Три удивительных открытия Гриши Х.

0

Дорогой читатель, простите за банальный вопрос: что отличает нас с вами, то есть человеческое племя, от представителей животного мира?  Вы правы: это то, что мы с вами умеем говорить и писать. И не только говорить и писать, но также понимать сказанное и написанное и действовать в соответствии с этим человеческим пониманием.  Кажется, ясно? Но вот оказывается, что не всегда. Ниже следует история, из которой вытекает нечто противоположное сказанному выше. Это история о том, как один человек в результате совершенно пустякового происшествия сделал три удивительных открытия.

Если вы знакомы с моими героями, иммигрантами Сашей и Гришей, то я не буду снова их представлять. Речь пойдёт о Грише. К тому времени, когда начинается эта история, Гриша уже немного обжился в Америке, купил машину, начал работать, и вообще почувствовал себя вполне … ну, если не равноценным, то, по крайней мере, равноправным жителем нашего разумного и комфортабельного западного мира. Утром он, как все, ехал на машине на работу, вечером, как все, возвращался домой, разбирал почту и садился обедать.  Он уже научился называть эту вечернюю трапезу обедом, а не ужином, как в недавней прошлой жизни.

И вот однажды приезжает Гриша, как всегда, домой с работы, разбирает, как всегда, свою почту и находит в ней нечто неожиданное и подозрительное с обратным адресом городского суда.  Надо сказать, что Гриша, человек тихий и законопослушный, никогда в жизни не сталкивался с правосудием и никаких законов, упаси Б-же, не нарушал. Поэтому конверт из суда его озадачил.

Вскрыв его, он озадачился ещё больше. Письмо из суда гласило, что Гриша просрочил выплату штрафа размером в 10 долларов, который был на него наложен за превышение времени парковки, и теперь должен заплатить уже не 10, а 15 долларов, а если не заплатит эту сумму в течение двух недель, то размер штрафа возрастет до 30 долларов, а если будет продолжать не платить, то будет оштрафован на 100 долларов и лишён водительских прав, а если будет водить машину без прав, то попадёт в тюрьму. К этому многообещающему письму прилагалась копия маленького отвратительного документа, называемого «тикет», какой полицейские кладут под щётку дворника. Из тикета следовало, что он был выписан два месяца назад в два-двадцать пополудни на улице Карсон в городе Торранс, штат Калифорния.

Бедный Гриша никогда в жизни не был в городе Торранс, а кроме того, в указанный день и час вообще нигде не мог быть, кроме как на работе. Вчитавшись далее в этот омерзительный тикет, он обнаружил, что, хотя номерной знак его машины был идентифицирован правильно, описание самой машины не лезло ни в какие ворота. Было сказано, что это темно-синий Понтиак, в то время как Гришина машина была серебристым Фордом.  Стало ясно, что произошла ошибка, и что, скорее всего, полицейский, выписывая тикет какому-то синему Понтиаку, ошибся в копировании его номера, в результате чего получилась Гришина машина.

Гриша был оптимистом и наивно считал, что он не может быть виноват в том, чего не совершал. Его первым позывом было выкинуть письмо вмести с тикетом  в помойку, но потом он решил, что из уважения к правосудию надо все-таки на него ответить и разъяснить ошибку. Он написал вежливый и, на его взгляд, вполне убедительный ответ, в котором изложил суть происшедшего. Он великодушно добавил, что понимает, что ошибки могут случаться, и он ни к кому не будет иметь претензий, коль скоро эта ошибка будет исправлена и его незапятнанная репутация восстановлена в судебных анналах.  К письму Гриша приложил копию регистрации своей машины, из которой следовало, что она есть серебристый Форд, а никакой не синий Понтиак. Отослав письмо, Гриша успокоился и забыл об этом нелепом происшествии.

Месяц спустя пришло письмо из городского суда. Письмо уведомляло, что, в связи с тем, что Гриша своевременно не заплатил штраф за свою преступную парковку, теперь этот штраф вырос до 30 долларов, и что если Гриша его не заплатит в течение двух недель, то будет оштрафован на 100 долларов и лишён водительских прав.   

Несколько минут Гриша в отчаянии метался по комнате, после чего позвонил за советом своему другу Саше.  Как мы уже знаем, Саша приехал в Америку на два месяца раньше Гриши и потому считался опытным американцем. Выслушав нехитрую Гришину историю, Саша немного подумал и высказал такое предположение:

–  Наверное, твоё письмо не дошло.  Как ты его послал?

–  Как обычно.  Написал адрес, наклеил марку и бросил в почтовый ящик.

–  Ага! – отвечал проницательный Саша. – Тут ты промахнулся. Надо было послать заказным, с уведомлением о вручении.  

Осознав ошибку, Гриша заново переписал своё душераздирающее письмо и отправил, как советовал Саша, заказным с уведомлением о вручении. Через несколько дней он это уведомление получил, после чего окончательно успокоился,  поняв, что теперь уж письмо точно дошло по назначению, и, значит, проблема решена.

Месяц спустя пришло письмо из городского суда. Письмо уведомляло, что, в связи с тем, что Гриша не заплатил штраф за свою преступную парковку, он лишается водительских прав. Если он захочет их восстановить, то должен явиться в суд, заплатить штраф, который теперь составляет 100 долларов, заплатить судебные издержки (сумма не указана), и тогда судья решит, возвращать ли Грише утраченное право водить машину. На чём будет основано решение судьи, в письме не объяснялось.

Тут, дорогой читатель, уместно вспомнить то, с чего мы начали наше повествования.  Так же, как и мы с вами, Гриша полагал, что люди, работающие в суде и читающие письма, могут, как и всё остальное человечество, наделённое разумом, понимать сказанное и написанное и действовать в соответствии с этим человеческим пониманием. Письмо из городского суда одним махом разрушило наивное мировоззрение бедного Гриши. Так неожиданно для себя он сделал своё первое удивительное открытие: разумные существа не способны на разумные поступки.  

image1aaaaaaa

Несколько минут Гриша со стоном бился головой о стену, а затем застыл в оцепенении и долго боялся из него выйти, потому что надо было что-то делать, а что делать он не знал.  Потеря прав влекла за собой потерю работы, так как добираться до места работы без машины было невозможно. Надежда восстановить права выглядела нереальной, так как ехать в суд тоже надо было на машине, которую Гриша теперь не имел права водить. В конце концов, он позвонил Саше и, сдерживая рыдание, поведал о своём кошмаре.

На этот раз Саша думал ещё дольше.  В результате своих размышлений он пришёл к выводу, что единственным решением для Гриши будет поменять адрес, имя, фамилию  и, на всякий случай, год рождения. Тогда зловещие письма из суда его не найдут.

– Старик, – назидательно сказал Саша в заключение, – ты живёшь в свободной стране, понял? Я бы на твоём месте слинял отсюда куда-нибудь подальше, пока не посадили. Ну, например, в Бангладеш или в Албанию.   

Гриша с трепетным уважением относился к советам своего друга, но, тем не менее, Сашина идея ему не понравилась.  Ему хотелось сохранить своё имя, свою машину и свои права, чтобы жить в Америке и ездить на работу. Мысль о работе вызвала новый взрыв отчаяния.  Он позвонил своему боссу и, всхлипывая и запинаясь, как мог, поведал ему свою страшную историю.

Несмотря на занятость, босс нашёл время, чтобы проявить человеколюбие. Он внимательно выслушал Гришину исповедь, сочувственно повздыхал и задал неожиданный вопрос:

– Почему ты сразу не заплатил штраф?

Гриша оторопел.

–  Какой штраф? — запричитал он.  – Я же ни в чём не виноват! Это ошибка! Я вам только что объяснил…

– Знаю, знаю, – перебил босс. – Я не глухой.  Это замечательно, что ты не виноват. Тебе что важнее,  сохранить свои права или доказать свою правоту?

Такой постановки вопроса Гриша не ожидал. Вся его предыдущая жизнь заключалась в отстаивании своей правоты и доказывании своей невиновности.  И теперь ему явилось второе удивительное открытие: признать вину дешевле, чем доказывать правоту.

–  Дело плохо, – сказал босс. – Похоже, что теперь без адвоката тебе не обойтись. – Позвони моему другу Нахесу.  Он классный адвокат. Дорогой, конечно, но что поделаешь. На то он и адвокат. А я твоё место пока буду держать. Но не больше недели.

Адвокат Нахес оказался на редкость смышлёным. Несмотря на Гришин корявый английский, он всё понял с полуслова.

– Слушай, товарыш, – сказал он, считая, что Гриша так поймёт его лучше, –  моя ставка 250 долларов в час. Тебе, как бедному товарышу, я сделаю скидку десять процентов. Значит, 225. Если всё пойдёт гладко, твоё дело займёт у меня два часа. Плата вперёд. Присылай чек на 450 долларов и все письма из суда.

Закончив монолог, Нахес повеселел, рассказал Грише адвокатский анекдот, которого Гриша не понял, сам расхохотался и повесил трубку.

Через три дня Нахес позвонил и радостно закричал:

–  Мазел тов, товарыш!  У тебя хороший адвокат!  Тебе возвращают права, и ты даже не должен платить штраф. Только восемьдесят долларов за судебные издержки и семьдесят за восстановление прав.  Присылай мне чек на сто пятьдесят долларов, и можешь ехать на работу. Тебя там ждут.

– Спасибо, – сказал Гриша, не зная радоваться ему или скорбеть о потерянных шестистах долларов, что составляло его месячную зарплату. – Но скажите, почему?.. – Гришин голос дрогнул. Его душило отчаяние от потерянной веры в человеческий разум. – Почему такая несправедливость?  Ведь я им всё объяснил! Я два раза посылал письма со всеми документами!

–  Ах, товарыш, –  сказал Нахес с укором. – Ты не понимаешь нашей судебной системы. Эта система чрезвычайно эффективна. В канцелярии суда, куда поступает почта, сидит низкооплачиваемый клерк.  Как правило, это молодая блондинка, но может быть и негритянка среднего возраста. Она обучена одной единственной операции: вскрывать письма, вынимать из них чеки, если таковые имеются, и складывать их в стопку для передачи в бухгалтерию. Всё остальное она выбрасывает в помойку.  

–  Как в помойку? – с дрожью спросил Гриша. – А если это важное письмо?

–  Важным может быть только чек, – наставительно сказал адвокат Нахес. – Будь здоров. Не теряй веры в человечество.   

Повесив трубку, Гриша вздохнул, вытер слёзы и приступил к своей дальнейшей жизни. Будучи от природы оптимистом, он не потерял веры в человечество.  Он потерял шестьсот долларов, но при этом сделал третье удивительное открытие: за веру в человечество надо платить.

Теперь, дорогой читатель, мы с вами можем разделить шестьсот долларов на три Гришиных открытия, и получится в среднем двести долларов за штуку.  Если вдуматься, не такая уж высокая цена, учитывая, что эти удивительные открытия стали Гришиными уроками на всю жизнь. И помогли ему прожить эту жизнь в Америке с успехом и достоинством, будучи свободным членом нашего свободного, хотя далеко не совершенного общества.

Александр МАТЛИН

Рисунки Вальдемара Крюгера    

5-1

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 4,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0