Адвокат Эль Чапо защищает его подельника

telloElChapoFBook666еееееее

В начале июня в США был экстрадирован 44-летний Михайло Корецкий по прозвищу «Русский Майк» или «Кобра», арестованный в январе прошлого года по ордеру Интерпола на Кюрасао, куда он прилетел из Торонто.

 Корецкий, имеющий украинское и канадское гражданства, является подельником знаменитого Эль Чапо, то есть главы мексиканского наркокартеля Синаола, 61-летнего Хоакина Гусмана-Лоэра.

Последний был осужден в феврале бруклинскими присяжными за контрабанду кокаина и другие преступления и ожидает приговора в манхэттенской федеральной тюрьме МСС (от Metropolitan Correctional Center). Эль Чапо («Коротышке») грозят несколько пожизненных заключений. Сколько именно, он узнает 17 июля.

Корецкий проходит вместе с ним по другому делу, заведенному еще в 2014 году в Манхэттене в федеральном суде Южного округа Нью-Йорка.

Здесь подельниками Эль Чапо и Корецкого являются колумбиец Ильдебрандо Александр Сифуэнтес-Вилла, долгое время бывший правой рукой Эль Чапо, но потом изменивший ему и давший против него убийственные показания, и канадец Стивен Телло, бывший главным наркодилером картеля в Канаде, где он отбывает сейчас 15-летний срок по другому кокаиновому делу.

Корецкий занимался грузоперевозками и владел в Торонто компанией, которую, по словам правоохранителей, он, скорее всего, открыл специально для транспортировки товарных количеств кокаина из США в Канаду и по Канаде. Ему инкриминируется контрабанда «5 килограммов (наркотика)  и больше», но это формулировка судебных документов, применяемая для определения меры наказания (в данном случае — от 10 лет до пожизненного срока).

На самом деле, утверждают следователи, с октября 2008 по январь 2014 года он якобы провез сотни килограммов кокаина, оптовая стоимость которого составляла 30 тысяч долларов за кг. Поскольку его розничная цена была в несколько раз выше, речь идет о многомиллионных суммах.

Корецкий, который отрицает вину, боролся против экстрадиции в США почти полтора года и, проиграв в судах Кюрасао, обратился в Верховный суд Нидерландов, которым принадлежит остров.

Он проиграл и там, но зато выиграла пресса, потому что тамошний генпрокурор обнародовал большую часть американского ходатайства о выдаче Корецкого.

Из этого документа, который в США журналистам официально получить невозможно, вырисовывается доказательная база обвинения, состоящая из прослушек и показаний непоименованных свидетелей обвинения, обозначенных как CW-1 и CW-2 (от confidential witness, «конфиденциальный свидетель»). Прокуратура также располагает справками авиакомпаний, документирующими полеты Корецкого в Мексику, где он якобы вел переговоры с эмиссарами картеля и будто бы запросил у них однажды 155 тысяч долларов за доставку двух партий наркотика из США в Канаду.

По словам CW-2, в конце 2012 — начале 2013 года некий канадский наркоторговец отрядил Корецкого в Мексику к одному из главарей картеля Синаола, с которым тот договорился о доставке в Канаду трех партий наркотика. Его собеседник закодирован в судебных документах как Персона №2. Информаторы прокуратуры заявили, что Корецкий якобы занимался контрабандой наркотиков из США в Канаду задолго до встречи с ними. Как утверждали американцы в своем ходатайстве о выдаче Корецкого: как-то он якобы спросил у непоименованного канадского наркодилера, сколько ему заплатят за услуги.

«57», — ответил тот и вручил ему пакет, в котором были 57 тысяч долларов. Поставщик добавил, что будет должен Корецкому еще 20 тысяч. Корецкому вменяют то, что его фуры доставляли кокаин из Лос-Анджелеса в Баффало, находящийся на канадской границе, и дальше в Канаду, чьи правоохранители подозревали его давно. По данным канадской газеты National Post, ордер на арест Корецкого был выписан еще в мае 2015 года — за два с половиной года до его задержания на Кюрасао, но канадская полиция почему-то не пыталась его задержать. Корецкого обвиняли в наркоторговле и преступном сговоре. Неясно, почему американцы не требовали у Канады его выдачи, хотя дело на него было официально открыто в США еще 1 мая 2014 года. Наконец, канадцы не удосужились попросить, чтобы Корецкого экстрадировали к ним с Кюрасао.

Борясь против его экстрадиции, адвокаты Корецкого подчеркивали эти неясности, но так и не сумели убедить судей ни на Кюрасао, ни в Голландии, ни в Нью-Йорке.

Вскоре после своего ареста на Кюрасао Корецкий нанял известного нью-йоркского адвоката Джеффри Ликтмана, прославившегося на процессах отпрыска умершего в тюрьме «крестного отца» клана Гамбино, вальяжного Джона Готти, где он раз за разом добивался оправдания Готти-младшего. Проблема была в том, что Ликтман продолжает одновременно представлять Эль Чапо, который является подельником Корецкого. Через несколько дней после экстрадиции того с Кюрасао манхэттенские прокуроры прислали  пространное письмо федеральному судье Полу Кротти, который будет председательствовать на процессе Корецкого. Прокуроры доказывали, что, если Ликтман останется слугой двух господ, это может создать конфликт интересов. Например, писали они, в один прекрасный день Корецкий может пойти на сотрудничество со следствием и, соответственно, дать показания против Эль Чапо. Это поставит их общего адвоката в двусмысленное положение, которое может помешать ему защищать кого-то из клиентов в полную силу.

Судья назначил специальное слушание по этому вопросу, которое, по словам Ликтмана, было «недолгим и безболезненным». Корецкий уверенно заявил на нем, что ситуация его полностью устраивает, и отказался давать отвод Ликтману. Судья заключил, что Корецкий принял это решение «сознательно, по здравому размышлению и добровольно», и отказался отстранить адвоката, который останется слугой двух господ.

Следующее досудебное заседание назначено на 30 июля.

1

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *