Перевёрнутый бульдозер

0

Таких историй немало. После Войны за независимость, в 1948-м Масличная гора оказалась в руках арабов — и множество еврейских могил на старом кладбище было ими разрушено и осквернено. Подобрались кузены и к могиле «Ор аХаим», рабби Хаима бен Атара — через неё должно было пройти шоссе… У первого бульдозера мотор заглох, назавтра пригнали другой — тот перевернулся и скатился по склону, водитель погиб. Испуганные арабы оставили могилу в покое и подобрали для шоссе другой путь.

Каждому, кто изучает Пятикнижие, хорошо знаком комментарий «Ор аХаим» (Свет Жизни) — один из самых подробных и детальных. Он рассматривает материал под совершенно, кажется, несопоставимыми углами, на различных уровнях — от буквального значения и грамматики до глубочайших тайн, а порой и в весьма неожиданных перспективах. Наш народ этот комментарий полюбил настолько, что автору присвоили звание «святой». Так обыкновенно и пишут: «Ор аХаим акадош говорит…». За последние столетия лишь четверо получили такой, постоянно упоминаемый рядом с именем титул: Аризаль, Шла — автор «Шней лухот абрит» рабби Ишайя Горовиц, рабби Моше Альших (автор «Торат Моше») и наш герой. Евреи таким словом не разбрасываются.

Хасидские учителя пошли ещё дальше: с подачи самого Бааль Шем Това, который чувствовал с Ор аХаим особую духовную связь, ставил его необычайно высоко и утверждал, что в «рабби Хаиме бен Атар есть искра Машиаха»,- этот комментарий стал одной из наиболее изучаемых и почитаемых в хасидизме книг. А рабби Исраэль из Ружина (1796-1850), внук Меджрицкого магида и родоначальник нескольких хасидских династий, сформулировал вовсе бескомпромиссно: «Подобно тому, как в прежних поколениях очищению души (и постижению тайн мироздания) особенно способствовало изучение святой книги «Зоар», так в наше время очищению души более всего способствует изучение святой книги «Ор аХаим».

Рабби Хаим бен Атар родился в 1696 году в Марокко, на побережье Атлантического океана, в городе Сале, отделённом от нынешней столицы Рабата только рекой. Город имел к тому времени историю более чем полуторатысячелетнюю, а с 1627 по 1668 годы и вовсе экзотическую: он являлся столицей «Пиратской республики». Был рав Хаим родом из богатой семьи выходцев из Испании, а назвали его в честь деда, рава Хаима бен Атара, в будущем первого учителя мальчика. Сефарды, в отличие от ашкеназов, называют детей в честь живых родственников.

Уже к 14 годам юноша достиг такого уровня знаний, что в своём доме организовал ешиву, которую возглавил. Тогда же он начал писать книги. В частности, первый его опубликованный труд: «Хефец Ашем» (Желание Всевышнего), изданный много позже в Амстердаме (1732), содержал хидушим (новые анализы отрывков из Талмуда), работать над которым рав Хаим начал в 14 лет.

Одной из причин столь раннего развития каббалисты видят в биографии души мудреца — считается, что Ор аХаим был «гилгулем», перерождение великого каббалиста 16-го века Рамака, рабби Моше Кордоверо (1522-1570). (Дата рождения Рамака неизвестна, но достоверно, что он прожил или те же 47 — как Ор аХаим, или на год больше). Промелькнуло даже упоминание о духовной связи Ор аХаим с внуком Первосвященника Аарона Пинхасом (который в следующем воплощении стал пророком Элиягу)… Однако лучше уж я поговорю о том, о чём могу иметь хотя бы отдалённое представление. Хотя всё-таки интересно: если так — не с этим ли связано, что мудрец оставил мир на исходе Шаббата главы Пинхас?

К слову, коли уж искать перекличку имён — тёзка героя, хасидский цадик рабби Хаим из Цанза (1797-1876) говорил, что комментарий Ор аХаим написан в состоянии духовного наития, «баруах акодеш» (под влиянием святого духа). Вообще, в последних столетиях именем «Хаим» (Жизнь) назывались многие величайшие мудрецы и праведники, упомянем хотя бы ближайшего ученика Виленского Гаона рабби Хаима из Воложина и ныне здравствующего рава Хаима Каневского (родился в 1928), да продлятся его годы. Да мы и самого Создателя называем «Элоким Хаим» (Б-г Жизни)! Однако оставлю эту тему любителям острых ощущений и «чего-то такого интересного и непостижимого».

До 40 летнего возраста рабби Хаим проживал в Сале, руководя ешивой и пользуясь репутацией гаона (гения) и праведника. На жизнь он зарабатывал огранкой алмазов и считался в этом исключительным мастером. Рассказывают, что он никогда не работал больше, чем нужно для недельного заработка, и будто бы на этой почве у него случился конфликт с местным эмиром, которому срочно потребовались брильянты. Слуги явились к раву в то время, когда он занимался не земными, а небесными драгоценностями. Хасидская майса повествует, что за отказ за любые деньги услужить эмиру раввина бросили в клетку с голодными львами, которые мирно улеглись у его ног… Но на то это и хасидская майса, чтобы её нельзя было ни отвергнуть, ни буквально принять.

Львиную долю своих доходов мудрец тратил на поддержание ешивы и на благотворительность, имея в этом полную поддержку семьи. Стоит отметить такой не вполне традиционный факт: супруга (и племянница) рабби Хаима Пецунья, дочка его дяди рава Моше бен Атара, отличалась такими знаниями и такой любовью к Торе, что раввины Марокко разрешили ей надевать тфиллин — подобно дочкам Раши.

Нам неизвестна причина того, что позднее, в середине 1730-х, рав Хаим вместе со своими учениками перебрался сперва в Мекнес — один з «четырёх имперских городов Марокко», родину правящий уже более 350 лет династии Алауитов, а позднее в Фес — старейший из «имперских городов», многовековой духовный центр евреев Северной Африки. Здесь жили Риф, Рамбам, Йеуда ибн Хаюдж… Возможно, возникли какие-то трения с местными властями — но это лишь догадка.

После долгой и вполне размеренной, более чем 40-летней жизни в Сале — в последние годы Ор аХаим закрутило водоворотом событий. Словно бы ему, как некогда праотцу Авраама, пора было «пройти по миру, чтобы напитать его своим благовонным ароматом». Через сравнительно недолгое время после того, как ешива рабби Хаима нашла приют в Фесе, там начинается засуха — и он вынужден на несколько месяцев перебраться дальше на север страны, в город Тетуан, расположенный в нескольких километрах от Гибралтарского пролива. Город этот, основанный финикийцами, в древности называвший «Тамуд» и входивший в состав Карфагена, тоже имел изрядную еврейскую общину и богатую еврейскую историю. Даже в середине 20 века евреи составляли здесь половину населения!

И я уж не знаю, с чего бы это, но везло праведнику на бандитские места: Тетуан издавна считался «пиратским городом». Не оттого ли, что в месте наивысшей святости ради баланса должно обитать очевидное зло?

Наконец в 1738 году Ор аХаим решает оставить Марокко и перебраться в Иерушалаим. Разумеется, Провидение немедленно корректирует планы. Вообще, в жизни его путеводная нить, прямое управление Провидением ощущается совершенно отчётливо. Корабль с рабби Хаимом и учениками прогулялся вдоль африканского побережья на северо-восток, затем на некоторое время пассажиры остановились в городе Эль-Джазаир (по-французски Алжир) — и почему-то планы путешественников изменились и вместо Земли Израиля они отправляются в Италию. Прибыли они в крупнейший порт Тосканы Ливорно — город, славившийся демократичностью, богатством, высокой культурой и имевший влиятельную еврейскую общину.

Я пишу «почему-то»,- но очевидно, что рабби Хаим, отчётливо «слышавший» духовные процессы мира и несомненно проникнутый святым духом, конечно же, варьировал планы в соответствии с тем, что доносило до него святое наитие. На взгляд же снаружи — какие-то проблемы в Сале, голод в Фесе и прочие неожиданности сперва вытолкнули его с родины, а затем принялись перебрасывать, как теннисный мячик, из страны в страну, из города в город. Можно лишь догадаться — здесь командовало желание небес, чтобы книги мудреца дошли до соплеменников, а переданные им знания подготовили новый этап в развитии духовного еврейского учения.

Два года Ор аХаим с учениками перемещается по Италии, публикуя свои книги и выступая в синагогах. Его драшот (толкования) и диврей мусар (этические проповеди) неизменно глубочайше влияют на слушателей. Тем кажется, что устами праведника говорят сами небеса — настолько свободно его мысль связывает и сопоставляет земное и возвышенное.

Эту же связь и полифонию вы найдёте в его книгах. В 1739 он оказывается в Венеции, в типографии которой печатается труд, ставший его именем: «Ор аХаим».

В какой-то момент возникает проект: Ор аХаим переберётся в Иерушалаим, где откроет новую ешиву — учиться в ней будут, в частности, молодые евреи из Италии. Несколько учеников будущей ешивы присоединились к группе рава Хаима уже во время путешествий по Италии. Спонсировать проект
готовы богатые итальянские евреи, в первую очередь из Ливорно.

Наконец доходит очередь Святой Земли — в 1741 году, в конце месяца Элуль, перед самым Рош аШана Ор аХаим с тремя десятками учеников сходят с корабля в Акко — «морских воротах» Земли Израиля. Естественно, планы приходится менять на ходу — в Иерушалаиме свирепствует эпидемия чумы. Рабби Хаим с ученикам отправляются на Север Израиля, где первую молитву Йом Кипур на Святой Земле они проводят в «пещере пророка Элиягу», на горе Кармель под Хайфой.

Паломники посещают могилы праведников в Галилее — Цфат, гору Мерон, Тверию…. В Тверии раввином был тогда мудрец рабби Хаим Абулафья (снова Хаим!), стремившийся возродить еврейскую жизнь города. Два Хаима сразу сдружились, несмотря на 35 летнюю разницу в возрасте; рабби Абулафья увидел в госте своего вероятного преемника и предложил ему основать новую ешиву в Тверии.

Тверия

Тверия

Пока шла переписка с ливорнскими меценатами, эпидемия в Иерушалаиме кончилась — и Ор аХаим с учениками отправились наконец к первоначальной цели своего путешествия. Последним пристанищем перед отправкой в столицу мира был Пкиин — согласно преданию, рядом с древним городком находилась пещера, в которой после поражения восстания Бар Кохбы скрывался от римлян Рашби — рабби Шимон бар Йохай с сыном Элазаром.

В этой судьбе всё символично (вспомним слова рабби Исраэля из Ружина, что в новых поколениях комментарий Ор аХаим играет роль написанной Рашби книги «Зоар») — но разгадывать кроссворд оставлю читателям.

Через год после приезда на Землю, в Элуле 1742 Ор аХаим оказывается в Иерушалаиме — и начинается краткий, но невероятно интенсивный последний период его земной жизни. Вспомним, что деятельность Аризаля в Цфате, заложившая основу всего современного Сокрытого учения, длилась лишь около двух лет…

Ор аХаим поселяется во временно пустовавшем доме своего друга, гаона рава Эмануэля Рики, и на деньги итальянских спонсоров открывает в нём ешиву «Кнессет Исраэль», привлёкшую многих молодых знатоков Торы. (Эта ешива существовала несколько десятилетий, переименованная в честь своего основателя в «Ор аХаим») Одним из учеников стал 18 летний Хида, оставивший в своей исторической книге описание ешивы и учителя.

В частности, упоминает Хида нетривиальный метод обучения: студентам предлагалось взглянуть на Талмуд совершенно свежими глазами, будто бы не было всех поколений великих его комментаторов. Желающие сегодня ознакомиться с результатами такого подхода могут открыть книгу «Ришон леЦион» (Первенец Сиона), составленную по конспектам уроков рава Хаима в ешиве.

Традицонно в ешивах, ориентированных на сокрытое знание Торы, бывал также особый круг учеников, наиболее подготовленных и продвинутых, как бы «ешива в ешиве»,- с которыми рав занимался наиболее глубокими теми. Хида входил в такой круг. От него мы узнаём о некоторых событиях жизни учителя в последний, иерусалимский год его жизни.

В ночь на Ошана Раба — последний день праздника Суккот, когда завершаются Суды месяца Тишрей и выносится приговор всему в мире, Ор аХаим не сомкнул глаз -что принято у многих праведников. Привожу цитату: «Он молился и лицо его светилось, как солнце. В своих белых одеждах он был подобен Б-жьему ангелу. В полночь рабби Хаим зашёл в свою комнату, снял белые одежды, облачился в чёрные и, присев на пол, горько плакал всю ночь, не сдвигаясь со своего места. Сразу же после утренней молитвы он вернулся в свою комнату и сидел на полу в той же позе до того времени, как приблизились сумерки следующего дня, праздника Симхат Тора, и тогда покинул комнату, облачённый в белые одежды». Ученикам он объяснил, что молился о приходе Машиаха. Хида понял из слов, что Ор аХаим мог и был призван сам стать Машиахом, готов раскрыться — но грехи поколения не позволили. Даже наоборот, именно в ночь на Ошана Раба должен был вступить в действие тяжелейший приговор поколению — и рабби Хаим бен Атар договорился с небесами о том, что в этом еврейском году он умрёт, искупая грехи современников.

Что и произошло на исходе Шаббата главы Пинхас, 15 Тамуза 1743 (5503) года. Ученики Баль Шем Това передают, что в том момент учитель омывал руки для третьей субботней трапезы (в Меджбоже Суббота ещё продолжалась). Отведав хлеба, Бааль Шем Тов произнёс: «Погасла западная свеча». (Здесь уместно разъяснить игру слов: «Нер маарави», Западная свеча — вторая с западной стороны свеча храмовой меноры, она называлась также «Нер тамид» — свеча постоянная или негаснущая; при всех заменах фитилей и масла она оставалась горящей и от неё зажигались остальные свечи. Нер тамид символизирует непрерывное излияние Б-жественной мудрости в мир). А на исходе Шаббата, после авдалы (отделения святого от будней), учитель пояснил, что в тот миг в Иерушалаиме скончался рабби Хаим бен Атар. В Тверии друг ушедшего рабби Хаим Абулафья стоял на молитве — и вдруг упал. Прийдя в себя через полчаса, он поведал перепуганным ученикам, что в тот момент умер Ор аХаим и он провожал его душу до хода в Ган Эден (рай).

Clip2net_190320004355ddddddddd

Могила Ор аХаим на Ар аЗейтим (Масличной горе) уже почти три столетия является местом паломничества — это одно из самых посещаемых в Израиле святых мест. А в день его йор-цайт, годовщину ухода, существует особая «сгула» (способ воздействовать на духовные причинно-следственные связи): молиться на могиле рабби Хаима бен Атара о рождении сыновей. Говорят, работает.

«Ор аХаим» — один из самых изучаемых комментариев во всех направлениях иудаизма, настоящая энциклопедия Торы. Хасиды даже установили для него специальный седер (порядок). Пока кто-то повторяет слова мудреца — он жив в мире земном, «губы его шелестят в могиле». Вот история сравнительно недавняя. В 1942 году «лисы пустыни» фельдмаршала Роммеля рвались в Палестину, Гитлер даже называл сроки уничтожения евреев Святой Земли.

Clip2net_190320004344bbbbbbbb

В йор-цайт Ор аХаим многие евреи Иерушалаима собрались на молитву у его могилы. Читали теиллим (псалмы). Вдруг рабби Исраэль, адмор из Гусятина, воскликнул: «Нацисты в Израиль не войдут! Я ясно видел буквы четырёхбуквенного Имени Всевышнего, горящие на памятнике. Молитва принята, можно не продолжать». В 1942 это был день 30 июня. 1 июля, назавтра, войска Роммеля попытались прорваться под Эль-Аламейном и были остановлены контратакой англичан. После продолжавшихся несколько месяцев ожесточённых сражений немцы и итальянцы были разгромлены и капитулировали, в плен попала армия из 250 тыс человек — открылась возможность для высадки союзников в Италии. Черчилль сказал: «До Эль-Аламейна мы не одержали ни одной победы. После Эль-Аламейна мы не потерпели ни одного поражения».

DIRECTV & AT&T. 155 Channels & 1000s of Shows/Movies On Demand (w/SELECT Package.) AT&T Internet 99 Percent Reliability. Unlimited Texts to 120 Countries w/AT&T Wireless.
Call 4 FREE Quote- 1-855-972-1400

Об авторе

Арье Юдасин

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Notice: Undefined index: uloginPopupCss in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/ulogin/settings.ulogin.php on line 411
Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0