Настоящая любовь

0

Б-г призывает евреев: «Будьте святы!» — и сообщает заповеди, ведущие к этой цели. Запрещается: поклоняться идолам; есть мясо жертвенных животных после установленного срока; воровать и грабить; нарушать клятвы; присваивать чужое имущество; задерживать плату наемного работника; ненавидеть и проклинать евреев (в первую очередь, своих родителей); сплетничать и злословить; ставить преграды перед слепым — в прямом и переносном смысле; вершить неправый суд; бездействовать, когда евреи находятся в опасности; позорить ближнего и мстить ему; держать зло на ближнего. Нельзя скрещивать разные виды животных и растений; носить одежду из смеси шерсти и льна; снимать урожай с деревьев в первые три года после их посадки в Эрец-Исраэль; гадать и ворожить; сбривать бороду и волосы на висках; наносить себе порезы в знак скорби и делать татуировки. Приведены также повелевающие заповеди («делай!»): Б-г призывает евреев «бояться» своих родителей и почитать старших; оставлять часть урожая бедным; любить «ближних» — евреев и «пришельцев» (новообращенных); почитать Храм; уважать мудрецов и знатоков Торы. Перечислены наказания за разврат. Евреи должны вести себя «свято» в семейной жизни; им запрещено подражать другим народам — иначе Б-г изгонит их из страны Израиля. Тора призывает сынов Израиля соблюдать кашрут в еде в знак их отделенности от других народов.

***

«Люби ближнего своего, как самого себя»(19:18).

Эту заповедь, в которой, по выражению мудреца Гилеля, заключена вся Тора, знают даже те, кто ни разу не держал в руках Священную книгу. Многие считают, что ее придумал кто-то из античных или средневековых классиков: то ли Платон, то ли Шекспир. Но даже знатоки Библии не подозревают, что у этой фразы более широкий и сложный контекст. В полном виде она звучит так: «Не мсти и не храни злобы на сынов народа твоего, и люби ближнего, как самого себя: Я — Б-г».

Итак, ясно: любовь к ближнему — это любовь еврея к еврею. Тора не требует от нас испытывать нежные чувства к немцам, арабам, украинцам. Здесь более уместны корректные отношения, основанные на взаимности. Означает эта любовь, прежде всего, отсутствие мстительности и злобы: ведь самому себе не будешь мстить, и на себя не будешь держать зло.

Концовку этой заповеди — «Я — Б-г» — поясним следующей притчей. Жили на свете два друга, два еврея. Это была редкостная дружба: крепкая, бескорыстная. Не было такой вещи на свете, которую один не был готов сделать для другого.

И вот однажды случилось несчастье. Одного из друзей арестовали, ложно обвинили в страшном преступлении, и в ходе быстрого и неправедного разбирательства королевский суд приговорил его к смертной казни через повешенье.

Приговоренного пытался спасти его друг: он не спал и не ел, обивал пороги вельмож, хлопотал в разных инстанциях — все напрасно. Уже была назначена дата казни.

Серым осенним утром невинного еврея повели на эшафот. Улица была запружена зеваками. Море лиц. Одни смотрели на него с жалостью, другие не скрывали радости в предвкушении зрелища казни. Среди них стоял, понурив голову, друг осужденного. Что можно сделать? Как помешать невероятной, чудовищной трагедии?

Приговоренный уже стоял на эшафоте. Палач в черной маске набросил петлю ему на шею и жестом опытного портного поправил ее на груди, как галстук.

В восемнадцати дюймах справа находился замаскированный люк. Палач проверил рычаг: механизм действовал отменно: люк без заминки провалится под ногами несчастной жертвы. «Вот они, врата, через которые я попаду в Мир грядущий», — подумал осужденный, скосив взгляд на этот люк.

И тут в толпе возникло странное движение. Послышался отчаянный крик: «Прекратите казнь! Подождите!» Это был друг приговоренного. Он, как ураган, пробился через плотный заслон и вбежал на эшафот. «Прекратите казнь! Вы слышите? Это ошибка! Не он совершил преступление, а… я, я. Вешайте меня — не его!»

Толпа заволновалась. Раздался чей-то истерический смех. Таких сюжетных поворотов еще не видели зрители унылой мыльной оперы эпохи Средневековья.

Тем временем приговоренный вышел из состояния предсмертного шока. Он понял, что друг хочет спасти его ценой собственной жизни и, обретя дар речи, отчаянно закричал: «Не слушайте его! Не слушайте! Я — виновный, я — осужденный! Не он! Вешайте меня скорее!»

«Он лжет!» — «Нет, правда!» Темп спора на эшафоте все убыстрялся. Палач крутил головой, глядя на спорщиков. Казалось, вот-вот, и у него первого отлетит голова.

Казнь отложили. Разочарованная публика медленно расходилась по домам. О скандале на эшафоте было доложено королю, и он велел доставить во дворец обоих саботажников. Когда друзья предстали перед монархом, тот сурово потребовал: «Ну-ка, расскажите мне всю правду! Почему вы оба так рвались на виселицу? Если не будете лгать, я вас обоих помилую».

«На самом деле мы оба невиновны, ваше величество, — сказал еврей, расстроивший казнь. — Мы просто друзья. Я видел, как ведут моего друга на казнь, и не вынес этого зрелища. Поэтому я решил, лучше мне умереть, лишь бы он жил». «А я не хотел, чтобы он умирал из-за меня», — признался приговоренный.

Король молча переводил взгляд с одного на другого. По его лицу было видно, что он глубоко тронут этой историей. Наконец, он сказал: «Я сдержу слово и помилую вас обоих, но при одном условии: примите меня к себе в друзья!»

Тора учит нас: «Люби своего ближнего, как самого себя — Я — Б-г». Когда человек любит своего друга, как самого себя, то сам Творец вселенной становится другом им обоим.

О крючках и клипсах

«Будьте же Мне святы, ибо свят Я, Б-г…» (20:26).

Почти тридцать лет назад, когда я только что приехал в Израиль и стал посещать занятия в иешиве «Швут-Ами» для выходцев из Советского Союза, меня привели в кабинет руководителя иешивы рава Элиезера Кугеля. Я уже слышал, что рав Кугель — один из самых уважаемых раввинов Иерусалима, выдающийся праведник и знаток Торы, внук известного иерусалимского цадика Арье Левина. Поэтому я приготовился к обстоятельному разговору с целью выяснению моей личности и серьезности намерений вести религиозный образ жизни.

Однако, вместо этого, рав Кугель, глядя на меня добрыми глазами поверх очков и мягко улыбаясь, стал обстоятельно расспрашивать меня, из какого города я приехал и в каком семейном составе, был ли в отказе, в каком районе города мне сняли квартиру, и есть ли там мебель, холодильник…

Сама манера разговора, теплая, доверительная, и искренний интерес ко мне лично, только что сошедшему с трапа самолета, произвели на меня глубокое впечатление. У этого мудрого раввина, занятого по горло множеством неотложных дел, который, как мне сказали, десять раз проштудировал Гемару (многотомный Вавилонский Талмуд), нашлись полчаса драгоценного времени, чтобы разговаривать со мной, свежим «совком», еще толком не знавшим, что такое Тора, о подержанном холодильнике и других «пустяках».

Так я впервые узнал, что у великих людей всегда есть время для каждого человека, даже если минута этого времени оценивается на вес золота. Когда я поделился этим наблюдением с одним из моих преподавателей, он рассказал мне еще одну похожую историю из жизни великих.

Однажды двух молодых раввинов попросили сопровождать Хазон Иша (рабби Авраама-Иешаяу Карелица), одного из крупнейших мудрецов и законоучителей нашего времени, на свадьбу в Бней-Браке.

Придя к Хазон Ишу домой, они увидели, что у него сидит пожилая пара, и они заняты пустяковым разговором о каких-то крючках, бумажных клипсах, занавесках для окон, о том, что выгодно продавать и что невыгодно.

«Какое нахальство, — подумали они разом, — отвлекать глупостями величайшего раввина поколения!». Примерно через час Хазон Иш не спеша проводил гостей к выходу, терпеливо выслушал их прощальные реплики и, закрыв дверь, извинился перед ждавшими его раввинами.

Поняв, как они удивлены и даже раздражены увиденной сценой, он сказал им, когда они уже ехали на свадьбу, что эти пожилые евреи пережили Катастрофу, потеряли всех своих близких, все, что у них было. Теперь они приехали в Эрец-Исраэль и пытаются заново построить свою жизнь. Они решили открыть магазин бытовых товаров и пришли советоваться к Хазон Ишу, какие изделия прибыльны и какие нет. «Вот мы с ними и прошлись по всему списку», — заключил мудрец…

Хазон Иш был одним и немногих людей, умевших по-настоящему правильно использовать и освящать отведенное им для жизни время. Он прекрасно понимал, что самое важное — это милосердие, «хесед», важнее даже чем изучение Торы и уж, тем более, важнее свадебных торжеств.

«Будьте же Мне святы, ибо свят Я, Б-г…». Святость Б-га заключается также и в том, что у Него всегда есть «время» для каждого человека на планете, и Он вникает в каждую «мелочь» нашего бытия. Наша же святость состоит в стремлении подражать Ему, всем Его качествам, включая интерес к крючкам и клипсам на прилавке еще не существующей лавки.

DIRECTV & AT&T. 155 Channels & 1000s of Shows/Movies On Demand (w/SELECT Package.) AT&T Internet 99 Percent Reliability. Unlimited Texts to 120 Countries w/AT&T Wireless.
Call 4 FREE Quote- 1-855-972-1400

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Notice: Undefined index: uloginPopupCss in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/ulogin/settings.ulogin.php on line 411
Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0