Кто устанавливает правила

0

Шломо Пиотроковски

 

Истерика хунты судей и юридических советников относительно минималистского закона об юридических советниках, который г-жа министр юстиции Шакед пытается провести, высвечивает концепцию, которую они считают себя вправе установить относительно правил игры. * Расследование, которое организовало движение *Регавим*, обнаруживает предпочтение, которое получают у БАГАЦ левые организации.

 

РАЗРЫВ МЕЖДУ МИНИМАЛИСТСКОЙ ФОРМУЛИРОВКОЙ «Закона об юридических советниках» г-жи министра юстиции Шакед и той истерикой, которую закатили назначенные высшие лица в юридической системе, почти необъясним. Когда читают закон, действительно трудно понять, из-за чего весь сыр-бор.

В конце-концов, правительственный законопроект действительно усиливает значимость министра (юстиции) в части влияния на личность юридического советника в его канцелярии, но это далеко от превращения юридического советника в судью при министре, как отсюда до Дальнего Востока. Предложение придаёт юридическому советнику правительства, лорду-хранителю печати юрисдикции в израильской правящей системе, очень высокий статус во всём, что касается назначения юридического советника в правительственной канцелярии. Кто-то даже скажет, что статус слишком высок.

Истерика вызвана тем, что во время обсуждения, состоявшегося на этой неделе в Кнесете, часть участников со стороны юристов выступили с утверждениями, которые были, с позволения сказать, на грани совершенной ерунды. Одним таким образчиком, высказанным на обсуждении не единожды, было заявление, что юридические предложения не помешают министрам реализовать свою политику. Всё, что делают советники, если исходить из такой позиции, — это помощь министру в реализации его политики в соответствии с законом.

Примеров того, что речь идёт о пустом утверждении, хватает.

Сейчас будет приведён фактический пример из последнего времени, к тому достаточно выразительный. В различных утверждениях, сделанных с экранов, касательно распределения государственных бюджетов, «предназначенных для помощи в производстве фильмов», г-жа министр культуры Мири Регев создала профессиональную комиссию, которая бы занималась этим вопросом.

Тем не менее, при создании этой комиссии, было ощущение, что государство Израиля финансирует производство фильмов, которые на самом деле занимаются очернением образа Израиля в мире. На комиссии присутствовали специалисты по этому вопросу, и существенная их часть, кстати, никакие не правые, уж конечно, не самые яркие из них. По окончании работы комиссия приняла решение и несколько рекомендаций. Одна из них, обязывающая внести изменение в законе, — это отмена независимого выделения бюджета на показ фильмов в кинотеатрах и передача вопроса выделения бюджета правительственному подразделению в рамках министерства культуры.

 

РАВНОВЕСИЕ ФОРМУЛИРУЕТ ПРОКУРАТУРА

Повышение квалификации, в последнее время осуществляемое в Институте повышения квалификации для прокуроров и юридических советников, освещалось в заголовках по следам одной образцовой лекции, которую провёл одноразово один из советников г-жи министра юстиции, адвокат Гиль Брингер.

Главную мысль, заявленную Брингером в его лекции, относительно искажений, возникших в последние десятилетия в отношениях между избираемыми и юристами, я уже высказал в своей корреспонденции в прошлом номере «Бе-ШЕВЫ». Однако, обоснованные заголовки, которых удостоилась лекция Брингера, затемнили не менее важную историю.

Image result for ‫דינה זילבר‬‎Это занятие по повышение квалификации посетила Дина Зильбер, заместительница юридического советника общественно-административного суда. Она подняла весьма впечатляющую тему «Общественная юриспруденция и государство в меняющейся реальности». Высказывания большинства лекторов на этих занятиях обычно находились в обычных общественных рамках. Юридические советники.., судьи и т.д.

Исключение составляли три судьи.

Image result for ‫מיכאל ספרד‬‎ Один, имя которого известно в качестве лектора – это адвокат Михаэль Сфарад. Сфарад уже многие годы представляет в судах некоторые левые организации, наиболее радикальные и воинственные, и посвящает свою профессиональную деятельность юридической борьбе с поселенчеством в Иудее и Самарии.

Image result for ‫ארנה בן נפתלי‬‎

Эрна Бен-Нафтали

Ещё два лектора – вроде бы высоко-образованные женщины. Проф. Эрна Бен-Нафтали из управленческого колледжа и проф. Нета Зив из Тель-Авивского университета.

Image result for ‫נטע זיו‬‎

Нета Зив

Казалось бы, нет места спору о важности участия академических представителей в таком обсуждении, но если провести беглый поиск в Гугле касательно трудовых биографий обеих вышеупомянутых, то обнаруживается, что проф. Бен-Нафтали – член руководства лево-радикальной организации «Бе-Целем», а проф. Зив – бывший член руководства и заместительницв бывшего президента крышующей лево-радикальной организации в Израиле – Новый Фонд.

На самом деле, на этих курсах повышения квалификации, что, надо подчеркнуть, весьма характерно, было впечатляющее представительство трёх лекторов, солидаризирующихся с леворадикальными организациями в Израиле, но ни одного представителя из правых организаций. И если это так, давайте обратимся в канцелярию г-жи министра юстиции, как представительницы правой организации. Image result for юридический форум в защиту эрец Ð¸ÑÑ€Ð°ÑÐ»ÑŒИ вопрос об этом абсурде подняли члены Юридического форума во имя Израиля, сионизма и демократии.

В письме руководству института (повышения квалификации) гендиректор Форума Нахи Эйяль задался вопросам, «согласно каким критериям устанавливается повышение квалификации в юриспруденции? Как возникла ситуация, согласно которой приглашаются внешние представители только с одной стороны политической карты? Существуют ли упорядоченные директивы в части уравновешивания мнений при проведении различных занятий?»

Когда Эйяль получит ответ, вы будете первыми, кто его узнает. Обещаю!

 

(НЕ) ИЗВРАЩАЙТЕ СУД

Image result for ‫ארגון רגבים‬‎Один из принципов правых организаций юридической борьбы, после многих лет, когда вся полнота власти была в руках левых радикалов, — это срывание маски лицемерия. Одна из этих организаций – «Регавим», которая наряду с деятельностью в сфере национального землевладения уже многие годы отслеживает разрыв между отношением Верховного суда к апелляциям с правой стороны карты с отношением к апелляциям левых. На этой неделе организация опубликовала третий отчёт по этой теме, присоединив его к предыдущим отчётам, опубликованным в 2010 и 2015 гг.

Вместо разговоров было получено некоторое количество данных, и каждое слово сверх этого будет излишним. По апелляции правых суд выделил государству 30 дней в среднем для спокойного ответа на апелляцию – в отличие от всего лишь 18 дней, данных государству для ответа на левые апелляции, которые, очевидно, считаются более срочными – тут мы имеем разрыв в полтора раза. А за минувшее с подачи апелляции время, покуда суд предпочитает обсуждать, левые организации получают привилегию сроком в 3 месяца в пользу их апелляции. К тому же, при том, что апелляции вызывают подобные юридические вопросы, число промежуточных приказов, которые являются первыми победами, выше в 7 раз для левых апелляций, по сравнению с правыми.

Интересные дополнительные данные касательно процента участия президента Суда в составе, обсуждающем апелляции. Это участие позволяет узнать о степени важности каждой апелляции с точки зрения президента (или г-жи президента). При рассмотрении правой апелляции президент (или г-жа президент) сидели во главе состава суда только в 21% из всех апелляций, тогда как таких расмотрений левых апелляций это было 58%. Из 61 правых апелляций, которым требовался приказ на условиях, судьи БАГАЦа выдали таковый только для одной апелляции (1.7%). Из 43 апелляций, поданных левыми, которым требовался приказ, таковый был получен для 19-и (44%).

Последнее из потрясающих данных касательно срока жизни апелляции. По случаю слишком большой нагрузки, взваленной на БАГАЦ, срок жизни апелляции высвечивает, может, более всего отношение БАГАЦа к апелляции и к проблемам, обсуждаемым в ней: левая апелляция удостаивается гораздо большего числа обсуждений, нежели апелляция правая. Соответственно левые апелляции остаются в работе и на столе БАГАЦа в среднем в течение 33 месяцев – по сравнению с тем, что срок рассмотрения правых апелляций в среднем не более 16,7 месяцев.

 

Источник на иврите — Аруц Шева

Авторизироваанный перевод Фанни Шифман — Авторский блог

Сентябрь 2018

 

Об авторе

Фанни Шифман
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0