«Ветер богов», или Как Трумэн решился, а Буш — спасовал

0

Ничто не предвещало опасности флагману соединения австралийских кораблей тяжелому крейсеру «Австралия» в безоблачное утро 21 октября 1944 года. Не напугало командира эскадры, шедшей в кильватерной колонне вдоль западного побережья Филиппин, появление на горизонте группы из шести японских истребителей «Зерро».

Это были устаревшие самолеты, какой уж там вред могли они нанести своими пулеметами бронированным кораблям? Тем не менее воздушная тревога была сыграна, и зенитки открыли заградительный огонь. Два самолета были сбиты, но уцелевшие повели себя странно. Они пикировали на корабли, и двум «Зерро» удалось врезаться в корпус крейсера. «Австралия» осталась на плаву, но была серьезно повреждена.

Командование союзников на Тихом океане расценило эту атаку не как новый боевой прием японцев, а как случайные действия фанатиков-пилотов, у которых окончилось горючее. Но через три дня уже целых две эскадрильи «Зерро» — 16 самолетов — стартовали с острова Давао и обрушились на корабли американского авианосного соединения, следовавшего по проливу Суригао. Все «японцы» действовали одинаково: пренебрегая плотным зенитным огнем, пикировали на корабли и взрывались. В результате этой атаки были потоплены эскортный авианосец и два эсминца. Еще два авианосца и крейсер тяжело повреждены. Эскадра практически перестала существовать как боеспособное соединение.

Десять дней спустя еще две эскадрильи японских смертников атаковали другую американскую авианосную группу. Заградительным огнем было сбито более половины самолетов, но остальные врезались в тяжелый авианосец «Сент — Ло» и три эсминца. Все эти корабли были подорваны и затонули вместе с экипажами. Американскому командованию стало ясно, что самоубийственные атаки японских летчиков не случайны. Судя по всему, противник выработал новую тактику борьбы и применяет ее против флота союзников. Так оно и было. Идею использования летчиков-самоубийц как новое мощное оружие выдвинул начальник оперативного отдела штаба японских ВВС адмирал Ониси. Огромному превосходству американцев в количестве и оснащенности боевых кораблей он предложил противопоставить готовность японских летчиков к самопожертвованию. И до этого было несколько случаев, когда они направляли свои подбитые машины на вражеские корабли. Но Ониси предложил превратить эти акты отчаяния в повседневную практику. И его идея получила горячую поддержку высшего командования японских ВВС, выдвинувшего лозунг: «За один самолет — один корабль!» Надо сказать, что найти людей, готовых пожертвовать жизнью, японскому командованию не составляло труда. И были это не опытные воздушные бойцы, а только недавно выпущенные из авиашкол пилоты. Но и они действовали как самоубийцы лишь во время первых налетов. В последующем удары наносили, главным образом, юноши, обученные в специальных разведшколах. Их подготовка была сведена к минимуму и заключалась в умении взлететь, вести самолет по курсу и пикировать на цель. Ведению воздушного боя, как и посадке на аэродром, их не обучали — такие действия для смертников просто не предусматривались.

Летчиков-самоубийц с самого начала окрестили «камикадзе», в переводе: «Ветер богов». По преданию, такой священный ветер, посланный богами, превратился в страшный ураган, который разметал и уничтожил громадный китайский флот, направлявшийся в 1570 году для завоевания Японских островов. Справедливости ради следует подчеркнуть, что камикадзе шли на смерть совершенно добровольно и даже с воодушевлением. Мотивацию такого поведения демонстрирует заявление капитана Иногучи, руководившего действиями пилотов-камикадзе в боях за Филиппины: «Когда мы стали солдатами, то предложили свои жизни императору и поклялись умереть за него и за Японию. Мы идем в бой в твердом убеждении, что выполняем эту клятву и тем помогаем сокрушить нашего врага. Мы были бы бесчестны, если бы поступили иначе. Поэтому наше самопожертвование — не подвиг, это просто необычный по форме способ выполнения воинского долга и клятвы императору».

Такой идеи в то время придерживались десятки тысяч молодых японцев, составлявших, в сущности, неисчерпаемый резерв для формирования отрядов «спецатаки», как называли в японских ВВС действия камикадзе. Первым из этих отрядов и была эскадрилья камикадзе под командованием капитана Иногучи, сформированная в составе 201-й авиагруппы. Затем подобные подразделения появились почти во всех авиагруппах японских ВВС, и тактика «спецатаки» стала массовой. Поначалу камикадзе действовали на устаревших самолетах: истребителях «Зерро» и палубных штурмовиках «Суйсэн», загруженных взрывчаткой с взрывателями ударного действия. Но к началу 1945 года для них был выпущен специальный самолет «Накадзима» КИ — 115 и пилотируемая крылатая ракета «Оки» («Цветок вишни»), которые вообще невозможно было приземлить: они при посадке взрывались! Если «Зерро» и «Суйсэн» несли 250-килограммовый заряд, то «Накадзима» и «Оки» были в сущности летающими бомбами с зарядом гексогена от двух до трех тонн. При прямом попадании такой заряд, как правило, топил корабль, либо надолго выводил его из строя.За время менее одного года японцы провели 5250 самолето-вылетов камикадзе, из которых результативными оказался каждый пятый. По данным американского командования, 45 боевых кораблей были ими потоплены. Но, и кроме того, камикадзе серьезно повредили около 300 американских судов, большинство которых практически вышли из строя, в том числе 12 ударных и 16 эскортных авианосцев, 15 линкоров и 9 крейсеров. К моменту капитуляции в августе 1945 года из 10 500 японских самолетов около 5 000 были подготовлены для действий камикадзе, из расчета уничтожения сил американского флота, предназначенных для высадки десанта на Японские острова.

Кроме военно-воздушных сил, с января 1945 года «особая атака» стала применяться и японским флотом. Для этого использовались человеко-торпеды «Кайтен» («Путь в рай»). Смертник помещался в сиденье на корпусе торпеды и вел ее вплоть до удара о корпус корабля. С такой же целью использовались специальные высокоскоростные глиссеры, начиненные гексогеном. На заключительном этапе войны отряды камикадзе были сформированы и в сухопутных войсках. Это были солдаты, обвязанные тротиловыми шашками, которые бросались под танки или сдавались в плен и взрывались среди солдат противника. Особо крупные потери от такого рода атак понесли американцы в боях на острове Иводзима. На острове Окинава тысячи японцев стали солдатами-камикадзе, а их командиры, чтобы не сдаться в плен, совершили обряд харакири.

Массовость и разнообразие тактики применения камикадзе поставили американское командование на Тихом океане перед срочной необходимостью выработки эффективных методов противодействия. Были максимально усилены системы раннего обнаружения и оповещения, удвоены зенитные средства на кораблях, выработаны рекомендации для действий в рассредоточенных строях и походных ордерах. Почти вдвое увеличилось количество истребителей, действовавших на максимальном удалении от кораблей и использовавших неспособность камикадзе обороняться в воздушном бою. Все эти меры существенно снизили эффективность их атак.

Но перспектива подвергнуться массированному удару десятков тысяч смертников в ходе планировавшейся десантной операции на Японских островах, безусловно, поставила серьезнейшие проблемы не только перед командованием, но и — перед высшим военно-политическим руководством Соединенных Штатов…

Между тем, тактика использования массового фанатизма, примененная японским военным командованием на заключительном этапе Второй мировой войны, не имела аналогов во время войны. Была, впрочем, попытка создания отряда смертников в Люфтваффе при вторжении советских войск на территорию Германии. В феврале 1945 года под Берлином формировалась особая эскадрилья «Возмездие», в которую зачислили 10 пилотов — эсэсовцев. Им предстояло на своих бомбардировщиках «Дорнье», до предела нагруженных взрывчаткой, обрушиться на переправы советских войск через Одер. Однако таких ударов не было.

В один ряд с японскими камикадзе порой ставят и советских пилотов, которые во время Великой Отечественной войны направляли свои самолеты на корабли и сухопутные войска гитлеровцев. Но такое сравнение некорректно, потому что это были весьма редкие акты, они не готовились заранее, были вызваны чрезвычайными обстоятельствами и не являлись типичным боевым приемом.

Однако, если речь идет о заранее подготовленном акте самоубийства как широко распространенном боевом приеме в диверсионно-террористической практике, то в наше время такие атаки стали уже обыденной реальностью. Они применяются в основном мусульманскими фанатиками — шахидами. Следует подчеркнуть, что первые массовые теракты шахидов организовал и провел египтянин Имад Мугние. У американцев к Мугние был особый счет за теракт против американского посольства в Бейруте в апреле 1983 года (63 убитых); за взрыв казарм морской пехоты США и французских парашютистов в Ливане в том же году (погибли 241 морпех и 58 парашютистов); в результате президент США Рейган распорядился вывести американские силы из Ливана; за повторное нападение на американское посольство в Бейруте в 1984 году (20 убитых).

Далее последовали убийство 19 американских солдат на американской военной базе в Саудовской Аравии в 1996 году; взрыв посольства США в Кении в 1998 году и подготовка некоторых терактов на территории Ирака. Рассчитались, впрочем, с Мугние израильтяне, взорвавшие его в феврале 2008 года.

Однако перечисленные атаки тысячекратно превзошел мегатеракт 11 сентября 2001 года, когда исламские шахиды использовали рейсовые пассажирские Боинги для уничтожения Международного торгового центра в Нью-Йорке и подрыва одной из секций Пентагона. Некоторые считают его технологию гениальной выдумкой бин Ладена. Между тем, он или его советники просто применили тактику японских пилотов-камикадзе, приспособив ее для своих целей. Символично, что шахиды учились водить Боинги в американских авиашколах, и ни у кого из их учителей, а так же и у контрразведчиков не вызвало подозрения стремление арабов научиться только взлетать и вести эти самолеты. Именно так готовились японские камикадзе, и эта методика была широко известна.

Вернемся, однако, в август 1945 года. Вот что писал о тогдашней ситуации Уинстон Черчилль в книге «Вторая мировая война»: «… Кошмарная перспектива. Для того чтобы подавить сопротивление японцев и завоевать их страну, надо было сражаться за каждый метр и пожертвовать миллион жизней американцев и более 300 тысяч англичан, если мы можем доставить их туда…». Решать эту проблему должен был президент Трумэн. По совету военного министра Стимсона и начальника Генштаба генерала армии Маршалла он принял решение направить 26 июля 1945 года в Токио ультиматум, требующий немедленной безоговорочной капитуляции.

Ультиматум был отвергнут. Через день президент Гарри Трумэн, вопреки мнению начальника своего штаба адмирала Леги, но поддержанный Стимсоном и Маршаллом, отдал приказ об атаке двух японских городов атомными бомбами. Почему только двух? Да потому, что изготовлены были всего две: плутониевая и урановая. И 6 августа экипаж бомбардировщика полковника Тиббетса сбросил первую бомбу на Хиросиму. Через три дня вторая бомба обрушилась на Нагасаки. А 14 августа на Совете старейшин японский император заявил о своем решении капитулировать. Немедленно об этом было объявлено по радио. Вторая мировая война завершилась. Атомная атака спасла миллионы жизней японцев, американцев и их союзников.

Мегатеракт, совершенный исламскими шахидами 11 сентября 2001 года, причинил колоссальный урон не только престижу Соединенных Штатов, но также принес трехтысячные людские потери и немалые финансово-экономические убытки. Такой удар требовал от руководства США быстрого и суперэффективного ответа, который бы продемонстрировал миру могущество первой державы планеты.

Решение должен был принять президент Джордж Буш-младший. Он собрал в 20-х числах сентября весьма представительное совещание. В число участников входили министр обороны Д. Рамсфельд, председатель Объединенного комитета начальников Штабов генерал Р. Майерс, начальник штаба армии генерал Р. Шинсени, начальник штаба ВМС адмирал Э. Кларк, начальник штаба ВВС генерал Л. Лорд, начальник Объединенного космического командования генерал Р. Эберхард, министры армии, авиации и флота, первый замминистра обороны Пол Вулфовиц. Эти руководители вооруженных сил должны были выработать решение — ответ виновникам сентябрьского мегатеракта.

К тому времени было совершенно точно определено: организатором сентябрьского теракта является исламская экстремистская организация «Аль-Каида», исполнители — 19 камикадзе-шахидов, членов этой организации. По данным ЦРУ и разведки Министерства обороны, основные базы, тренировочные лагеря и арсеналы «Аль-Каиды» дислоцировались в афганской провинции Кандагар. Точнее — на территории восточной части этой провинции, которая в виде отрога вдается в Пакистан. Здесь же находился и штаб лидера «Аль-Каиды» Усамы бин Ладена. Общая численность его боевиков в Кандагаре составляла 2,3 — 2,5 тыс — около 80 процентов всей «Аль-Каиды». Мнения участников совещания в Белом доме разделились. Пол Вулфовиц, генералы Л. Лорд и Р. Эберхард предложили нанести ядерный удар по сосредоточению террористов в Кандагаре силами стратегической авиации, с тем, чтобы уничтожить их полностью и продемонстрировать устрашающую мощь США. Другим предложением была комбинированная наземная операция. Сторонники ядерного удара утверждали: если использовать высотные взрывы, то радиоактивные выбросы будут незначительными, но такой удар послужит наглядным примером как испепеляюще и оперативно отвечает Америка врагу, попробовавшему уязвить ее.

Решение должен был принять президент. И у Джорджа Буша не хватило мужества и верного стратегического мышления решиться на ядерный удар. Он предпочел комбинированную операцию, с привлечением афганских сил, оппозиционных Талибану, и войск НАТО. 9 октября первые американские крылатые ракеты и «умные» бомбы поразили органы управления и военные казармы режима талибов в Афганистане. Так началась — в ответ на теракты 11 сентября — американская военная операция против исламистского режима, укрывавшего у себя террористическую организацию Усамы бин Ладена «Аль-Каида».

Тогда, помнится, многих поразила оперативность американцев, сумевших быстро создать ударный кулак. Вашингтону, правда, повезло в том, что на месте обнаружился естественный союзник — враждебный талибам Северный альянс. Отряды «северян» — афганских таджиков и узбеков с российским оружием сыграли важную, даже, может быть, главную роль в наземных операциях по разгрому военных формирований талибов.

22 октября 2001 г. генерал Ричард Майерс заявил, что американские силы парализовали сеть Усамы бин Ладена и силы Талибана. 13 ноября отряды Северного альянса вошли в Кабул, а к началу декабря вооруженное сопротивление талибов и «Аль-Каиды» практически прекратилось. Однако победу над Талибаном и «Аль-Каидой» праздновать было рано.

Как выяснилось уже весной 2002 года, основные силы Талибана и «Аль-Каиды» во главе с муллой Омаром и бин Ладеном ушли в пакистанскую провинцию Вазиристан, где и «растворились» среди многомиллионного пуштунского населения.

Прошло много лет, а силы талибов и «Аль-Каиды» только выросли и продолжают все более интенсивные атаки в Афганистане и в других странах. Но теперь они не сконцентрированы на сравнительно небольшом участке, где их можно уничтожить одним ядерным ударом. Вот и приходится год от года наращивать силы НАТО — в первую очередь американские — в Афганистане, без всякой, впрочем, надежды на успех военного противостояния. Потому что, воевать с партизанско-террористическими формированиями, поддерживаемыми местным населением, бесперспективно. Особенно в условиях Афганского Пуштунистана, где всегда имеется возможность уйти от преследования в Пакистан и получать оттуда пополнение в людях и в оружии.

Ничего такого не случилось бы, если у президента Дж. Буша хватило мужества, решимости и стратегического предвидения согласиться осенью 2001 года с мнением сторонников ядерного удара. Более того — иранская и иракская проблемы не возникли бы из-за страха лидеров этих стран перед ядерным возмездием Соединенных Штатов.

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, но сегодня вполне очевидно: из-за отсутствия у президента Буша качеств, абсолютно необходимых мудрому лидеру, был потерян уникальный шанс одним ударом уничтожить осиное гнездо исламского терроризма и создать прецедент безжалостной тотальной реакции США на угрозу своей национальной безопасности.

Марк ШТЕЙНБЕРГ

5-1

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0