Проколмейстер Байден

fdd2b430-8d1c-48ba-b95d-82347a78fb41_cx0_cy4_cw0_w1023_r1_sп66666

«Кандидат в президенты пошел косяком, — писал я в 2007 году в «Новом русском слове». — Я уже сбился со счета, но когда свою кандидатуру выставлял на днях сенатор-демократ Джозеф Байден, он сострил, что является уже 800-м кандидатом».

В то время Байден делал уже второй заход. До этого он баллотировался в президенты в 1987 году, но вынужден был снять свою кандидатуру. Не потому, что у него пересаженные волосы на темени, а потому, что он попался на плагиате: Байдена поймали на том, что он слямзил лучшие пассажи своей программной речи из выступлений Нила Киннока, который был тогда лидером британских лейбористов.

Английские политики и журналисты гораздо лучше пользуются английским языком, чем американцы, поэтому соблазн американца позаимствовать у них красноречие бывает неодолим (знаю по себе).

В 2007 году Байден, просидевший к тому времени в Конгрессе 34 года, видимо, счел, что его старый грешок уже позабыли, — и тут же оскоромился новым, оскорбив тогдашнюю рок-звезду демократов — сенатора Барака Обаму.

У израильтян был свой Барак — Эхуд (который чуть не отдал Ясиру Арафату часть Иерусалима, да тот не взял, и город по-прежнему прекрасен), а мы обзавелись своим Бараком, чье среднее имя было Хусейн, как фамилия Саддама.

Как многие афроамериканцы, Обама почти не знал своего батюшку-кенийца, хотя тот был не уличный, а выпускник Гарварда. На двоих отец и мать Обамы состояли в браке с семью разными людьми, но этот матримониальный разнобой не принес нашему Бараку ни малейшего ущерба: он тоже закончил Гарвард, чудесно писал и вообще был симпатичен.

СМИ в нем души не чаяли и изменяли с ним своей старой кумирше — сенатору Хиллари Клинтон. Байден решил тоже сказать что-нибудь приятное про всеобщего любимца Обаму и перечислил его достоинства, среди которых было, что тот «чистый». То есть, я полагаю, не грязный. Если бы такое сморозил про чернокожего республиканец, разверзлись бы хляби небесные. Вспомню бедного сенатора-республиканца Джорджа Аллена, который незадолго до этого опрометчиво назвал «макакой» темнокожего крикуна на своем предвыборном митинге. СМИ подняли такой шум, что Аллена прокатили, и республиканцы потеряли Сенат.

Но вот сомнительный комплимент демократа Байдена Бараку Обаме не произвел подобной бури, и эта неловкость сошла Байдену с рук, потому что демократы красивее, добрее и худее республиканцев, и им больше прощается.

«Я не имел в виду, что Обама мытый, — оправдывался Байден, — я имел в виду, что он внес свежую струю». Будучи демократом, он с таким же успехом мог обозвать Обаму «макакой», и ничего бы ему не было.

У Байдена практически не было тогда шансов быть выдвинутым своей партией в президенты. Мне это было жаль: по крайней мере, он говорил не отрепетированными фразами, как главные его соперники, а импровизировал. Чего американские политики давно уже не могли себе позволить. Пока не появился Трамп.

Крамольная фраза Байдена гласила, что Обама — это «первый мейнстримный афроамериканец, который красноречив, умен, чист и к тому же хорош собой. В натуре, это же мечта!». Критики слева истолковали его слова так, что он не видел аналогичных качеств у мейнстримных афроамериканцев, которые были предшественниками Обамы, то есть у чернокожих трибунов Джесси Джексона, Эла Шарптона и Кэрол Мосли-Брон. На самом деле, Байден имел в виду не то, что они были косноязычны, недалеки или немыты, а то, что, в отличие от них, Обама не тащил за собою длинный хвост старых скандалов.

И в самом деле: каждый из них в прошлом наследил, и лишь цвет кожи, скорее всего, спас их от серьезных неприятностей, а то и тюрьмы. Джексон, например, отличился тем, что в 1984 году назвал Нью-Йорк «Хаимградом» в интервью с чернокожим журналистом Милтоном Коулманом (которого потом чуть не сжили со свету за то, что он это напечатал и вывел афроамериканского трибуна на чистую воду). Джексон также был вась-вась с Арафатом, что тоже было не всем здесь по нраву. Это было давно, задолго до того как Ильхан Омар и Рашида Тлаиб сделались «умом, честью и совестью нашей Демпартии».

Совершая в 1979 году поездку на Ближний Восток, Джексон встретился с Арафатом в Ливане, поцеловал его и назвал «моим другом и другом справедливости и человечности».

Мосли-Брон проиграла в 1998 году выборы в Сенат США после того как ее обвинили в финансовых злоупотреблениях и трате казенных денег на любовника (но не посадили, угадайте, почему). Даже левая «Нью-Йорк Таймс» назвала ее притязания на место в Сенате всего-навсего «данью тщеславию» и заявила, что, поддержав кандидатуру Мосли-Брон, Национальная женская организация поступила «глупо».

На Шарптоне вообще было пробы некуда ставить, хотя он в то время был жиртрестом. В 1991 году водитель хасид случайно задавил в Бруклине черного мальчугана. На похоронах Шарптон произнес подстрекательскую речь и организовал массовые протесты против, как он выражался, «торговцев бриллиантами», «покрытых кровью невинных младенцев». Как вы думаете: кого он имел в виду? Произошел погром, стоивший жизни студенту иешивы Янкелю Розенбауму. Его зарезали под крики «Смерть евреям!».

В 1987 году юная афроамериканка Тавана Броули не пришла вечером домой. Трясущуюся девушку нашли потом в мусорном мешке, вымазанную экскрементами. Тавана заявила властям, что над нею надругалась группа белых мужчин, включавшая местного прокурора Стивена Погонеса. Поднявшуюся бурю возглавил Шарптон, клеймивший Погонеса, и после того как врунишку Тавану вывели на чистую воду: как выяснилось, она просто загуляла и придумала эту историю для того, чтобы избежать наказания.

Шарптон был, таким образом, повинен в раздувании одного из самых отвратительных расовых эпизодов в истории нашего города. Это ему ничуть не повредило, а скорее — помогло. Он уже много лет является ведущим левого телеканала MSNBC. Нынешние кандидаты Демпартии в президенты ездили к нему кланяться.

Байден был прав: по сравнению со своими предшественниками, Обама был белоснежно чист. В конечном итоге Байден опять сошел с лыжни, и Обама взял его к себе в вице-президенты, что помогло сыну Байдена Хантеру заколачивать деньги на Украине и в Китае. Последнее известно из публикаций «Нью-Йорк Таймс» и консервативного журналиста Джона Соломона, но Байдену-старшему ничуть не повредило. Консерваторы и так за него голосовать не станут, а либералы проголосуют — чего бы он ни выкинул.

Байдену, например, простили сейчас его обыкновение лапать собеседниц, прижиматься к ним и принюхиваться к их волосам. Об этой его особенности в начале кампании сообщила лавина публикаций, изобразивших его Харви Вайнштейном-light, но вспоминать о них считается в либеральных кругах дурным тоном. Эти круги готовы простить ему все за то, что он не Трамп и не левак, вроде Элизабет Уоррен или Берни Сандерса. Поэтому ему пока сходят с рук оговорки и ляпы, которые могли бы утопить много других кандидатов. С тех пор как он простодушно назвал Обаму «чистым» и пострадал, поскольку это истолковали как «мытый», а не «безупречный», принято считать, что он gaffe-prone, то есть склонен к проколам. Еще до того как выдвинуться сейчас в президенты, Байден сам назвал себя gaffe machine, проколмейстером, балаболкой. Больше ничего не приходит в голову.

Обама тоже был склонен к проколам, которые сходили ему с рук, а его главной сопернице Хиллари — нет, потому что она была вчерашняя, а он с понтом завтрашний. Все помнили в 2007 году ее байку насчет того, что она якобы выходила из самолета в Тузле под снайперским огнем, потому что пресса обсасывала эту выдумку до изнеможения. Но мало кто был знаком с длинным списком проколов Обамы, которые изобличали его невежество по части географии, международных отношений, истории и фактов вообще.

Может, кто-то помнил его заявление, что в США 57 штатов. Подумаешь, может, человек устал. С кем не бывает. Но, будучи в середине мая 2008 года в Су-Фоллс в Южной Дакоте, он воскликнул: «Спасибо тебе, Су-Сити!». Сообразив, что он оговорился, Обама попытался спасти положение. «Я не так сказал, — признал он. — Я слишком долго нахожусь в Айове. Простите меня».

Как говорили в хрущевские времена, хороша корова из штата Айова. Может, и из Южной Дакоты. Объясняя, почему он отстает от Хиллари в Кентукки, Обама сказал, что она из соседнего Арканзаса. Но обамовский Иллинойс ближе к Кентукки, чем ее Арканзас. Я был против него, а то бы послал ему карту.

В мае 2007 года он утверждал, что за неделю до этого смерчи унесли в Канзасе 10 тысяч жизней. Ну, немножко ошибся: не 10 тысяч, а 12 человек. Кто считает… Если бы я был за него, я бы подарил ему Google.

Как-то он лягнул Буша, заметив, что в Афганистане не хватает переводчиков, потому что все они служат в Ираке. Но арабские переводчики в массе своей не знают пушту и других языков Афганистана.

Он заявил огромной толпе, пришедшей на него в Портленде (штат Орегон), что Иран — «крошечная страна» с маленьким военным бюджетом — «не представляет для нас серьезной угрозы». После этого кто-то, наверное, подарил ему Google, и на следующий же день Обама сменил пластинку: «Я годами ясно говорил, что считаю иранскую угрозу очень серьезной», — заявил он со своим безмятежным видом, покоряющим гризеток.

В мемуарах «Мечты моего отца» Обама писал, что расовое самосознание начало проклевываться у него в девятилетнем возрасте, когда ему показали статью в журнале «Лайф» с фотографиями чернокожего, изуродовавшего себя попытками отбелить себе кожу. В голову немедленно пришел Майкл Джексон. Беда в том, что в «Лайфе» сроду не было ни этой статьи, ни этих снимков.

Эти обамовские ляпы не помнил в Америке почти никто. Но все зато помнили, что вице-президент республиканец Дэн Куэйл много лет назад неправильно написал слово potatoe, то есть «картофелина». Потому что это вписалось в привычный дремучий образ республиканцев. А Обама был у нас последней надеждой прогрессивного человечества. Поэтому он мог безнаказанно путать Мальдивские острова с Мальвинскими или заявлять, что в Австрии говорят на австрийском языке.

Сейчас Обама не выступил в поддержку своего напарника Байдена, которому его помощь была бы нелишней. СМИ, которые горой стояли за Обаму, не очень жалуют Байдена, потому что он недостаточно лев и в свои 76 лет слишком стар. Его проколы постоянно напоминают о его возрасте, хотя он оговаривался и много лет назад.

После побоищ в Эль-Пасо и Дейтоне Байден выступал в Айове на обсуждении новых ограничений на оружие и сказал, что, будучи вице-президентом, он встретился с уцелевшими жертвами расстрела, произошедшего в Паркленде, Флорида. Побоище в Паркленде произошло больше, чем через год после того как Байден покинул Белый дом. Он повторил эту версию, беседуя после дискуссии с репортерами. Выступая на той же неделе на ярмарке штата Айова, Байден глубокомысленно заметил, что «мы выбираем истину, а не факты». Корреспонденты Yahoo News охарактеризовали этот прокол как «незначительную оговорку».

Байден также перепутал там Маргарет Тэтчер с германским канцлером Ангелой Меркель. До этого он перепутал Тэтчер с одной из ее преемниц, Терезой Мэй.

Выступая на собрании «Азиатско-Латинской коалиции» в Демойне, Байден заявил, что «бедные дети так же умны и талантливы, как белые дети». Он, конечно, хотел сравнить бедных детей с богатыми, а не с белыми, но язык его жил в тот момент своей жизнью. Байден, правда, молниеносно поправился. Но слово не воробей.

«Зато Трамп всю дорогу врет!» — парируют демократы.

Корреспонденты Yahoo отмечают, что сам Трамп, давно давший Байдену кличку «Сонный Джо», известен «оговорками, преувеличениями и неправдами, которые встревожили часть психиатров». Таков стиль нынешних нейтральных репортеров.

3-Depositphotos_10619496_s-2019сссссссс

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 10, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *