ФБР имеет право?

0

Американцы стали свидетелями цирка, устроенного офицером ФБР Питером Строком в Конгрессе, когда он защищал свою деятельность на высоком посту ФБР во время избирательной кампании 2016 года, а также организации следствия о «русском сговоре». Ему удалось приписать ФБР право, которого у него нет, и которое продолжает наносить ущерб государству.

Одно «право» было подсказано Строку его адвокатом, что он не должен комментировать следствие, ведущееся в данный момент. Этим правом ФБР широко пользуется, когда агентам не выгодно отвечать на вопросы Конгресса. ФБР любит еще одно право – показания и свидетельства, которые запрашивает Конгресс, не могут быть ему предоставлены по соображениям секретности, хотя степень секретности должен определять Конгресс, а не ФБР.

Адвокат Алан Дершовиц по поводу всех отцензурированных материалов, предоставленных ФБР Конгрессу, сказал, что он немало повидал на своем веку цензуры, и «на 90% она скрывает не гостайну, а некомпетентность».

Конгрессмен-демократ Тед Лью заявил во время слушаний Строка в Конгрессе, что республиканцы не могут доказать, что Строк действовал предвзято во время следствия. Но как мы и как Конгресс может знать об этом, если сам Питер Строк и нынешний директор ФБР Кристофер Рей скрывают документы от Конгресса?

В отчете генерального инспектора говорится, что он не увидел предвзятости в процессе принятия решений. Учитывая огромное количество предвзятых текстов и само определение, данное генеральным инспектором предвзятости, мы можем с полным основанием задать вопрос о предвзятости решений, принятых Питером Строком. Мы никогда не узнаем, на каком основании принимались решения, потому что никто за пределами ФЮР или Минюста не сможет оценить эту информацию, так как она является частью текущего расследования, которое может продолжаться бесконечно долго, или до промежуточных выборов, когда, как надеются демократы, победа будет за ними, и они смогут провести импичмент президента Трампа.

На самом деле такого права нет и не было. Конгресс контролирует деятельность ФБР и имеет полное право потребовать документы и получить ответы на вопросы касательно деятельности ФБР. Именно Конгресс принимает решение о публикации информации по текущему следствию, или считает нужным засекретить информацию по соображениям государственной безопасности. ФБР может консультировать Конгресс по этим вопросам, но решение остается за Конгрессом.

Если вы следили по телевизору за показаниями Строка в Конгрессе, особенно в самом начале, когда Трей Гоуди спрашивал Строка, он воспользовался именно этой привилегией. Гоуди хотел услышать ответы на вопросы, которые ни коим образом не нарушали ход следствия и подразумевали выдачи секретов. Конгрессмен хотел знать, чем занимался Строк, когда писал свои антитрамповские тексты. Он не просил назвать имена свидетелей, местонахождение или информацию, а только чем занимался Строк, когда вел свою переписку. Строк ушел от ответа под предлогом отказа от обсуждения текущего следствия.

Если так пойдет дальше, то возникнет опасный прецедент, когда представители любых агентств или министерств откажутся отвечать на вопросы Конгресса под этим замечательным предлогом. Например, Минздрав может отказаться отвечать на вопросы Конгресса из соображений охраны здоровья граждан, а агентство по охране окружающей среды скажет, что скрывает информацию, дабы не вызвать панику в обществе.

В Америке создается опасный прецедент сверхсекретности, той самой, которая существовала в Советском Союзе. Под предлогом этой самой секретности и охраны государственных секретов любая правдивая информация о плохой работе, коррупции и должностных преступлениях подпадала под статью уголовного кодекса. Похоже, что американским левым не нравится Путин, но очень импонируют методы работы его ведомства. Они держат американцев за малых детей, которым ничего нельзя рассказывать, и дети послушно проглотят объяснения о секретности. На самом деле, правительство удерживает слишком много секретов, и слишком долго, в том числе и информацию об убийстве президента Кеннеди. На самом деле, народ вполне готов услышать правдивую информацию, а вместо этого его кормят теориями заговоров и спекуляциями прессы вместо предоставления объективной информации, подогревая страсти и усиливая раскол в обществе.

Разумеется, Конгресс тоже виноват. Он мог бы обвинить нарушителя в неуважении Конгресса, и когда Питер Строк отказывался отвечать на вопросы, председатель комиссии Боб Гудлэт даже пригрозил этим, но ничего не сделал. А ведь в 2012 году Конгресс обвинл в неуважении генерального прокурора Эрика Холдера. Его признали виновным в отказе передать Конгрессу документы по операции «Fast and Furious», операции, которую проводила администрация Обамы по передаче маркированного оружия мексиканской мафии, чтобы по оружию отследить перемещения и самих преступников. Однако след оружия оказался утерянным, и всплыло ружье, когда бандиты из этого самого маркированного ружья застрелили американского пограничника.

Если бы Конгресс использовал все свои полномочия, и издал ордер об аресте Строка, взяв пример с Роберта Мюллера в деле Пола Манафорта, то, возможно, Строк запел бы по-другому. Ведь существует закон, по которому человек, проявивший неуважение к Конгрессу, может быть приговорен к году тюремного заключения. Но если Конгресс действует, как бумажный тигр, то его никто не уважает.

Та же ситуация происходит с документами по делу Картера Пейджа. Цензура ФБр вымарала там все, что можно и нельзя, что и дает повод каждой из сторон интерпретировать документы в свою пользу.

Президент Дональд Трамп написал в твиттере, что все выглядит как, что за его избирательной кампанией была установлена незаконная слежка, а ФБР и Минюст ввели суд в заблуждение, требуя ордер на установление прослушивания под предлогом того, что Картер Пейдж был агентом Кремля. Пейдж это обвинение отрицал, и никаких обвинений ему предъявлено не было. Более того, в своей переписке Питер Строк отмечал, что слежка за Картером Пейджем ничего не дала.

«Похоже на то, что за избирательной кампанией Трампа была установлена незаконная слежка в пользу мошенницы Хиллари и Демпартии, — написал президент Трамп в твиттере. – Республиканцы должны действовать жестко. Незаконная махинация!»

ФБР передало Конгрессу 412 вымаранных цензурой страниц, включая запрос в ФИСА на слежку за Картером Пейджем. «ФБР считает, что Пейдж вступил в сговор с российским правительством», — написано в заявлении от октября 2016 года. Ордер на слежку был возобновлен уже в 2017 году, когда Дональд Трамп уже победил на президентских выборах.

В опубликованных документах говорится, что, по мнению ФБР, «российское правительство координирует свои усилия с Пейджем и, возможно, другими лицами в окружении Трампа».

Республиканские законодатели считают, что ФБР допустило ряд нарушений, запрашивая ордер на слежку за Пейджем, а вот сенатор Марко Рубио полагает, что никаких нарушений не было, и Картер Пейдж подвел сам себя тем, что неуемно хвастался своими знакомствами и связями с русскими.

Демократы уверены, что никаких нарушений закона допущено не было.

И тут мы возвращаемся к тому, что документы, подвергнутые цензуре, не дают полноты информации. Как сказал профессор Дершовиц: «Весь процесс был очень сомнительным, и чем больше американцы узнают о нем, тем больше им не нравится, как действует институт спецпрокурора, особенно в контексте политических выборов. Нам нужно знать больше, а не меньше. Нам нужно меньше цензуры, больше прозрачности, и мы имеем право судить сами, насколько справедливо действует наша юридическая система, соответствует ли она Конституции и не нарушает ли гражданские права и свободы. В настоящий момент вопросов у нас больше, чем ответов».

Об авторе

Виктория Вексельман
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0