Бостонские дебаты

bnaker1еееееееееее

Бостон — город особенный, и предвыборные дебаты в нём тоже необычны. Везде они уже закончились, а новый сезон для них ещё не наступил. Но — только не в Массачусетсе, где такого рода поединки, как и дуэли в старом Париже, вообще никогда не прекращаются.

Подобных столкновений всегда было более чем достаточно — ими хоть пруд пруди. Только в этом году у них появилось нечто новое — все эти, как правило, подковёрные и нередко тщательно скрываемые стычки официальных лиц стали вдруг открытыми, агрессивно-задиристыми и провокационными.

Так, в течение нескольких апрельских дней этого года произошла хлёсткая публичная стычка между недавно избранным, в ноябре 2018 г., окружным прокурором Бостона Рэйчел Роллинс и губернатором Массачусетса Чарли Бейкером. Эта перепалка между ними, в первую очередь, и удивила своей неожиданной публичностью, а потом уже своей сутью. Она велась в довольно резких тонах и едва не перешла врукопашную.

Поводом для конфликта послужил открытый Меморандум, который г-жа Роллинс написала в качестве инструкции для своих сотрудников — в её подчинении находятся около 150 прокуроров Бостона и его пригородов. В нём вновь избранный окружной прокурор изложила те реформы, которые она намерена проводить для того, чтобы свести к минимуму существующее в уголовном правосудии расовое и социально экономическое неравенство. Её нововведение заключается в отказе от возбуждения уголовных дел и судебного преследования лиц, впервые совершивших целый ряд правонарушений — их более дюжины: от магазинных краж до хранения наркотиков. Чуть позднее Майкл О’Кииф, окружной прокурор с сорокалетним стажем (в его округ входит Кейп Код и прилегающие к нему острова), откликаясь на упомянутый меморандум, корректно, не называя никого по имени, как в старые времена — напомнил, что принятие или изменение законов — это исключительные полномочия законодателей. Идея, что прокурор любого ранга может освобождать группу людей от подчинения закону, с одной стороны оскорбляет их, а с другой — напрямую потворствует совершению преступлений.

Реакцией же администрации губернатора на настораживающую активность Рэйчел Роллинс, переходящую границу её полномочий, стало письмо, подписанное Томасом Турко, отвечающим в кабинете Чарли Бейкера за общественную безопасность Массачусетса. В нём, в частности, была выражена особо-серьёзная обеспокоенность тем, что заявленные ею инициативы, на самом деле, способны подорвать все усилия по обузданию продолжающегося опиоидного кризиса и подвергнуть опасности жертвы преступлений, совершаемых на этой «благодатной» почве. В некоторых регионах штата этот масштабный кризис действительно принял уже угрожающий характер: в Вустере, к примеру, число погибших от передозировки наркотиков только за последний год увеличилось вдвое.

На следующий день, в пятницу, Рэйчел Роллинс срочно собрала пресс-конференцию, на которой и было предано огласке полученное ею письмо. Прежде всего, она усмотрела в этом послании то женоненавистничество, с которым столкнулась, когда ещё приступила к исполнению своих обязанностей. «Как ваш новый окружной прокурор и первая женщина, которая добилась этого поста, — заявила она собравшимся, — это письмо стало очевидным свидетельством того, что к мужчинам, которые всегда занимали эту позицию до меня, исполнительная власть относились с гораздо большим уважением, чем ко мне… Но я добилась этой работы не для того, чтобы заводить себе нужных друзей, а для того, чтобы внести в неё все необходимые перемены…». Она заявила, что её меморандум представляет собой реализацию тех обещаний, которые были ею даны в ходе успешной избирательной кампании. В соответствии с ними она и проводит в жизнь те перемены, которых ждёт от неё избиратель. Само же письмо отражает прошлую практику её предшественников, которые, как она считает, реально работали только для определённой комьюнити и не работали для другой. Обращаясь к автору письма из офиса губернатора, она посоветовала ему получше сконцентрироваться на тех вещах, за которые он лично ответственен, таких как, к примеру, многочисленные скандалы, которые потрясли полицию штата. «Если вы серьёзно думаете об общественной безопасности, вам следовало бы уделить внимание этим вещам, а мне позволить делать ту работу, которую я выполняю».

Этим она не ограничилась. Продолжая свою атаку на действующую администрацию штата, она подняла вопрос о семье губернатора Бейкера, напомнив собравшимся, что минувшим летом его сын, летевший из Вашингтона в Бостон, приставал в самолёте к сидящей рядом женщине. В аэропорту Логан он был выведен полицией из самолёта, но (в силу его ментальных проблем) не привлечён к ответственности. «Не каждый получает те преимущества, какие при нарушении закона имеют члены семьи Бейкера — их не арестовывают…».

Пресс-секретарь губернатора ответила, что администрация не занимается персональными выпадами. В самом же письме в офис окружного прокурора подняты вполне обоснованные вопросы, затрагивающие жителей Массачусетса. «Мы надеемся на продолжении продуктивного диалога по столь важным проблемам, о которых написал Турко».

Ряд массачусетских политиков, сенатор Сония Чанг-Диаз, конгрессмены Лиз Маранда, Рассел Холм, а также и Айянна Пресли — первая темнокожая женщина, выбранная в Конгресс США от Массачусетса в 2018 г. (а до этого мало известная даже в родном городе) поспешили сразу же активно поддержать своего однопартийца в конфликте с губернатором-республиканцем. В своём Твитере Роллинс выразила благодарность всем этим женщинам за исключительно важную поддержку. Среди них не было только Генерального прокурора Массачусетса Моры Хейли, но и она затем не без колебаний заявила ей о своей поддержке.

В субботу Бейкер, желая уладить выплеснувшиеся наружу разногласия, позвонил Роллинс. «Мы говорили исключительно об общественной безопасности и совместной работе в этом направлении, и я думаю, что это был очень полезный и конструктивный разговор», — так он прокомментировал их разговор представителям прессы, которые вместе с ним присутствовали на баскетбольном матче в Роксбери. Такой же дежурной фразой ограничилась и сама Роллинс, добавив при этом важную деталь — губернатор принёс извинения за форму критики в её адрес, которую допустил его подчинённый.

Всем тем, кто с удивлением наблюдал за необычной публичной перепалкой столь высоких должностных лиц казалось, что их конфликт исчерпан, и ничто не предвещало новой вспышки. Однако, уже на следующий день, в воскресенье схватка окружного прокурора с администрацией губернатора вышла на новую орбиту и накалилась до предела. На массовом шествии в поддержку Роллинс, организованном в Дорчестере, после часового ралли состоялся многолюдный митинг. Выступая на нём, окружной прокурор вновь озвучила уже известные тезисы с той лишь разницей, что вдохновлённая оказанной поддержкой она ещё резче обрушилась на администрацию Чарли Бейкера за недостаточное расовое разнообразие в выборе членов своей администрации. «Люди, которые думают, что заботятся о нашем сообществе, на самом деле не имеют ни одного темнокожего в составе своего кабинета. Как же это забавно, когда мужчины, занимавшие до меня должность окружного прокурора, делали всё для того, чтобы увеличить численность заключённых, губернатор никогда не корил их за это. И что поразительно сейчас: когда нынешний окружной прокурор намерен сократить этот поток, его жёстко одёргивают». В своём эмоциональном выступлении она сказала даже больше (в том числе и о себе самой), чем двумя днями раньше. Свою реакцию на критику из офиса губернатора она озвучила весьма образно: «Это всё равно, что кто-то даёт вам пощёчину и думает, что вы сейчас же с жалобным криком побежите поскорей прочь. Но, вместо этого, вы спокойно снимаете свои серьги и, неожиданно, с разворота бьёте обидчика по морде и швыряете его затем на землю». Такая своеобразная прокурорская лексика лучше иных документов даёт некоторое представление о личности её владельца. Её непростой жизненный путь, конечно, известен гораздо больше, чем непроницаемый внутренний мир чиновника, пусть и высокого ранга. Сорокасемилетняя г-жа Роллинс — единственная из многодетной семьи выходцев из Барбадоса (по материнской линии), которой удалось получить высшее образование. Упорно работая, и, в одиночку воспитывая свою дочь и двух взятых под опеку детей своих братьев, получивших тюремные сроки за распространение наркотиков, она постепенно и методично продвигалась по службе. В 2018 г. она впервые приняла участие в выборах окружного прокурора и, возможно, даже к своему удивлению добилась неожиданной и внушительной победы в этой борьбе. Она — первая женщина в Массачусетсе и вторая темнокожая женщина в Америке, которая заняла столь высокий пост. Это, ещё вчера незаурядное событие, стало сейчас рядовым явлением, закономерным итогом особенностей общественного развития двух последних десятилетий. С середины 90-х годов привычный политический класс постепенно начал утрачивать свою привлекательность. Времена безмятежного избрания политических тяжеловесов старой формации на выборные должности сегодня уже миновали. Запрос общества на новых лидеров достиг своего пика на выборах 2018 г., где впервые на региональном и федеральном уровнях отмечены столь массовые и сенсационные победы малоизвестных или заведомо непроходимых кандидатов. (Появление среди победителей довольно «экзотических» фигур даже для Демократической партии, вынудило Демократический Комитет по выборам в Конгресс, начиная с этого года, отказаться от какой-либо поддержки кандидатов, которые выступают соперниками уже действующим конгрессменам). На этой волне пришла к своему триумфу и Рэйчел Роллинс, которая, как и большинство новых лидеров, выражает себя весьма «раскрепощённо». И чем более невероятен их взлёт, тем радикальнее их взгляды и жёстче риторика.

Словесную порку губернатора, выдержанную в характерных тонах дворовой шпаны, которая могла стать звучным аккордом её речи, оттеснило на второй план нечто ещё более неожиданное. Этим нечто была не лексика, а то, что лучший журналист «Бостон Глоуб» Кевин Куллин назвал оптикой состоявшегося ралли.

Рэйчел Роллинс вышла из джипа, за рулём которого сидел её штатный телохранитель, и была немедленно взята под защиту… бойцами из организации «Плод Ислама» («Fruit of Islam») — военизированного крыла американской религиозной организации «Нация Ислама», которые эскортировали её в холл, где проводился митинг. Роллинс и начала свою речь с выражением им своей искренней благодарности за проявленную о ней заботу: «С таким сопровождением я чувствовала себя маленькой королевой». Такие слова явно не могла сказать о себе находившаяся там корреспондент бостонской газеты Мэдди Кильганнон. Когда она по привычке попыталась подойти к оратору после завершения её выступления для того, чтобы задать вопросы, эти нежданные охранники с недружественными лицами преградили ей дорогу. По рукам ей не дали, но посмотрели сурово и близко не подпустили. Дальнейшая настойчивость могла привести только к ненужным последствиям.

Кевин Куллин решил выяснить у самой г-жи Роллинс, что же произошло на этом ралли и напрямую спросил её о крайне неприятном инциденте. Она ответила, что она лично не давала никаких распоряжений представителям движения «Плод Ислама» блокировать кого бы то ни было. Журналист напомнил собеседнице, что эта организация стоит на позициях пещерного антисемитизма, расизма и гомофобии, которые заслужили ей репутацию крайне опасной группировки. Она ответила, что категорически отвергает все эти пороки, но будет оспаривать любое предположение, что присутствие представителей «Нации Ислама» вместе с ней на публичном мероприятии означает её поддержку или терпимость к идеологии или риторике этого движения. О том, что «Нация Ислама» собирается эскортировать её, как объяснила она собеседнику, организаторы шествия ей даже не сказали. Тем не менее она эту сомнительную услугу от них приняла. Даже в Чикаго, где расположена штаб-квартира «Нации Ислама» во главе с небезызвестным Луисом Фарраханом, официальные лица никогда не позволяли себе такой опеки. Вопрос, почему именно к новому окружному прокурору эта одиозная организация прониклась такой заботой и вызвалась охранять её, остаётся пока без ответа, но то, что боевики чувствовали себя на правильном месте рядом с ней, факт, который трудно отрицать. Это обстоятельство насторожило и Роберта Триста, регионального руководителя Антидиффамационной Лиги и побудило его позвонить Рэйчел Роллинс. Он высказал свою тревогу необычным альянсом окружного прокурора с представителями столь зловещей группировки: «Антисемитизм является частью всего того, что делает «Нация Ислама», вот почему мы обеспокоены тем, что прокурор выходит на трибуну под защитой этих людей». Рэйчел Роллинс вновь, как и часом ранее, в беседе с Кевином Куллином повторила слова о своей непричастности к организации эскорта и подтвердила своё категорическое и безусловное непринятие антисемитизма. «Я рад, что эти слова были сказаны и прозвучали из уст окружного прокурора», — сказал он газетчикам уже поздним вечером в понедельник после беседы с Роллинс. Итог всех этих событий, произошедших за несколько апрельских дней в Бостоне, ещё до конца не ясен. Можно отметить, что г-жа Роллинс, которая занимает свой высокий пост всего несколько месяцев, в острой публичной схватке с многоопытным губернатором вышла победителем. Это только первый раунд их поединка, который не достиг ещё кульминации, но безоговорочно остался за ней. В полном соответствии с упомянутым ею сравнением она легко отправила своего соперника-тяжеловеса в нокдаун. Победила она, похоже, не только Чарли Бейкера. Только два человека — смелый журналист и не менее отважный общественный деятель — высказали свою тревогу в связи с беспрецедентным эпизодом во время проведения ралли в поддержки окружного прокурора Бостона. Среди целого моря политиков регионального и федерального уровня не оказалось ни одного, кто бы откликнулся, прокомментировал или дал происшедшему свою оценку. Смысл необычного двухстороннего жеста остался для них, скорее всего, закрытым.

Борис ЛИПЕЦКЕР

1

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 4,25 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *