Либермана никто по-настоящему не знает

mini-017

Интервью с Эли Авидаром

Известный арабист, дипломат и политик Эли Авидар считает, что в арабском мире у Авигдора Либермана гораздо лучшая репутация, чем у всех израильских политиков.

Депутат кнессета Эли Авидар, получивший четвертое место в списке НДИ на выборах в кнессет XXI созыва, совсем не похож на «типичного представителя» новых репатриантов. Он не говорит по-русски, никогда не был связан, подобно Одеду Фореру, с проблемами алии и абсорбции, его отношение к партии Авигдора Либермана кажется весьма опосредованным.

Авидар — дипломат, публицист, специалист по арабским странам. Он работал с Ариэлем Шароном, возглавлял израильское представительство в Катаре, имеет прочные связи в ряде арабских стран, включая и те, с которыми у Израиля нет дипломатических отношений.

Какими путями Авидар попал в НДИ, что он думает об израильской политике и сколько времени намерен быть депутатом? Обо всем этом и о многом другом он рассказал в интервью «Вестям».

— Г-н Авидар, можно предположить, что на последних выборах вы голосовали за НДИ?

— Я начал голосовать за «Наш дом Израиль» гораздо раньше.

— Можете припомнить, когда именно?

— Я познакомился с Иветом (партийное прозвище Авигдора Либермана) лет десять назад, когда тот возглавил МИД. Начал консультировать его по поводу арабского мира, с которым хорошо знаком. Рабочие отношения со временем перешли в более дружеские. Так все и началось — до этого я был убежденным сторонником «Ликуда».

Наше сотрудничество продолжилось, когда Либерман перешел в министерство обороны. Иногда я занимался по его просьбе различными поручениями.

— Можете уточнить, какими именно?

— Не обо всем могу рассказать. Но разве такой пример. Когда Либерман уже возглавлял министерство обороны, он хотел наладить связи с палестинцами из Иудеи и Самарии, которые были заинтересованы сотрудничать с израильским руководством. Все это должно было, разумеется, не проходить через официальные каналы ПА: тамошняя администрация делает все возможное для предотвращения прямых контактов между палестинцами и Израилем.

— То есть речь не идет о людях, связанных с руководством автономии?

— Нет. Это представители деловых кругов, которые заинтересованы в развитии экономических связей с Израилем. И они были рады возможности вести такой диалог через Либермана.

— Даже несмотря на воинственный имидж лидера НДИ в арабском мире?

— Многие израильтяне почему-то уверены, что лидеры арабского мира очень любили Шимона Переса, но враждебно относятся к Либерману. Но, как ни странно, арабские лидеры уважают Авигдора Либермана.

— И этому есть объяснение?

— Конечно. Во-первых, он им не врет. Во-вторых — держит свое слово. В-третьих, если встреча определена как секретная, она таковой и останется.

Дело порой доходило до смешного. Однажды Либерман провел приватную встречу. После этого репортер израильской газеты опубликовала сообщение, что Либерман встретился с представителем определенной страны. Ивет потребовал опровергнуть сообщение, иначе он обратится в суд.

Я не мог понять причину. Он ведь не встречался с представителем той страны, которая была указана в статье, так какая разница? И он ответил: «Чтобы никто даже подумать не мог, что это пошло от меня».

Да, он не любит, когда распространяются о своих встречах. И он построил систему очень прочных стратегических связей в арабском мире.

— До такой степени?

— В арабском мире уважают тех, кто уважает их самих. А посему арабы предпочтут Либермана, несмотря на его грозный имидж, гораздо в большей степени, чем Переса.

Перес любил их поучать и рассказывать, как они должны себя вести — лидеры арабского мира очень не любили этот подход.

— А как ведет себя Либерман?

— С ним не бывает долгих диалогов. Все разговоры — по делу, очень насыщенные и плодотворные. Он не пытается произвести впечатление и не рассказывает собеседникам о собственной важности. Другие частенько грешат этим.

— Есть ли практически результаты такой деятельности, которые, как говорится, можно увидеть невооруженным глазом?

— Конечно. Например, во время операции «Несокрушимая скала» летом 2014 года была проведена очень успешная работа в ряде африканских стран — членов Совбеза ООН. Не скажу точно, чем это объясняется: может быть, личными качествами, а, может, это что-то из «советского наследия», когда люди делают дело, но не распространяются об этом.

Либерман и Нетаниягу. Фото: ЕРА
Либерман и Нетаниягу. Фото: ЕРА

Однако могу сказать однозначно: поддержка, которую мы получили в Совбезе ООН во время той операции, из самых неожиданных источников — заслуга Ивета, его личные связи, которые были использованы с умом и вовремя.

— Интересно получается. Все эти успехи в отношениях с африканскими странами Биньямин Нетаниягу склонен приписывать себе, не так ли?

— Биби — это другая сторона медали. Биби должен рассказать всем и вся, почему он лучше всех в мире и почему солнце по утрам встает именно из-за него. Биби обязан приписать себе все. Но все достижения в ООН и поддержка, которую получил Израиль тогда, — это Ивет, и никто другой.

— И об этом никому не было известно?

— Иногда мне даже кажется, что он стесняется всего этого. Меня всегда смешит, например, когда он дает интервью вместе с женой Эллой. Она часто считает необходимым рассказать о том, чего действительно добился ее муж, но он ей не позволяет! Он говорит: «Элла, хватит!» И в этом весь Ивет. Это его характер: мало говорит, много делает. И мировые лидеры его любят.

— Этому тоже есть примеры?

— Сколько угодно. В свое время я организовал большую делегацию в Африку, с бизнесменами, депутатами кнессета. Первой остановкой была Эфиопия. Глава МИДа этой страны встречал Либермана в аэропорту — в два часа ночи! Мне знакомы дипломатические протоколы, ни в одном из них такого не предусматривается. Ничего подобного не было ни с одним другим израильским официальным лицом, которого я когда-либо сопровождал, а я говорю про Шарона, Ольмерта, Сильвана Шалома и других.

Следующая остановка — Кения. Когда мы приехали, глава МИД этой страны была совершенно больна, без голоса. Это не помешало ей принять участие в семи (!) официальных приемах в честь израильского коллеги. Она подготовила семь речей, которые зачитывал от ее имени помощник, но сама она находилась там и не пропустила ни одной встречи.

И в этом весь Ивет. У него феноменальные связи с лидерами арабского мира, в Африке, Восточной Европе, США. Часто эти связи продолжаются долгие годы. И он не забывает никого, кто когда-то поддерживал Израиль.

— Создается впечатление, что в чем-то вы занимаете более либеральные позиции, чем ваши коллеги по партии. Вы призывали решить проблему эфиопских евреев, приняли участие в форуме, проведенном активистами ЛГБТ — это не те темы, которыми обычно занимаются депутаты от НДИ.

— Наша партия верна принципу «живи и дай жить другим». Круг моих интересов не ограничивается кругом интересов НДИ. Например — я веган. Никто из депутатов Кнессета из нашей партии мои взгляды не разделяет, скорее наоборот. Ну и что?

В нашей партии есть и религиозные люди — и они как-то уживаются с идеей открытия магазинов по субботам. В НДИ уважают чужое мнение и стараются не навязывать никому свою точку зрения. Мы прекрасно знаем своего избирателя. Мы точно знаем, от кого получили свои пять мандатов, чем живут эти люди и в чем нуждаются. И мы делаем для них все, что можем.

— Вам близки эти темы?

— Конечно. Я подхожу к интересам наших избирателей с точки зрения обороны и безопасности. Я знаю, что наш избиратель хочет видеть сильный Израиль. Страну, которая не идет на поводу у безумных требований террористических организаций, не унижается перед теми, кто этого недостоин. Уверен, что ни один избиратель НДИ не приветствовал извинения Нетаниягу перед Эрдоганом. Никто в мире не будет тебя уважать, если ты не уважаешь себя сам. И если ты превращаешь себя в тряпку — об эту тряпку все будут вытирать ноги.

— Все это прекрасно, но вряд ли партия в пять мандатов может изменить политику правительства…

— Может, конечно. Факт, что мы были той самой решающей силой, без которой невозможно создать коалицию. И если бы Нетаниягу не заигрался в свои бесконечные политические игры — не прогнулся перед ортодоксами, не кокетничал с арабскими партиями, не вел переговоров с Габаем, с Кахоль-Лаван — было бы правительство, в котором НДИ могла оказывать влияние: на безопасность, на внешнюю политику.

— Светская риторика НДИ в последние месяцы и противостояние с ортодоксами — это близкие вам вещи?

— Мы не ведем войну с религиозными. Но и не готовы смириться с тем, что ортодоксы будут решать, как нам жить. Проблема с ортодоксальными партиями в том, что они равняются на самые крайние течения в иудаизме. Поверьте, если бы мы изначально хотели сорвать коалиционные переговоры, то выставили бы гораздо больше условий. Но мы выставили всего пять.

Смотрич, например, принес на переговоры список требований длиной в Британскую энциклопедию! Другие партии представили сотни пунктов. Мы, кстати, так и не получили на руки списки требований других партий, чтобы понять, какова будет эта коалиция.

Нетаниягу не согласился их показать — ни в коем случае!. И он знал, что скрывает: он дал ортодоксам все, что те просили. Он подписался на вещи, которые не могут существовать в современном обществе!

Беседовал Игорь МОЛАВСКИЙ. vesty.co.il

1

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 8, средняя оценка: 2,50 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

1 комментарий к “Либермана никто по-настоящему не знает

  1. Классное «интервью»!
    Подчиненный, получивший кресло их рук начальника, почему-то занимается его апологией.
    Сам же начальник, с шумом и треском проболтавшийся 20 лет в большой политике, остался по-настоящему никому не известным.
    Таков реальный результат его деятельности.
    Туши свет, палто не нада!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *