Канада избавляется от свободы слова?

Здание канадского парламента в Оттаве

Джудит Бергман

 

 

В случае, если правительство Канады решит поддержать новые рекомендации Постоянного комитета Палаты общин по справедливости и правам человека, перспективы свободы слова в этой стране станут выглядеть весьма печально. 

В мае в Канаде была анонсирована так называемая «Сетевая хартия», призванная содействовать «доверию к сетевому пространству». Хартия содержит десять принципов, три из которых касаются «разжигания ненависти и дезинформации».

Хартия, как сказал премьер-министр Канады Джастин Трюдо, нацелена против фальшивых новостей и языка ненависти в Интернете.

«Платформы подводят своих пользователей и своих граждан, — продолжил он. — Они должны предпринять серьезные шаги для противодействия дезинформации. Если же они этого не сделают, мы станем привлекать их к ответственности, и это будет иметь для них серьёзные финансовые последствия».

«Правительство Канады, — говорится в Хартии, — будет защищать свободу слова и бороться с сетевыми угрозами и дезинформацией, способными подорвать честность выборов и демократических институтов. Канадцы могут положиться на, что сетевые платформы не станут поощрять или распространять ненависть, призывы к экстремистскому насилию или криминальное содержание».

«Там будут ясные и серьёзные наказания, — добавил Трюдо, — за нарушения законов и нормативных актов, поддерживающих эти принципы».

 

Важный нюанс, однако, состоит в том, что, как и в других подобных случаях, Хартия не содержит определения «ненависти», Превращаясь, таким образом, в исключительно удобный инструмент по искоренению всего того, что канадское правительство сочтёт политически неподходящим.

Этот крайне проблематичный приём уже был опробован, например, в Германии. Там введено законодательство, требующее того, чтобы платформы социальных сетей подвергали цензуре своих пользователей. Компании, работающие в социальных сетях, обязаны удалять или блокировать любые «уголовные преступления» в сети в течение 24 часов с момента получения жалобы от пользователя. При этом правительство Германии может оштрафовать их на сумму до 50 миллионов евро за несоблюдение закона. Правительство Франции уже разрабатывает подобный законопроект.

«Сетевая хартия» была анонсирована через неделю после того, как Канада подписала «Крайстчерчский призыв» — еще один весьма проблематичный документ, обеспечивающий правительству рычаги для усиления цензуры, конечно же, во имя борьбы с «терроризмом и призывам к экстремистскому насилию в Интернете».

В уголовном кодексе Канада, разумеется, уже есть законы о борьбе с разжиганием ненависти, в соответствии с которыми любой, кто публично «разжигает [или умышленно поощряет] ненависть к какой-либо идентифицируемой группе», совершает уголовное преступление». «Идентифицируемая группа», в свою очередь определяется как «какая-либо часть общества, отличающаяся по цвету кожи, расе, религии, национальному или этническому происхождению, возрасту, полу, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, самовыражению или психическим, или физическим недостаткам». Кроме того, существует Статья 318, запрещающая пропагандировать или оправдывать геноцид.

Похоже, однако, что кому-то стало явно недостаточно уголовного кодекса. В июне Постоянный комитет Палаты общин по справедливости и правам человека в докладе под названием «Принятие мер для прекращения ненависти в сети» рекомендовал правительству Канады создать «гражданское средство правовой защиты» для тех, кто утверждает, что их права были нарушены. Заслушав большое количество свидетелей, большинство членов Комитета предложили восстановить полномочия Статьи 13 Канадского закона о правах человека — или ввести что-нибудь в том же духе.

Следует заметить, что эта самая крайне спорная Статья 13 была отменена ещё в 2013 году правительством Стивена Харпера после того, как сторонники свободы слова указали на то, что она позволяет ввести цензуру в Интернете. Например, она объявляла дискриминацией общение через компьютер или в Интернете «по любому вопросу, который может подвергнуть человека или лиц ненависти, или оскорблению из-за того, что это лицо или эти лица могут быть идентифицированы на основании запрещенных признаков дискриминации», открывая, таким образом, чрезвычайно широкие возможности для толкования понятия «ненависть» и жёсткого ограничения сетевого общения.

В своем отчете Комитет палаты общин также дал ряд других рекомендаций канадскому правительству по борьбе с «ненавистью в сети», в том числе:

Увеличить финансирования правоохранительных органов, государственных прокуроров и судей, чтобы обеспечить достаточную подготовку в сфере осознания «важности и необходимости борьбы с сетевой ненавистью, в том числе чувствительность к тем, кто подаёт жалобы».

Улучшить сбор данных, позволяя правительству гарантировать то, что «у нас есть более полное понимание уровня ненависти в Канаде, особенно сетевой ненависти». Это обязательство включает в себя создание «единых общеканадских руководящих принципов и стандартов для сбора и обработки данных о преступлениях на почве ненависти и данных об инцидентах на почве ненависти» и «национальной базы данных для хранения и анализа данных о преступлениях на почве ненависти и инцидентах на почве ненависти».

 

Для этого комитет просит правительство принять решение о том, что «поскольку члены маргинальных групп … будут чувствовать себя более комфортно, сообщая об инцидентах на почве ненависти и преступлениях на почве ненависти непосредственно организациям гражданского общества, отражающим их сообщества, а не сотрудникам правоохранительных органов … следует выделить ресурсы для оказания помощи в сборе данных как государственными инстанциям, так и организациям гражданского общества… ».

 

Иными словами, обеспечивая ещё больше государственных ресурсов и полномочий организациям, представляющим узкие интересы «маргинальных групп».

 

Более того, правительству рекомендовано обратить внимание на то, чтобы полиция и другие «государственные службы», занимающиеся борьбой с преступлениями на почве ненависти «отразили бы в своём составе расовое, религиозное, ЛГБТК и общее разнообразие населения, которое они представляют… Полиция, особенно её подразделения по преступлениям на почве ненависти, должны работать совместно с организациями гражданского общества …»

 

Аналогичная модель сотрудничества со структурами гражданского общества уже существует в Великобритании, где общественная организация TellMama, занимающаяся «регистрацией и исследованием антимусульманских инцидентов» активно сотрудничает с британской полицией. Разумеется, этому тесному сотрудничеству совершенно не мешает тот факт, что TellMama уже успела дискредитировать себя предвзятостью и раздуванием малозначительных инцидентов.

Ну и, конечно, чтобы «предотвратить сетевую ненависть», правительство также «обязано информировать население о том, что в Интернете является ненавистью».

Картинки по запросу hate juridicВ отличие от многих схожих инициатив, эта требует от правительства сформулировать определение понятия «ненависть»:

«Крайне важно, чтобы это определение выразило ощущения лиц, подвергающихся несоразмерным ненавистническим высказываниям, в том числе (но не только) из-за своей религиозной или расовой принадлежности, происхождению из коренных народов, этнической, языковой, сексуальной ориентации или гендерной идентичности».

 

Иными словами, предлагается переосмыслить само понятие «ненависть», расширив его от «угрозы насилия и подстрекательства к насилию в отношении идентифицируемых групп», ко всему тому, что может показаться обидным и дискредитирующим той или иной группе.

 

Наконец, в соответствии с европейскими разработками, комитет просит правительство

«установить требования к сетевым платформам и провайдерам интернет услуг в отношении того, каким образом они будут отслеживать и как станут реагировать на случаи разжигания ненависти, а по необходимости своевременно удалять все посты, содержащие сетевую ненависть».

 

Как и в Европе, предлагается, чтобы сетевые платформы, не выполняющие все указанные требования, подвергались бы финансовому наказанию:

«Сетевые платформы должны быть обязаны регулярно сообщать пользователям данные об инцидентах, связанных с ненавистью в Интернете (о количестве инцидентов, о которых было сообщено, о том, какие действия были предприняты / какой контент был удален и как быстро было предпринято это действие). Распространение ненависти, должна вести к значительным денежным штрафам для сетевых платформы».

 

На первый взгляд, может показаться, что описанная выше забота о защите тех или иных групп от проявления ненависти является очевидным благом для общества. Вот только, на деле, это скорее окажется жёстким инструментом подавления свободы слова в соответствии с пожеланиями правительств и куда больше напоминает хорошо известные атрибуты тоталитарных режимов.

Не случайно, далеко не все согласны с предложенной канадскому правительству стратегией. Так, канадская Консервативная партия представила отчёт, согласно которому:

«… многие из этих предложений, если они будут реализованы, окажут двойное влияние на подавление свободы слова. С одной стороны они ограничат свободу тех, кто стремится действовать добросовестно и в рамках закона, и в то же время с другой стороны  поспособствуют дальнейшей радикализации тех, кто не боится нарушить закон, вытесняя их с публичной площади … Загоняя предосудительные идеи в подполья, мы не покончим с ними. Напротив, это лишь предотвратит их обсуждение и разоблачение».

 

Картинки по запросу hate juridicИменно поэтому члены комитета от Консерваторов выступили против повторного введения отмененной в прошлом Статьи 13 Канадского закона о правах человека. Вместо этого они порекомендовали использовать в отношении преступлений на почве ненависти в Интернете или где-либо еще, существующие санкции в соответствующих разделах Уголовного кодекса. Они также рекомендовали, чтобы «определение «ненависти» в Уголовном кодексе было ограничено угрозой насилия или подстрекательством к насилию направленной против идентифицируемой группы».

«Вместо того, чтобы пытаться контролировать слова и идеи, правительство следует изучить соответствующие меры безопасности для устранения всех трех элементов угрозы: намерения, способности и возможности», — подчеркнули они, резюмируя свои соображения следующим образом:

«Слишком много ни в чем не повинных людей пострадало от экстремистского насилия в последние годы. И у нас дома и по всему миру мы сталкиваемся с отвратительными идеологиями, побуждающими людей лишать жизни своих собратьев. К сожалению, однако, Джастин Трюдо и представители Либералов в этом комитете пытаются использовать все эти тревожные события для того, чтобы укрепить свое политическое положение. Они стремятся объявить каждого, кто не будет согласен с их узкими определениями ценностных категорий экстремистом. Это очень опасно. Разумеется, мы должны привлекать к ответственности тех, кто распространяет материалы, радикализирующие людей и ведущие к экстремистскому насилию. Вместе с тем мы убеждены: гибкость канадского общества именно в том, что оно открыто для самых широких взглядов».

 

Так или иначе, но если канадское правительство Джастина Трюдо проявит сочувствие рекомендациям комитета, перспективы свободы слова в этой стране станут выглядеть весьма печально.

Источник на английском — Институт Гэйтстоуна

Перевод Александра Непомнящего — Еврейский мир

Август 2019

 

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Непомнящий

Автор Александр Непомнящий

Израиль Родился в 1972 г. в Перми. В Израиле с 1990, живёт в Герцлии. Закончил Хайфский Технологический Институт (Технион). После окончания службы в Армии Обороны Израиля, работает в сферы высоких технологий. В 1997 стал одним из инициаторов создания аналитической группы МАОФ, созданной для ознакомления русскоязычных репатриантов с платформой и позицией израильского национального лагеря по ключевым вопросам внешней и внутренней политики, а также с сионистскими ценностями посредством русскоязычной прессы.
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *