Правосудие против справедливости

0

leonid-zonshtain-siteЛеонид ЗОНШАЙН

В нашумевшей четырехлетней саге о попытке заказного убийства «русского шиппинг-магната» Олега Митника наметился новый поворот.

 

 

8 марта 2018 года 48-летний нью-йоркский предприниматель направил в суд «гражданский иск» о возмещении морального и материального ущерба на общую сумму в 20 млн.долларов к «заказчику покушения» на себя — своему тестю Анатолию Потику, и к прямому бенефециару этой неудавшейся акции – своей жене, дочери Потика, Ронит Митник.

В конце 2014 года, после почти 20  лет совместной жизни, жена Олега Митника Ронит подала на развод, претендуя на состояние в 20 млн. долларов. Супруг не пожелал отдавать бизнес, который выстраивал много лет, и вступил в битву за опеку над двумя детьми. Анонимные звонки с угрозами на русском языке на предпринимателя не подействовали. Тогда отец Ронит, 67-летний русскоязычный лонг-айлендский бизнесмен Анатолий Потик, устав от длительной тяжбы, заказал 69-летнему брайтонскому авторитету Борису Найфельду по кличке Биба убийство своего зятя.

Про «контракт» случайно узнал старый знакомый Митника, 68-летний бизнесмен Борис Котлярский, предупредил «жертву» и свел ее с «исполнителем». Предложив Бибе на 25 тыс. доларов больше и заплатив аванс в 50 тыс. долларов, Митник «выкупил» свою жизнь. Но перед этим  как нормальный законопослушный американец пошел в ФБР, где ему дали записывающее устройство. Все дальнейшее происходило уже под «колпаком у Мюллера». После передачи чека Митником Найфельду участников «заговора» одного за другим арестовали. Анатолию Потику, которого практически сняли с самолета при попытке срочно покинуть страну  как инициатору организации наемного убийства, суд назначил невероятный залог в 20 млн.долларов. Тем не менее через 6 месяцев обвинения с него были сняты, а дело об убийстве переквалифицировано в дело о вымогательстве, причем, у совершенно постороннего лица.

potik-siteАнатолий Потик

Бибу и Котлярского посадили. Все дела, касающиеся Анатолия Потика, засекретили, и на последующих заседаниях суда прокурор Эндрю Томпсон с защитником Робертом Сталлом в один голос уламывали судей дать больному старому человеку минимальное наказание, поскольку он пошел на «кооперацию» с государством. Видимо, что-то очень важное предложил Потик прокуратуре. Тем более что в загашнике у него — длинная криминальная биография с отсидкой в тюрьме, арестами миллионных офшорных счетов и упоминанием имени в многочисленных судах по обеим сторонам океана, связаных с финансовыми аферами и рэкетом, контакты с «русскими» ОПГ и итальянской мафией. Было, чем торговаться и кого сдавать.

Забыв про вещдоки подготовки к ликвидации Митника, в том числе про 3,5-часовую запись обсуждения предстоящего покушения между Потиком и Найфельдом, в свое время втихаря сделанную Найфельдом и предоставленную ФБР сыном Бибы, вместо «контракта на убийство» обвинение предъявило суду участие Потика в попытке вымогательства с помощью Найфельда 20 тыс. долларов у человека, о котором никогда не упоминалось до ареста Потика. И договорилось с адвокатом Потика о том, что тот признает свою вину в «недонесении о вымогательстве». Такова была плата за сотрудничество.

А теперь так, для общего развития, чтобы понимать «ху из ху», почитаем отрывок из стенограммы заседания южного окружного суда Нью-Йорка по делу «Соединенные Штаты Америки против Бориса Найфельда» от 12 октября 2016 года:

nayfeld-701-siteБорис Найфельд

«Ответчик (Борис Найфельд): Человек обратился ко мне с намерением убить своего зятя. Я сообщил об этом другому человеку, которого мы оба знали, его имя Котлярский, и Котлярский сказал, что он хороший парень. И он сказал, почему бы тебе не передать эту информацию ему, а он заплатит тебе за это… Ну, в начале Потик не назвал имя персоны – жертвы – и только потом он сказал, что это его зять.

Суд: А кто такой Котлярский?

Ответчик: Его имя Котлярский, Борис Котлярский. Я сказал ему: «Смотри, он опять хочет кого-то убить…».

Тут не убавить, не прибавить. Последняя фраза говорит сама за себя.

 

Все это время Олег Митник бомбардировал суд письмами, возмущаясь тем, что человека, заказавшего его убийство, буквально за уши вытаскивают из тюрьмы представители государства, которое, по идее, должно заниматься охраной жизни своих граждан. Настойчивость Митника возымела действие: 21 августа 2017 года манхэттенский судья Элвин Хеллерстайн задержал вынесение приговора Потику по делу о вымогательстве и перенес заседание суда, предписав обвинению и защите представить более убедительные доказательства совершенного преступления. В истории американской юриспруденции нелегко отыскать аналог такому решению. Судья отказался принять признание вины подсудимого — по причине неубедительности доказательств, предоставленных суду им самим против себя!

Несмотря на нестандартное решение судьи, в течение нескольких раз последовательно переносившего слушания «за неубедительностью доказательств», последнее заседание суда привело к тому, что с Потика, которому грозил срок от 4 до 10 месяцев, прокуратура сняла вообще все обвинения — «по состоянию здоровья». В результате судье ничего не оставалось, как отпустить его домой. Это при том, что потенциальный киллер Биба отсидел 23 месяца «за вымогательство» и вышел на свободу благодаря опять же  «кооперации» с органами правосудия, а Борис Котлярский, спасший Митнику жизнь тем, что уговорил «исполнителя» взять деньги у «жертвы» за отказ от ее ликвидации, получил 41 месяц тюрьмы «за недонесение и участие в вымогательстве под угрозой убийства» — и сидит до сих пор.

Как же так получилось, что явные нарушители закона на свободе, а тот, чья вина минимальна, — в тюрьме? Видимо, все дело в том, что правосудие и справедливость понятия не равнозначные, не зря же у Фемиды повязка на глазах…

С Потиком, в принципе, картина ясна. Между его защитой и обвинением любовь и взаимопонимание. Сделка со следствием дает блестящие результаты. Защита подсчитывает бырыши, обвинение производит аресты. Даже и при таком раскладе ему пришлось бы отсидеть хотя бы месяца четыре, если бы не упорство его зятя. Митник заставил судью заподозрить, что обвинение и защита Потика сговорились и врут суду, поэтому судья не стал выносить приговор. В конце концов, после серии переносов судебных слушаний прокурор снял с тестя Олега Митника все обвинения. Мол, больной человек, сколько ему там осталось… Парадоксальным образом, за свое освобождение Анатолий Потик должен быть благодарен своему зятю.

С Борисом Котлярским сложнее. Он был арестован и отпущен под залог в полмиллиона долларов. После чего сделал роковую ошибку – передал Бибе в тюрьму деньги «на ларек» и черновики того, как тому следует выступать в суде, а взамен пообещал подать в суд на «жертву» и поделиться отсуженным. Это не осталось без внимания ФБР и было расценено как попытка давления на следствие. Котлярского вернули за решетку, причем ни ему, ни его адвокату не предоставили достаточно времени на подготовку к суду. Всего полтора часа на принятие решения – либо Котлярский не признает свою вину, и тогда ему светят от 20 до 40 лет заключения, либо признает, и тогда его выбор – между 41 и 51 месяцем. В итоге он получил самый малый срок из возможных, но все же самый большой среди всех фигурантов этого странного дела.

Что выиграл Олег Митник? Во-первых, свою жизнь. Что ни говори, покушение на него не состоялось. Во-вторых, он переписал свой  полис страхования жизни стоимостью более 7 млн. долларов на своих детей. До всей этой истории туда была вписана его жена Ронит, и суд не разрешал поменять имена бенефициаров до окончания развода. В свете же развернувшихся событий суд пересмотрел свое решение. То есть в случае «летального исхода» законная вдова Митника получит на 7 млн. долларов меньше, что, в принципе, должно несколько понизить шансы следующего покушения. Но сам развод до сих пор тянется, стороны так и не пришли к соглашению.

wife-site Ронит Митник

Чтобы оценить всю глубину отчуждения между супругами Митник, ставшего триггером развернувшихся событий, заглянем в отрывок из моей беседы с Олегом Митником 14 октября  2017 года:

— Я не контактирую с женой. Она продолжает промывать мозги моему сыну, моей дочке.  Пишет, что я ужасный человек, что я все это придумал. Сын отвечает: «Как это можно было придумать? Почитай документы…» И она пишет моему ребенку: «Твой папа опасный человек, extremely dangerous»… В чем заключается моя опасность? Потика арестовали в январе 21-го 2016 года, Найфельда арестовали 14 января 2016 года. Но еще в начале декабря 2015  года моя жена вдруг говорит дочке, которую я возил в школу на протяжении девяти лет каждое утро, так же, как и сына, что с папой ездить опасно. И стала посылать ее на такси в школу. Почему мой сын мог ездить со мной, а для моей дочки это было опасно? Мне ведь всего надо было проехать через парк семь-девять блоков на большой машине, я ехал не больше 30 миль в час…

А может, Потик не виноват? Никто не имеет права называть преступником человека, с которого суд полностью снял все обвинения, пусть даже и по причине его слабого здоровья. Не пойман – не вор. Не назван преступником – не преступник!

Существуют три версии произошедшего. Первая, которую тиражируют защита и обвинение Анатолия Потика совместно,  что не было покушения на убийство, а был сговор между Бибой и Котлярским с целью напугать разводящегося бизнесмена и «развести» его на деньги. Очень, мягко говоря, спорная версия – особенно в свете имеющихся у ФБР записей разговоров и телефонных бесед между главными фигурантами дела, в которых обсуждалось покушение.

Вторая, которую распространяет супруга главного героя, Ронит Митник: что покушение — это фальсификация, придуманная ее мужем совместно с подкупленными агентами ФБР для того, чтобы не отдавать ей свое состояние и детей, а также расправиться с ее родителем. Не будем сейчас обсуждать вероятность подкупа агентов ФБР – это из области фантастики. По закону часть своего состояния Олегу Митнику в любом случае придется отдать супруге, и это ей известно. А дети их сегодня достаточно взрослые  и могут сами принимать решения. Что же касается Анатолия Потика, уж чересчур сложна схема для того, чтобы насолить собственному тестю.

Третья версия, которой придерживаются большинство людей, лично знающих всех участников этой драмы, юристов, знакомых с этим делом, и журналистов «Нью-Йорк Пост» и «Дэйли Ньюс», к примеру, что тесть Олега Митника действительно готовил покушение на своего зятя с помощью Бориса Найфельда. Просто в этот раз правосудие оказалось не в одной лодке со справедливостью.

Приведет ли иск Митника к тестю и к жене к победе справедливости в случае принятия судом решения в его пользу? В том смысле, в каком ее понимаем все мы – вряд ли. Семейные связи Митников разорваны на годы. Здоровье, психическое и физическое, подорвано, как минимум, у троих – у самого Олега Митника, его сына и дочери. И деньги, пусть и большие, не в состоянии изменить такого положения вещей. Также остается не ясным, продолжать ли Олегу Митнику опасаться за свою жизнь и содержать ли  телохранителя… «Заказчик» и «исполнитель» вновь на свободе, и ход их мыслей неизвестен. Впрочем, если суд вынесет хотя бы частичное решение в пользу истца, это уже будет означать, что преступление не прошло безнаказанно.

 

Об авторе

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0