносящих успех.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *