Война Судного дня

0

В 1973-м Судный день ударил 6 октября. Именно в этот день войска Египта по 14 понтонным мостам форсировали Суэцкий канал и, сломив сопротивление немногочисленных израильских подразделений, преодолели укрепления так называемой «Линии Бар-Лева».

Укрепления эти представляли собой систему опорных пунктов, имевших между собою непрочную огневую связь. «Линия» не обладала оперативной глубиной и была, скорее, оборонительной позицией. Поэтому ее преодоление мощной фронтовой группировкой египтян не может вызвать удивления. Тем более что израильтяне были захвачены врасплох в этот праздничный день. Не приходится, конечно, говорить о стратегической внезапности, потому что угроза войны с арабами существовала тогда и существует теперь — ежедневно. Но и оперативная внезапность была в этот день арабами обеспечена полностью. Израильская разведка, в общем, достаточно своевременно сообщила о сосредоточении наступательных группировок египетской и сирийской армий. Но поскольку они и всегда находились как бы на исходных позициях для наступления, то военная разведка и политическое руководство страны явно недооценили степень угрозы. В тот же день перешли в наступление и сирийские войска, впоследствии усиленные иракскими, иорданскими и саудовскими экспедиционными корпусами. В общей сложности на Израиль обрушилось свыше 800 тысяч солдат, 3300 танков и 950 самолетов.

В этой войне действовали на равных правах два фронта. Южным командовал генерал-майор Шмуэль Гонен (Городиш), родившийся в Иерусалиме. В Шестидневной войне он командовал бригадой, был командиром требовательным и мужественным, славился своим бесстрашием в бою. Его фронт охватывал Негев и Синай до Суэцкого канала и имел в своем составе три дивизии, эшелонированные в глубину.

Помощник начальника генштаба Рехавам Зеэви, министр обороны Моше Даян, командующий ЮВО Шмуэль Гонен

Помощник начальника генштаба Рехавам Зеэви, министр обороны Моше Даян, командующий ЮВО Шмуэль Гонен

Наступление на войска Южного фронта развернули две египетские полевые армии: 2-я на его северном крыле, 3-я — на южном. В состав этих армий входили 5 пехотных, 3 моторизованных, 2 бронетанковых дивизии, усиленные рядом бригад и батальонами «коммандос». Всего обе армейские группировки насчитывали 2200 танков, 2300 орудий, 550 самолетов. Их прикрывали развернутые в зоне канала 150 зенитно-ракетных установок советского производства, образовавших так называемый «ракетный зонтик».

Первый удар египтян приняла на себя дивизия генерал-майора Авраама Мандлера, а конкретно — на протяжении 110 миль Суэцкого канала передний край обороны в укреплениях держали 436 солдат и офицеров Иерусалимской бригады. Их огневые сооружения находились на удалении 7-8 миль друг от друга. На каждое такое сооружение наступало до двух танковых и мотопехотных рот при интенсивной артиллерийской и авиационной поддержке. И несмотря на упорное героическое сопротивление израильтян, колоссальный перевес в людях и технике у арабов позволил им, в конце концов, прорвать израильскую оборону.

Но уже в самые первые часы подразделения второго эшелона дивизии генерала Мандлера неоднократно переходили в контратаки, и их усилия нередко были успешными. Особенно необходимо отметить успешные контратакующие действия бригады Дана Шомрона, которой противостояли две пехотные и одна моторизованная дивизии. И, тем не менее, бригада Шомрона сумела прорваться к каналу и восстановить непосредственную связь с оборонявшимися в бункерах.

Хотя начальник Генерального штаба генерал-лейтенант Давид Элазар уже к исходу первого дня разрешил эвакуацию укреплений там, где это представлялось возможным, израильтяне почти везде сражались до конца. Тем временем в Израиле полным ходом шла мобилизация, и уже к вечеру второго дня войны на Южный фронт стали прибывать новые соединения. Они широко использовали противотанковые переносные ракетные комплексы с лазерным наведением, в том числе — на вертолетах. Наступление египтян было остановлено. И 9 октября, на 4-й день войны, израильские войска на Южном фронте сумели стабилизировать обстановку, и больше уже египтянам не удавалось продвинуться.

Между тем, форсирование канала продолжалось, и две армии, переправив основные силы, кроме танковых дивизий, принялись расширять плацдарм и закрепляться на нем. К утру 11 октября они завершили перегруппировку и стали готовить решающее наступление своих механизированных и танковых дивизий. Все это время израильтяне силами соединений генералов Адана и Шарона, непрерывными контратаками изматывали переправившиеся части. И одна из бригад под командой Амнона Решефа к утру 10 октября вышла к каналу у Большого Горького озера, в районе так называемой «Китайской фермы», не встретив организованного сопротивления. Израильское командование пришло к выводу, что именно здесь находится стык между 2-й и 3-й армиями.

WAR1973ааааааааааа

Необходимо особо отметить, что египтяне на своем берегу канала развернули цепь советских зенитно-ракетных комплексов, и в пределах зоны действия этого «ракетного зонтика» израильская авиация не могла эффективно прикрывать свои войска. Стоило, однако, египтянам хоть немного выдвинуться за пределы действия ракет, как они несли громадные потери, и вскоре всякое продвижение прекратилось. Постепенно инициатива на поле боя перешла к израильтянам, и их командование пришло к выводу о необходимости вторжения в Египет и перехода к широким маневренным действиям на его территории, ибо в операциях такого рода израильские бригады имели видимое превосходство. Было выбрано и место пересечения канала — в районе стыка египетских армий у Деверсуара. По плану командующего фронтом генерала Гонена, здесь, после форсирования канала десантниками, должны были быть наведены три моста и переправиться две дивизии. Однако на египетском берегу еще находились 2 бронетанковые, 2 механизированные дивизии и 2 бронебригады — 900 танков, и они, естественно, помешали бы переправе израильтян. Командование фронтом решило выждать, когда эти бронетанковые соединения перейдут на восточный берег, а такое неизменно должно было случиться, если египтяне намеревались развить свой оперативный успех и продвинуться в глубь Синая. И вот, 12 октября египетские танки начали переправу. Израильтяне не препятствовали этому, выжидая, пока они перегруппируются и пойдут в наступление. Это и произошло 14 октября утром. Египтяне развернули наступление по шести направлениям — по три со стороны каждой армии: 2-й — генерала Мамуна и 3-й — генерала Весселя. Это дробление ударных группировок было крупной оперативной ошибкой в самом начале наступления.

Так началась одна из крупнейших танковых битв в военной истории, по масштабу она уступает разве что Курской. В бою столкнулись 2 тысячи танков. Атака египтян была отбита, они в первом же бою потеряли 270 машин, при израильских потерях всего лишь 10 танков. Все атаки отражались огнем с коротких дистанций и управляемыми ракетами типа СС-11. Раздробив свои силы, египтяне прямо угодили в ловушку, подготовленную по указанию начальника Генштаба генерала Элазара. И на следующий день он отдал приказ о форсировании Канала. Первой его преодолела в ночь на 16 октября бригада полковника Дани Мата. Ее солдаты — парашютисты-резервисты — переправились через Канал на надувных лодках и заняли плацдарм, расширив его до 3-х миль. Египтяне предприняли многочисленные попытки перерезать коридор, по которому подвозилось мостовое оборудование, но были отбиты и понесли тяжелые потери. Были наведены два понтонных моста и один колейный надвижной, этими переправами руководил один из старейших военачальников Израиля генерал Хаим Ласков.

Первой, в ночь на 18-е, прошла по мостам дивизия генерала Адана. Танкисты устремились на развернутые по берегам зенитно-ракетные комплексы и стали их уничтожать, что дало возможность израильской авиации эффективно поддержать их действия. Дивизия подошла к Исмаилии, захватила аэродром Фуад и вышла на дорогу, ведущую к Каиру. Ее бригады устремились на юг, к Суэцкому заливу, отрезая расположенные там части 3-й армии.

Впереди всех шла бригада полковника Дана Шомрона. И хотя в ней оставалось всего 17 танков, она на рассвете 17 ноября вступила в порт Адабию, завершив окружение, в которое попали 45 тысяч солдат и офицеров, 250 танков и город Суэц. Поскольку египтян больше не прикрывал советский «ракетный зонтик», уничтоженный израильтянами, их авиация немедленно разбила все мосты, перекинутые через Канал, лишив египтян возможности объединить свои войска.

Израильтяне готовились уже к полному уничтожению 3-й армии, что, учитывая их господство в воздухе, было бы делом нескольких дней. А поражение этой армии означало бы разгром Египта в целом. Однако такое положение явно противоречило интересам Советского Союза, который обещал арабам вмешаться, если израильтяне перейдут к уничтожению окруженной армии. 24 октября Совет Безопасности ООН принял уже вторую резолюцию, призывающую к прекращению огня. Этот призыв Советы подкрепили заявлением, что их воздушно-десантные войска готовы к выступлению на стороне арабов. И огонь был прекращен. К этому моменту израильтяне захватили на египетском берегу территорию площадью более 1000 кв. миль.

На Северном фронте события войны развернулись в несколько иной оперативной обстановке. Центр этих событий пришелся на Голанские высоты. Сирийская армия сосредоточила там в мощных оборонительных сооружениях три пехотные дивизии. Во втором эшелоне находились еще две бронетанковые дивизии и несколько отдельных бронебригад. Всего сирийская группировка насчитывала 1500 танков, 1000 орудий.

Против нее были развернуты всего две израильские бронетанковые бригады: 7-я на севере и 188-я на юге, имевшие 170 танков, в основном американских М-60 и британских «центурионов».

Северным сектором фронта командовал генерал-майор Рафаэль Эйтан, а всем Северным фронтом — генерал-майор Ицхак Хофи. Это по его просьбе из резерва Генштаба к Голанским высотам была переброшена 7-я бронетанковая бригада, что увеличило количество танков, которых до этого на всем фронте насчитывалось всего 60.

6 октября в 14 часов сирийские войска перешли в наступление, нанося главный удар на юге Голанских высот. Он пришелся по подразделениям 188-й бронебригады, на которую наступали две пехотные дивизии, поддерживаемые 1-й бронетанковой дивизией: 600 танков против 57!

Израильские солдаты, уступавшие по численности сирийцам в соотношении 1 к 10, и в не меньшем соотношении — по количеству танков, с отчаянной решимостью цеплялись за каждый клочок земли. Прославился в этих боях лейтенант Цвика Грингольд, который с 4 танками сумел на целые сутки задержать продвижение сирийской бронетанковой бригады.

К 7 октября до 90 процентов офицеров 188-й бронебригады погибли или были ранены, в том числе убиты ее командир, полковник Бен-Шохам, и его заместитель. Однако бригада поставленную задачу выполнила, задержав сирийцев и дав время для отмобилизования резервистов.

В северном секторе фронта 7-я бронебригада с сотней танков, которой командовал полковник Авигдор Бен-Галь (Януш), удерживала свои позиции в течение четырех дней и подготовилась к отходу в полдень 9-го, когда оставалось всего лишь 7 исправных танков. Но в это время на поле боя появился отряд командира батальона подполковника Йоси. Он проводил свой отпуск в Гималаях, когда началась война, и сумел вернуться в Израиль. Сразу же поспешил на фронт, собрал отряд из 13 поврежденных танков, которые уже были погружены на платформы для отправки в ремонт. Экипажи этих машин составили, в основном, раненые танкисты, сбежавшие из госпиталей, чтобы драться.

Со своим отрядом он прибыл, когда 7-я бригада уже готовилась к отступлению. Йоси присоединил к отряду 7 уцелевших танков и ринулся на сирийцев. Он атаковал яростно, не считаясь с явным численным превосходством, но вместе с тем, весьма искусно нападая из засад, маневрируя и подпуская вплотную, чтобы надежнее поразить. Сирийские подразделения вынуждены были остановиться, а потом стали отходить. Йоси смело перешел к преследованию и гнал их до того рубежа, где впоследствии состоялось прекращение огня. А на этом рубеже все еще сражались, стоя насмерть, гарнизоны израильских укреплений. Они дрались уже четвертые сутки, не покидая своих бункеров.

К этому времени подошли сформированные из резервистов дивизии: мотопехотная генерала Ланера и бронетанковая генерала Моше Пеледа. Они остановили сирийские части, наступавшие в южном секторе фронта, и вынудили эти войска к отходу. Часть из них угодила в «мешок» в районе Хушни и была полностью уничтожена.

К полудню 10 октября тысяча сирийских танков, которые были в боевых порядках наступающих на Голанских высотах, превратились в металлолом. Сирийцы вынуждены были бежать на свою территорию, бросив самое современное по тем временам вооружение, предоставленное им Советами. Израильские воины и на этот раз показали образцы величайшей стойкости и военного мастерства, а их командиры — военную мудрость и выдающиеся способности, сумев разгромить в десять раз превосходившие по численности силы врага. Это имело особенное значение для обороны Израиля, ибо именно с Голанских высот вел самый короткий путь к сердцу страны. Если на юге между Израилем и египтянами лежали пространства Синайского полуострова, то на севере не было никакого промежутка — прямо от разделительной черты начинался Эрец-Исраэль, и каждый кусочек этой святой земли подлежал беззаветной защите. И это знали и выполняли, как заповедь, израильские воины. Поэтому отражение сирийского наступления было первоочередной задачей, и только после ее выполнения можно было перенацелить все силы для полного разгрома арабов.

Верховное руководство страны: Голда Меир, Моше Даян и генерал Элазар приняли решение о вторжении в Сирию. Направление главного удара было выбрано по кратчайшему пути на Дамаск с северного сектора Голанских высот. Наступление началось в 11 часов 10 октября.

В первом эшелоне, имея в центре боевого порядка шоссе Кунейтра — Дамаск, наступала 7-я бронебригада во главе с Бен-Галем. Однако первой вступила в Сирию 188-я бригада, в которой в живых остался только один ротный и два взводных командира. Бригада получила пополнение из резерва и возглавила наступление. Ее части прорвали оборону противника и вынудили отступить солдат марокканского экспедиционного корпуса и сирийской пехотной бригады, усиленной 75 танками.

Но затем передовые части дивизии Эйтана были остановлены у деревни Тель-Шамс, которую удалось взять только в ночь на 13 октября воинам 31-й парашютной бригады. К югу от Эйтана наступала дивизия генерала Ланера, впереди шла бригада полковника Рана Сарига, раненого в предыдущей атаке. Эта дивизия с тяжелыми боями продвигалась в глубь Сирии.

Сирия находилась в сложном положении. Израильская авиация уже господствовала в ее воздушном пространстве и разрушала аэродромы, куда потоком устремилась советская военная помощь. Хафез Асад обратился к советскому руководству, и оно заявило, что советские полевые войска готовы к защите Дамаска. Боевые корабли военно-морских сил СССР пришвартовались в сирийских портах Латакия и Тартус. Однако командование и политическое руководство Израиля и без того приняли решение не штурмовать Дамаск, считая это слишком опасным военно-политическим актом и опасаясь, что в уличных боях будут понесены слишком тяжелые потери. Окончательной границей развития наступления был принят рубеж, с которого возможно вести артиллерийский обстрел сирийской столицы.

Но 12 октября в сражение вступила иракская 3-я бронетанковая дивизия — три бригады с 310 танками, нацелившиеся на южный фланг израильской группировки, которая наступала на Дамаск. Первая их атака была отбита. Израильтяне, предвидя дальнейшее развитие наступления иракцев, правильно разгадали его направление и в течение ночи подготовили ловушку для их танковых бригад.

Ее организовал командир дивизии генерал Ланер, расположивший свои бригады на флангах открытой 7-километровой горловины между населенными пунктами Маскара и Наседж. И в 3 часа ночи 13 октября иракские танки втянулись в эту западню. Бригады Ланера открыли огонь только тогда, когда вся 3-я бронетанковая дивизия Ирака полностью попалась в ловушку. «Шерманы» били с расстояния менее 200 метров, и иракцы, потеряв более 80 танков, стали отходить, не поразив ни одного израильского. Затем на помощь сирийцам пришел саудовский экспедиционный корпус и тоже был разбит, причем израильтяне захватили немало французских неповрежденных бронемашин, которыми были вооружены саудовцы. А 13 октября в бой вступила отборная 40-я бронетанковая бригада Иордании, оснащенная английскими танками «Центурион». Израильтяне снова выждали, подпустив противника почти вплотную, и только тогда открыли огонь. Потеряв более 60 танков, иорданцы стали отступать.

Следует отметить, что арабские союзники Сирии на поле боя не сумели организовать сколько-нибудь эффективного взаимодействия и не раз даже били по своим частям. 17 октября дивизия генерала Пеледа снова была атакована свежими бронетанковыми бригадами Ирака и Иордании — более 200 танков и 150 бронетранспортеров. Израильская авиация была отвлечена боями на севере, арабы имели огромное преимущество в силах и атаковали последовательно, волнами, трижды в один день, но, потеряв половину танков и множество живой силы, вынуждены были прекратить наступление. И это была последняя крупная танковая битва на Северном фронте.

22 октября бригады «Голани» и парашютная, после ночного упорного боя, овладели самой высокой горой в Палестине — Хермоном, которую один из командиров назвал «глазами Израиля». Вечером того же дня сирийцы приняли предложение Организации Объединенных Наций о прекращении огня. Их потери составили 1150 танков, были уничтожены еще 100 иракских и более 50 иорданских. Погибло 3500 солдат и офицеров, 370 сирийцев были захвачены в плен. Израильтянам досталось 867 сирийских танков, многие из них не были даже повреждены.

Но и израильские потери были весьма ощутимы. 100 танков они потеряли, еще 150 удалось отремонтировать. Погибло 772 солдата и офицера, 2453 было ранено и 65 попали в плен. Оценивая результаты сражений на Голанах, бывший президент Израиля, и тоже опытный военачальник, генерал Хаим Герцог во втором томе своего труда «Арабо-израильские войны» писал: «Всегда спокойный генерал Хофи привел войска Северного фронта к блистательной победе в битве, которая началась в самых неблагоприятных обстоятельствах. Он руководил своими великолепными командирами дивизий решительно и эффективно…»

Голда Меир и генерал Ариэль Шарон на Синайском фронте войны Судного дня

Голда Меир и генерал Ариэль Шарон на Синайском фронте войны Судного дня

Могу лишь добавить, что не менее доблестно и умело действовали и остальные еврейские командиры. Необходимо специально подчеркнуть, что Война Судного дня готовилась и велась большинством арабских военачальников не только советским оружием, но и под непосредственным влиянием советской военной науки. И не всегда в этом случае они действовали неверно. В качестве оптимального решения можно назвать создание так называемого «ракетного зонтика» — системы противовоздушной обороны вдоль Суэцкого канала, где было сконцентрировано 50 из 150 советских зенитно-ракетных комплексов, имевшихся в Египте. Именно из-за этого прикрытия невозможно было использовать самую грозную силу Израиля — его авиацию. Израильтяне имели на вооружении самолеты «Скайхок», «Фантом», «Мираж», арабы — Миг-17, 19, 21. Соотношение в количестве: 1 к 3, на 350 израильских — 950 арабских. В начале войны израильтяне потеряли 50 истребителей-бомбардировщиков, в основном, от зенитно-ракетного огня. Однако впоследствии потери арабов в значительной мере превысили израильские. Только сирийцы не досчитались 222 самолетов, а всего в воздушных боях арабы потеряли 334 машины, у израильтян было сбито пять. Потери арабов от всех средств поражения на земле и в воздухе составили 514 самолетов, из которых 58 они сбили сами. Израиль потерял 102 самолета.

К началу войны военно-морской флот Египта насчитывал более 70 боевых кораблей, в том числе — 10 подлодок, 3 эсминца, 2 фрегата, 12 ракетных и 26 торпедных катеров. Еще 22 боевых корабля имела Сирия. Почти сотне боевых судов арабов противостояли только 14 израильских ракетных катеров.

В ночь с 6 на 7 октября состоялась первая в истории морская битва с применением ракетного оружия. Это произошло неподалеку от сирийского порта Латакия. Израильскими ракетами были потоплены 4 сирийских катера и эсминец. Второй морской бой произошел у Дамиеты, где шесть израильских ракетных катеров потопили 3 египетских. Всего же за эту войну израильтяне, не потеряв ни одного корабля, отправили на дно 19 арабских, в том числе — 10 советских новейших ракетных катеров.

Подводя итоги Войны Судного дня, следует отметить, что хотя израильтяне и сумели победить в ней арабскую военную коалицию, тем не менее они допустили, по крайней мере, две существенные ошибки, влияние которых ощущается и в наше время. Первый из этих просчетов — неправильная оценка данных разведки, что обеспечило неожиданность арабского удара. Второй просчет — недооценка улучшений в боевой подготовке арабских войск, их оснащении и возросшего мастерства командиров, что повело к большим людским потерям израильтян.

Тем не менее, несмотря на первоначальные успехи арабских армий, вооруженные силы Израиля сумели переломить ситуацию и одержать окончательную победу в этой войне. Египетские войска не смогли выполнить своих задач — дойти до перевалов и закрепиться в центре Синая. Разрезанные на две изолированных армии, они не сумели помешать израильтянам перебросить через Канал свои дивизии, окружить и поставить перед угрозой полного уничтожения 3-ю армию, что повлекло за собой настоятельные просьбы о прекращении огня. Сирийцев к этому же принудили решительное вторжение израильтян в саму Сирию и их продвижение к ее столице — Дамаску. Таким образом, и та, и другая страна арабской коалиции, да и вся она в целом, потерпели поражение в этой схватке с Израилем.

На долю именно Израиля досталось участие в первой в военной истории кампании, где широко применялись ракеты всех классов, кроме межконтинентальных баллистических. Несмотря на неожиданность нападения арабских армий, их намного превосходящие численно силы, поддержку Советского Союза, израильский народ и его армия сумели выстоять. Они отбили первые атаки, перешли в наступление, перенесли боевые действия на территорию врагов, а затем — принудили к униженным просьбам о прекращении огня.

Что могу сказать я, профессиональный военный, по поводу этой блистательной победы? Считаю, что она еще более значительная и ошеломляющая, чем даже победа в Шестидневной войне. При современных системах вооружения, устоять от неожиданного массированного наступления, отмобилизовать армию и нанести сокрушительный удар, перенеся боевые действия на территорию противника! И все это — при его подавляющем превосходстве в численности сил и средств и при необходимости вести войну на два фронта — нет этому примеров в мировой истории!

Чтобы такое могло свершиться, необходимо идеальное сочетание военного мастерства полководцев с выучкой, решимостью солдат, их патриотизмом и мужеством. Всеми такими качествами, как показала Война Судного дня, и обладал ЦАХАЛ — Армия обороны Израиля.

Марк ШТЕЙНБЕРГ

2

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0