Распахнутые границы США

300603524еееееееее

65-я cтрит в Бруклине вот уже много лет представляет собой нечто вроде биржи труда. Биржа эта, впрочем, имеет одну, присущую именно ей особенность. На протяжении только десяти ее блоков — маршрут моей ежедневной прогулки — с раннего утра, в любое время года, невзирая на стужу, зной или непогоду, стоят и сидят не менее 200 латиноамериканцев.

Трудно определить их возраст, все они мужчины, коренастые и невысокие, в несвежей, заляпанной краской одежде. Они ждут, не наймет ли кто на работу, и стремглав бросаются к любому остановившемуся рядом автомобилю.

Не могу сказать, сколько их всего на этой улице, она протянулась намного дальше. Но там, где я бываю, к полудню латиносов остается мало, последние уходят вечером. Глядя на них, невольно задаешься вопросом — как живут эти мужчины, от которых так и веет неустроенностью. Где-то ведь должны же они ночевать, покупать еду. И пусть их потребности малы, но если не заработают какую-то толику денег, как же тогда существуют эти сотни мужчин, теснящихся на одной лишь бруклинской улице?

Думается, что таких улиц в нашей стране тысячи. Но, может, десятки тысяч? Кто скажет, сколько потребно улиц, служащих биржами труда для нелегальных эмигрантов, если о численности этих людей сколько-нибудь достоверной статистики в нашей стране не существует. Центр иммиграционных исследований США в текущем году назвал цифры от 10 до 13 миллионов нелегалов. Трепет невольный охватывает, как подумаешь, что органам правопорядка, службам внутренней безопасности, ФБР абсолютно неведомы их имена, происхождение, местожительство, образ жизни и прочие данные.

Если верить данным этого Центра, численность нелегальных иммигрантов в текущем году составила, примерно 3,5 — 4,5 процента общего количества жителей США. Это сопоставимо с численностью населения таких стран, как Бельгия, Венгрия, Греция, Португалия. Из числа прибывших в прошлом году примерно 240 тысяч человек не покинули страну в заявленное время и остались в ней в качестве нелегальных иммигрантов. Но остальные-то попали в Штаты через наши сухопутные рубежи, в основном — через границу с Мексикой.

Сухопутные рубежи

Соединенные Штаты граничат с Мексикой на протяжении более 3100 км. Ее пересекают 14 автомобильных шоссе разного класса и 4 железных дороги. По этим маршрутам в Соединенные Штаты ежегодно прибывают 7,2 млн крупнотоннажных грузовых автомобилей, более 1,7 млн железнодорожных вагонов и точно неизвестное количество легковых автомобилей. По некоторым данным, оно превышает 16 млн. Естественно, охрана границы такой структуры и протяженности дело сложное и дорогостоящее. По всем существующим сегодня правилам эта охрана должна быть двухсторонней. Этого, однако, не происходит. Мексиканские рубежи в текущем году патрулировали лишь 15 тыс. наших пограничников. Как понимаете, силы явно несерьезные. Но по сравнению с пограничной стражей Мексики, даже такие малоэффективные войска выглядят весьма солидно. А потому как мексиканских пограничников приходится в среднем по 5 человек на каждые 10 км границы с США, считая и клерков на железнодорожных и автострадных КПП.

Как видим, разделить дело погранохраны с соответствующими службами соседей нереально, и вся тяжесть этой задачи ложится на США. Законом о реорганизации спецслужб США, принятом в прошлом году, предусмотрено увеличивать погранохрану на 2 тыс человек ежегодно в течение последующих пяти лет. Что же касается дня сегодняшнего, то наличными силами удается задерживать свыше миллиона желающих проникнуть в Америку нелегально, а еще примерно такому же числу это удается. Однако и с задержанными поступают, мягко говоря, парадоксально: мексиканцев тут же выдворяют на родину, а остальных задерживают, но через несколько недель выпускают на все четыре стороны, вручив повестку в суд на предмет разбирательства с их намерениями. Надеяться на явку этих нелегалов крайне легкомысленно.

Еще одной серьезнейшей проблемой является весьма поверхностная проверка грузов и пассажиров на контрольно-пропускных пунктах. Персонала служащих на этих КПП совершенно недостаточно для более — менее серьезной проверки, и в лучшем случае она сводится к беглому просмотру документов. Что же касается грузов в миллионах траков и железнодорожных вагонов, то проверяется даже поверхностно лишь ничтожная часть. Кроме того, почти все такого рода КПП не оборудованы приборами, которые способны обнаружить взрывчатые, боевые химические вещества или радиоактивные материалы. Поэтому даже в тех из траков или вагонов, которые подвергаются осмотру, найти что-либо из такого набора нереально.

Думается, что сегодня абсолютно необходимо создание настоящей самостоятельной военизированной погранслужбы, ибо нынешняя подчинена иммиграционному ведомству, входящему в состав министерства внутренней безопасности и, как видим, действует неэффективно. Речь, однако, не идет о том, чтобы границы США охранялись также строго как в былом СССР, но принцип их охраны, видимо, должен быть аналогичным: сочетание технических средств и систем контроля с патрулированием.

Отдельные участки американской границы могли бы прикрываться техническими заграждениями, остальная протяженность рубежей — контролироваться электронно-оптическими системами. Одной из лучших в наше время систем такого назначения является модульная, которая носит наименование CEDAR, и выпускается израильской фирмой «Контрол». Она позволяет одним аппаратом обнаруживать нарушителя на расстоянии до 4 км днем и ночью в любую погоду и выйти на его след, даже если он попытается скрыться в море. Впрочем, кроме «Контрола», разработано и более десятка отечественных систем такого же назначения.

Эти системы могут быть усилены мощными минами ослепляющего и оглушающего действия, которые, к тому же, обозначают место нарушения. К этому месту немедленно прибывают группы захвата на вездеходах и вертолетах. Опыт показывает, что охрана рубежей по такой системе блокирует не менее 95 процентов попыток их нарушения. Однако, опытные и подготовленные злоумышленники преодолеют и эту охраняемую госграницу. Поэтому обязательным звеном в структуре пограничной стражи должна быть агентурная служба. Ее члены вербуются за рубежом среди жителей приграничных пунктов. Их услуги оплачиваются, и они немедленно сообщают своим резидентам о появлении подозрительных лиц.

Специальная программа должна обеспечить эффективной аппаратурой пограничные КПП. И такого рода приборы уже разработаны и опробованы американскими фирмами. К примеру, индикатор, способный обнаружить спрятанную в автомобиле или вагоне взрывчатку, создан компанией Ancor в городе Санта-Клара (шт. Калифорния). Он имеет название SP–EDS и представляет собой гамма-лучевой детектор, может работать как в стационарном режиме, так и на мобильной платформе. Этот прибор успешно прошел полевые испытания еще в 1997 году и был передан Пентагону. Почему не используется — неизвестно.

mobile_high-1ghh (1)ааааааа

Весьма эффективное устройство для обнаружения взрывчатых веществ разработано еще в 2003 году в Национальной лаборатории Сандия в г. Альбукерке. Прибор представляет собой химический концентратор, всасывающий воздух из подконтрольного объекта и мгновенно определяющий компоненты его содержимого. Аналогичного назначения прибор создан и в Ливерморской лаборатории им Лоуренса (шт. Калифорния). Но его индикаторы, кроме того, быстро и точно определяют наличие боевых отравляющих веществ и агентов биологического оружия. Как видим, уже существует целый набор средств технического контроля, которые успешно могут действовать на пограничных контрольных пунктах. Они вместе с электронно-оптическими системами, техническими заграждениями и патрульной службой вполне способны достаточно эффективно охранять сухопутные рубежи США.

Естественно, объем мероприятий такого назначения не может быть осуществлен в короткий срок. Примерные расчеты американских аналитиков отводят на это 18 — 20 месяцев. Они считают, что закупка технических средств обойдется в 6 — 8 млрд долл. Численность сотрудников погранохраны, по этим же выкладкам, составит не менее 120 тыс человек. Для сравнения, в России к началу текущего года погранслужба насчитывала более 300 тыс человек.

К сожалению, американские спецслужбы не располагают даже приблизительной информацией о наличии в этом людском половодье отдельных экстремистов или целых ячеек и групп личностей, оседающих в стране для террористической деятельности. Но отрицать их наличие было бы слишком легкомысленно и опасно. От побережья Мексиканского залива граница проходит 2019 км по фарватеру реки Рио-Гранде до городов Эль-Пасо (штат Техас) и Хуарес (мексиканский штат Чиуауа). Далее проходит по гористой пустыне Чиуауа и безжизненной, песчаной пустыне Сонора 858 км до реки Колорадо. 38 км граница идет на север вверх по течению реки. Далее 226 км до тихоокеанского побережья, пересекая гористое основание полуострова Нижняя Калифорния. На побережье разделяет мегаполисы Сан-Диего (штат Калифорния) и Тихуана (мексиканский штат Нижняя Калифорния).

Население прилегающих к границе округов США и муниципалитетов Мексики превышает 12 миллионов человек. Большинство из них живёт в крупных городах, образующих пары по разные стороны границы, так называемые города-близнецы. Самые крупные из них:

Браунсвилл, Техас — Матаморос, Тамаулипас

Ларедо, Техас — Нуэво-Ларедо, Тамаулипас

Эль-Пасо, Техас — Хуарес

Ногалес, Аризона — Эройка-Ногалес, Сонора

Эль-Сентро, Калифорния — Мехикали, Нижняя Калифорния

Сан-Исидро (пригород Сан-Диего) — Тихуана

В дополнение к легальным пересечениям граница США и Мексики лидирует и по числу нелегальных переходов. Более одного миллиона человек ежегодно нелегально попадает в США через границу с Мексикой. Большинство из них — мексиканцы, но много выходцев из других стран Латинской Америки, прежде всего Центральной (по терминологии пограничной службы США — «Other Than Mexicans» (OTM)). Пограничная служба США (U.S. Border Patrol) жалуется на постоянное недофинансирование и недокомплектацию. В среднем на милю границы приходится около четырёх служащих, но большинство из них работает в районах крупных населённых пунктов, в то время как обширные пустынные и горные районы охраняются слабо. В населённых местах сооружены заборы-ограждения. Их строительство сопровождалось шумихой в прессе, но существуют скептические мнения об их эффективности. Сегодня популярны планы президента Трампа по строительству стены и охранной стометровой полосы вдоль всей границы.

По данным Пограничной службы США за период с 1 октября 2016 по 30 апреля 2017 г. ими было задержано более 700 тыс человек, незаконно переходивших границу. Из-за строительства заграждений в населённых местностях увеличилось количество людей, пересекающих границу в пустынях, иногда это заканчивается гибелью. По данным той же службы, за этот период погибло более 2 000 человек.
Более половины смертей при пересечении границы зафиксировано в штате Аризона, где приток нелегальных иммигрантов особенно высок. Несколько лет подряд люди летом умирают от жары, пересекая границу по пустыне.

Американо-мексиканская граница протянулась на 3140 км от Мексиканского залива до Тихого океана. Полосы ржавой колючей проволоки в пыльной области южной Аризоны вот зачастую единственное препятствие, отделяющее Соединенные штаты от Мексики.

Ежегодно в США путем нелегального перехода границы или невозвращением домой после истечения срока действия визы остается 250 тысяч иностранцев. Примерно половина из них — выходцы из Мексики. Известно, что поток иммигрантов из Мексики в США не прекращается ни на один день. В прошлом году на мексиканской границе было задержано более 400 тысяч человек, пытавшихся незаконным образом проникнуть в США.

Что касается реальных заграждений, то к ним относится стена протяженностью 1226 км. Она, к сожалению, недостаточна по длине, не снабжена современной сигнализацией и необходимым числом контролеров.

Марк ШТЕЙНБЕРГ

5

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора