ПЕСАХ ДВОЙНОЙ МОЩНОСТИ («Шавуот»)

Полнолун

Совпадение Субботы с любым весенним полнолунием выглядит особым сакральным событием, сакральным событием особой (двойной) мощности. Причем особость эта усиливается еще и тем, что совпадение это случается один раз в году.

Весеннее братство

Месяц назад, в связи с праздником Йом-Ацмаут я обращал внимание на то, что он является близнецом праздника Шавуота. Сегодня мне бы хотелось отметить, что Шавуот является также близнецом Песаха. И не только по тому, что он смысловым образом к Песаху привязан, считается его завершением и именуется «Пасхальным собранием» («ацерет Песах»). Дело в том, что Шавуот оказывается причастен чреде весенних праздничных полнолуний, входит в их мистическое весеннее братство.
Братство это задается самой Торой, ее требованием ровно через месяц повторно праздновать Песах тем лицам, которые по той или иной причине пропустили основной праздник: «Были люди, которые были нечисты от прикосновения к трупу человеческому и не могли совершить Песаха в тот день. Подошли они к Моше и Аарону в тот день. И сказали те люди ему: мы нечисты от прикосновения к трупу человеческому. За что же мы будем лишены того, чтобы принести жертву Господню в назначенное для нее время в числе сынов Израиля? И сказал им Моше: постойте, послушаю я, что повелит Господь о вас. И Господь сказал Моше так: Говори сынам Израиля так: всякий, кто будет нечист из-за усопшего, или он будет в дальнем пути, из вас или из потомков ваших, то и он должен совершить Песах Господень. Во второй месяц, в четырнадцатый день, в сумерки пусть справляют его, с опресноками и горькими травами пусть едят его» (9.6–11).
Таким образом, можно сказать, что праздники Песах и Песах Шейни являются праздниками близнецами. Но в этом отношении близнецовыми являются также Песах и Пурим, хотя разнояйцевыми, т.е. не идентичными, а просто подобными. Действительно, Пурим и Песах не просто соседствуют с отставанием на месяц, но и перекликаются по смыслу: оба праздника связаны с (растянувшимся на год) избавлением Израиля, а главное событие Пурима — обличение Амана и его казнь — имели место в Песах. Следующие друг за другом Пурим, Песах и Песах Шейни образуют единый комплекс, образуют братство полнолуний.
Причем за этим братством, за этой близнецовостью усматривается одно серьезное календарное основание. Дело в том, что из-за несоответствия продолжительности солнечного (365) и лунного (354) года, приблизительно каждый третий лунный год объявляется високосным, т.е. насчитывающим 13 месяцев, завершающимся дополнительным месяцем — вторым адаром. Это значит, что каждый год мы заранее не знаем, какой месяц будет адаром, какой нисаном, и соответственно все последующие.
Действительно, в древности високосный год устанавливался не по алгоритму, а по климатическим условиям. В адаре решалось, что мы, собственно, в следующем месяце будем праздновать, Песах или Пурим. Условно все уже готовились к Пуриму, и вдруг узнавали, что он откладывается на месяц, и будет праздноваться в то полнолуние, которое исходно должно было быть пасхальным! Песах тем самым смещался на тот месяц, в котором «дефолт» должен был праздноваться Песах Шейни (ияр), а Песах Шейни соответственно сдвигался на то полнолуние, которое следовало за Шавуотом. Но дело в том, что то полнолуние – полнолуние сивана — тоже в определенной мере было праздничным!
В трактате «Хагига» (17.а), сообщается, что так же, как в Песах и в Суккот, в Шавуот праздничные жертвы («ташлумин») приносились на протяжении семи дней после основного праздника. Иными словами, Суккот, Песах и Шавуот – это три недельных праздника, привязанных к полнолунию. Но, если Суккот и Песах в полнолуние начинались, то Шавуот в его канун завершался, то есть завершался с исходом 13-го числа лунного месяца. А ведь как раз в соответствующую дату начинается Песах («в четырнадцатый день месяца, в сумерки, – Песах Господу. И в пятнадцатый день сего месяца праздник опресноков» (Ваикра 23:5).
Иными словами, как Пурим является братом близнецом Песаха, а Песах – Песаха Шейни, также и Песах Шейни является братом Шавуота. Таким образом, Шавуот оказывается не только отодвинутым на семь седмиц завершением Песаха, при своем завершении он сам может расцениваться как своеобразный Песах!

Двойная мощность

Дарованное мудрецам право форматировать месяцы текущего лунного года связывает весенние месяцы в единое братство, превращает четыре полнолуния – Адара, Нисана, Ияра и Сивана в единую праздничную гроздь.
Итак, заповедь «соблюдай месяц Авив (весенний)» (Дварим 16:1), т.е. добавляй периодически один месяц между зимой и весной, превращает четыре весенних полнолуния в Пасхальные полнолуния.
Между тем у Песаха имеется еще одна особенность, еще один временной маркер – недельный. Исход начался в (великую) субботу, когда сыны израилевы отбирали ягнят для жертвоприношения, кроме того, заповедь соблюдения субботы была дана в Субботу — ровно чрез месяц после исхода (т.е. в тот день, который через год станет Песахом Шейни) (Шмот 16:1-27).
По этим, и ряду других причин, Песах оказался приурочен к Субботе, или точнее Суббота, независимо от Песаха и параллельно ему, является днем воспоминания об Исходе («недельщиной» этого события), как это и говорится в киддуше: «Благословен Ты,… который… святую Субботу свою с любовью и благоволением дал нам в наследие, — в память о деле миротворения,… в память об исходе из Египта».
Таким образом, совпадение Субботы с любым весенним полнолунием выглядит особым сакральным событием, сакральным событием особой (двойной) мощности. Причем особость эта усиливается еще и тем, что совпадение это случается один раз в году.
Действительно, в соответствии с предустановленным свыше календарным алгоритмом, каждый год одно из четырех весенних полнолуний освящается Субботой, и каждый год только одно из них. Каждый год или Шошана Пурим, или Песах, или Песах Шейни, или полнолуние, наступающее по завершении недели «ташлумин» после Шавуота, оказывается субботним днем (в этом — 5779 — году субботним являлось собственно пасхальное полнолуние).
Должен сказать, что я никогда не слышал, чтобы какие-либо еврейские источники отмечали эту приуроченную к субботе игру весенних полнолуний.
Сам же я обратил на нее внимание в силу обстоятельств, побудивших меня однажды перечитать булгаковский роман «Мастер и Маргарита». В своем романе Булгаков описывает бал сатаны, названный им «весенним балом полнолуния»: «Ежегодно мессир дает один бал. Он называется весенним балом полнолуния, или балом ста королей», — сообщает Коровьев Маргарите.
Речь как будто идет о нисане, о еврейском песахе, но московские события романа развиваются в мае, что может соответствовать только ияру. Значит, подразумеваются полнолуния любого весеннего месяца.
Кроме того, булгаковский бал празднуется в субботу, что специально в тексте романа не оговаривается, но однозначно подразумевается логикой христианской пасхалии, на которую автор явственно опирается.
Я сомневаюсь, что сам Булгаков до конца отдавал себе отчет в том, что он описывает, но описал он именно эту «структуру». Что же за всем этим может скрываться, я пытаюсь осмыслить в своем романе «День Шестой», изданном недавно в России.

Поделиться

Арье Барац

Автор Арье Барац

Арье Барац родился в 1952 году в Москве, в 1976 году закончил медико-биологический факультет РГМУ, во время учебы в котором участвовал в работе философского семинара Леона Черняка. Более десяти лет работал врачом в лабораториях московских городских больниц. С 1992 года проживает в Израиле, в Матэ-Биньямин, на границе между Иудеей и Самарией. Автор нескольких религиозно-философских книг, в которых среди прочего рассматриваются перспективы диалога религий, в первую очередь иудаизма и христианства, но также ислама и восточных учений.
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *