Знакомый неведомый мир

Clip2net_1904031рррррррррррр

Сегодня мы поговорим о человеке, о котором почти ничего не известно, но это один из самых известных евреев Средневековья: о Биньямине из Туделы. Книга, составленная на основе его путевых заметок: «Путешествие рабби Биньямина» веками была необыкновенна популярна в Европе и её окрестностях, переводилась с иврита на множество языков. И поныне она издаётся, приправленная очередными историческими изысками.

Всё, что можно сколько-нибудь уверенно сказать про автора — что его звали Биньямин бен Йона и что в странствия он отправился из небольшого испанского городка Туделы в провинции Наварра, расположенного северо-западней Сарагосы. Не вполне ясны даже сроки путешествия — то ли началось оно в 1159 либо 1160 годах, то ли прилично позже, в 1165 или 1166 годах (более позднюю цифру считают менее вероятной, хотя я не совсем понял, почему). Окончание же одиссеи датируется уверенней, 1172 или 1173 годом (в предисловии указано, что Биньямин прибыл в Кастилию в 1173 году). Есть туманное предположение, что 1173 — это и дата смерти путешественника. Видимо, так удобней считать, поскольку — предположительно — литературное произведение оформлено не самим автором?

Первое печатное издание состоялось почти через 400 лет после собственно путешествия — в 1543 году в Константинополе (на иврите). Затем издания посыпались: 1556 Феррара, 1583 Фрейбург… До того книга гуляла в рукописных списках и, вероятно, в тексте накопились искажения. К тому же, по всей видимости, до нас дошло далеко не всё,- особенно много лакун в конце, что позволяет историкам препираться на сопряжённые темы, давая простор своей фантазии. Скажем, был ли Биньямин в Киеве или упомянул он нём с чужих слов? Проехал он через разрушенную монголами Хазарию или словом «Хазария» называется у него какое-то сибирское племенное образование? И тому подобное.

Как уже упомянуто, принято полагать, что редакция принадлежит не автору, а кому-то из его близких или хороших знакомых, обработавших путевые заметки в литературное произведение. Изрядные сомнения порой вызывают числа еврейских жителей описываемых городов. Понятно, что сам путник пересчитать обитателей не мог и, хотя старался получать информацию от заслуживающих доверия людей, приводимые цифры,- особенно если они касаются дальних от маршрута городов и стран,- выглядят преувеличенными. Иногда же просто неясно, речь про количество людей или семей? При этом авторская арифметика легко перепрыгивает от единиц к десяткам и сотням тысяч, география — от детальных указаний с перечнем занятий и уровня торанической грамотности жителей — до несомненной фантастики и абстрактных грандиозных чисел.

Но даже при всех этих невнятностях и сказочных мотивах в тексте, перед нами — один из наиболее достоверных документов в истории! Документ, написанный (или составленный по его мотивам) человеком грамотным, честным и добросовестным, умным и внимательным, знатоком Святого Писания и нашей Традиции. Хотя, скорее всего, раввином он не был и обращение «рабби» здесь есть просто уважительная форма речи,- но многочисленные отсылки к текстам Писания, сопоставления названий населённых пунктов с теми, что упомянуты в Пятикнижии, Пророках и Писаниях — при том даже, что некоторые аналогии неточны — указуют на серьёзно учившегося еврея.

Очень многие факты стали нам известны только от рабби Биньямина, и немало их в дальнейшем подтвердилось из других, независимых источников. Основной его интерес обращён на жизнь соплеменников,- хотя, конечно, не в космосе они обитают и потому в рассказе встречаются целые новеллы о других народах и их правителях. Подробные же повествования о ливанских «ассасинах» (хашешийя) или друзах в горах Ливана — практически первые достоверные сведения о них.

Нам неизвестна цель этого путешествия. Автор упоминает торговые, сельскохозяйственные и связанные с ремеслом подробности, описывает характеры народов и их правителей, системы управления — и нигде не упоминает, чем занимался он сам! Предполагают, что он разъезжал по миру ради торговли драгоценными камнями — хотя лично мне это кажется весьма сомнительным. О драгоценных камнях говорится изредка и вскользь, причём отнюдь не в торговом контексте — как, скажем, в истории о великолепном дворце правителя Багдада, где находились самосветящиеся драгоценности; или же в описании техники выращивания и добычи янтаря.

Думаю, эта версия возникла просто потому, что наиболее частыми путешественниками бывали в те годы купцы, разбойники и солдаты. Ко вторым и третьим наш герой явно не относится, а купец без товара пускаться в путь не будет. Что же он мог бы везти на рынки в столь дальних и непохожих странах, что пользовалось бы спросом и не было бы слишком громоздким в перевозке? Логично предположить, что это драгоценности, хотя, кроме логики, в пользу этой версии нет никаких аргументов. Мне видится более вероятным, что изначальной целью всего турне было описание жизни еврейских общин и, возможно, поиск «десяти пропавших колен». Возможно, автор взял на себя некоторый обет, и (или) был послан кем-то из лидеров общины; либо же он сам решил разобраться, насколько далеко раскинуты по миру евреи и скоро ли время их собирания в Святой Земле? Такое предположение легче увязать с текстом, однако подтвердить его тоже нечем.

Clip2net_190нннннннн

За отсутствием сколько-нибудь надёжных данных об авторе, перейду к описанию состояния еврейских общин в его время. Для начала, общее впечатление: в христианских странах наши сородичи испытывали куда большее «стеснение», чем во многих местностях, где правили мусульмане или идолопоклонники — автор часто об этом упоминает. При этом антисемитизм гораздо ярче пылает в местах владычества православной церкви — скажем, в описании католического Рима Биньямин говорит, что: «здесь живут около двухсот евреев, все люди почтенные, никому не платят подати и некоторые состоят на службе у Папы Александра (III)».

А вот, для сравнения, рассказ о положении евреев в столице Византийской империи Константинополе, «городе весьма великом, богатом и шумном»: « Собственно в Константинополе нет евреев, они высланы за морской канал, и назначенное им местожительство окружено софийским рукавом моря, чрез который им позволено переправляться единственно для торговли с городскими жителями. Там находится до двух тысяч евреев-рабанитов и до пятисот караимов, и первые, вообще весьма учёные люди, отделены от последних особою оградою… Между евреями есть мастера шелковых изделий и много купцов, людей весьма богатых; но там никому из евреев не позволено ездить верхом, кроме одного рабби Соломона, египтянина, царского медика. Через его покровительство евреи получают значительное облегчение в своём изгнании; ибо они терпят здесь большое угнетение и сильную ненависть, особенно от кожевников, вырабатывающих кожи, которые выливают нечистую воду на улицу перед дверями еврейских домов, чем их и грязнят. Место, где евреи живут, называется Пера.» Как видите, в богатейшей «столице мира, собирающей подати» со множества областей, всемирного торгового центра — для двух тысяч наших собратьев не нашлось места!

Константинополь
Константинополь

А вот описание совершенно противоположного свойства, относящееся к «столице правоверных» того времени. «Багдад это чрезвычайно большой город, столица и резиденция калифа… который ведёт род свой от пророка [Мухаммада]; он глава веры измаильской, и все измаильские цари преклоняются пред ним; он имеет у магометан такую же власть, какою пользуется Папа у христиан… Имя этого великого государя Аббасид Ахмед (считается, что тогда в Багдаде правил либо халиф Мустанджид, 1160-1170, либо халиф Мустади, 1170-1180)… Он очень расположен к евреям и многие из них состоят у него на службе. Он владеет всеми языками, основательно знает Св. Писание и не только читает, но и пишет на библейском языке; он положил себе пользоваться в жизни только тем, что производит трудом собственных рук своих, а потому работает коврики и кладёт на них свой штемпель, затем через своих приближенных продаёт их на рынке, а знатные люди их покупают, и на вырученные за это деньги он ест и пьёт. Это человек чрезвычайно добрый, верный своему слову, ласковый и приветливый ко всем встречным.»

В Багдаде Биньямин насчитал 10 академий (ешив) и подробно перечисляет их руководителей; здесь живёт «Рейш-галута» (Глава изгнания), рабби Даниил, сын Хасдая — прямой потомок царя Давида… которого измаильтяне именуют сайидна бен-Дауд (Господин наш, потомок Давида, арабск.), и он имеет неограниченную власть над всеми общинами израильскими во владениях “повелителя правоверных”… Так завещал калиф и своему потомству и вручил князю изгнанников печать для утверждения власти его над всеми живущими во владениях калифа еврейскими общинами. Он приказал также всем израильтянам и евреям и всем народам своего царства вставать пред князем и ему кланяться, под опасением наказания ослушника ста ударами. Когда же князь едет на поклонение к царю, то сопровождают его всадники из евреев и других наций, кричат впереди его по-арабски: “Амилу тарик ли-сайидна бен-Дауд”, что значит: “Дайте дорогу господину нашему, сыну Давида!” Сам он едет тоже на коне, в шёлковой вышитой одежде, с высоким на голове тюрбаном, на который накинут большой белый платок, а сверху цепь.»

Какая разительная разница с Константинополем! И как это непохоже на столь излюбленные нынче описания «непрерывных мусульманских притеснений» моего народа!

О многих связях между евреями и мусульманами упоминает автор, описывая жизнь Ближнего Востока. Нередко он называет «синагогами» и еврейские, и мусульманские места молитвы, причём случается, что это одно и то же здание, где евреи с мусульманами молятся или по очереди, или на разных этажах. Как видите, сегодняшнее «совместное» сооружение над пещерой Махпела в Хевроне имеет изрядную предысторию.

А вот отрывок очерка о другой империи мусульманского мира, Египте. «Между этими евреями живёт рабби Нафанаил, князь князей, глава академии и начальник над всеми еврейскими общинами в Египте, от которого зависит назначение раввинов и канторов в синагогах. Он состоит также министром при великом государе, живущем в своём дворце, в Цоане египетском. Это столица арабов и резиденция повелителя правоверных Али бен Абу Талиба (вероятно, речь о последнем египетском халифе из династии Фатимидов аль-Адиде, 1160-1171, после смерти которого страной стал править Салах-ад-Дин, Саладин)… Подобной столь населённой страны нет во всем мире; притом же она чрезвычайно обширна и изобилует всеми благами… Вне города стоит весьма древняя синагога великого учителя нашего Моисея, блаженной памяти; заведует ею и управляет один учёный старец, которого зовут Аль-шейх Абунацар.»

Неожиданным покажется вам описание ливанских друзов, которых автор называет «дугзиины». «Сидон — это большой город, в котором живёт до двадцати евреев. Близ него, на расстоянии около десяти миль, живёт народ, который ведёт с сидонянами постоянную войну. Это дугзиины, которых называют «погаными» и

«неверными». У них нет никакой религии; живут на высоких горах, в расщелинах скал; не имеют ни царя, ни князя, который бы над ними властвовал, свободно гнездятся в своих ущельях, простирающихся до горы Хермон, на расстоянии трёхдневного пути. (дальше идёт неодобрительное описание их «развратных обычаев», почерпнутое, вероятно, от какого-то местного недоброжелателя). Евреи хотя и пользуются любовью дугзиинов (!), но между ними не живут, а приходят из них на время только ремесленники и красильщики, для работ или торговли и, кончив своё дело, тотчас же возвращаются домой. Дугзиины чрезвычайно проворны, необыкновенно легко бегают по горам и высотам, и никто не в состоянии вести с ними войну.» (Верования их до сих пор сокрыты от посторонних, мусульмане полагают друзов еретиками, а отношения с евреями у друзов недурны и по сей день).

Особенно же интересны описания Йемена и Юга Аравийского полуострова, еврейской жизни в них. «Оттуда, через пустыню страны Саба, называемой иначе Аль-Иемен и лежащей на север от земли сеннаарской, двадцать один день пути до места, населённого евреями, которые известны под именем Рехавитов…или людей Темы. Тема большой город, столица их владений и резиденция главы их князя рабби Ханана. Вся страна имеет протяжение шестнадцатидневного пути, лежит между северными горами и имеет много больших и укреплённых городов. Живущие здесь евреи не подчинены никакому из иноплеменных народов. Они пускаются для грабежа и добычи(!) в дальние страны, до самых пределов владений аравитян, своих соседей и союзников. Эти аравитяне живут в пустыне, в шатрах, домов не имеют и в свою очередь делают набеги в страну Аль-Иемен для грабежа и добычи; но евреев боятся, так же как и другие их соседи. Некоторые из евреев занимаются, однако, земледелием и скотоводством, ибо земля их очень обширна. Они дают десятину со всего, что имеют, своим мудрецам и учёным, которые постоянно сидят в школах, а равно бедным соотечественникам и отшельникам, или аскетам, оплакивающим Сион и Иерусалим; это люди, которые ни мяса не едят, ни вина не пьют, одеваются в чёрное, живут в пещерах или бедных хижинах, постятся всю неделю, кроме субботы и праздничных дней, и непрестанно просят у Г-спода милосердия изгнанным израильтянам, дабы Он сжалился над ними, ради Великого Своего Имени. Так же и все евреи, живущие в городах Теме и Тилимасе, где считается их до ста тысяч человек, с князьями своими Хананом и братом его Салмоном, один раз в году, в течение сорока дней, ходят в разодранной одежде, постятся и молятся обо всех евреях, живущих в изгнании. Князья эти происходят по прямой линии от царя Давида, блаженной памяти, что доказывается их родословною, и спорные вопросы в делах веры посылают на разрешение главы изгнанников. В стране, которой главный город Таннай, считается до сорока городов, двухсот деревень и ста замков, с населением до трехсот тысяч евреев. Таннай очень укрепленный город, в нём сеют и жнут, ибо он простирается на пятнадцать миль в длину и столько же в ширину; в нём дворец князя Салмона. Город очень красив, с многочисленными садами и рощами. Тилимас также большой город; сильно укреплён, лежит между двумя высокими горами: в нем до ста тысяч жителей, из коих много людей учёных, образованных, и между ними есть очень богатые. В трёх днях пути от Тилимаса город Хайбар. Живущие там евреи утверждают, что они происходят от колен Реувена, Гада и половины колена Менаше, пленённых Санхеривом, царём ассирийским и что, пришедши сюда, они построили все эти большие и укреплённые города. Они ведут войну со всеми царствами, сами же никому не доступны, ибо до них надобно идти восемнадцать дней по пустыням и ненаселенным местам, так что никто в их страну проникнуть не может.» (сегодня евреев в Йемене практически не осталось…)

Не стану переписывать всё «Путешествие» — почитайте, не пожалеете. Видимо, прав академик Тарле со своим знаменитым: «История — это политика, опрокинутая в прошлое». Картина мира, его история у сегодняшних соплеменников наших искажена сиюминутным, к тому же крепко отредактирована политиканами и журналюгами.

Читайте, друзья, повести современников событий, это поможет вам ориентироваться в мире. Скажем, в раннем европейском Средневековье христианская церковь прилагала неимоверные (не всегда успешные) усилия, чтобы настроить против нас хорошо относящееся к нам население — и лишь там, где правители были сильно повязаны с церковью, как, скажем, у вестготов 7-го века, евреи подвергались унижениям и притеснениям. Вспомним историю позднего Средневековья, когда шли почти непрерывные войны между христианами и мусульманами и главными международными торговцами, переводчиками и нередко дипломатами бывали евреи. Почему? Поскольку только они могли сравнительно безбоязненно перемещаться между землями враждующих племён, знали языки (в том числе объединявший сородичей иврит). Тогда наши предки заложили основы всей системы международной торговли…

1

 

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *