Кто кого? Про турецкую скороварку

0

Что побудило меня к изобретению термина «турецкая скороварка»? Наблюдение за турецкой метаморфозой последних десятилетий, весьма существенной в геополитическом аспекте, а на фоне медлительного реагирования соперников весьма скорой, радикально преобразующей представление о ней. Как «турецкая скороварка» меняет соотношение сил, решающих будущее мироустройство?

Очень существенно меняет. Даже если незаметно на первых порах. Вот, скажем, термин «Турецкий поток», это что? Первоначально один из маршрутов прокладки трубопроводов российского газа, он ассоциируется уже не с доставкой энергоресурсов, а с организованным Турцией потоком сирийских беженцев в Европу.

Странное дело, этот поток застал Европу врасплох. Как неожиданный военный удар. Поначалу (два года назад) Евросоюз пытался откупиться, пообещав Турции за сдерживание этого потока 3 миллиарда евро, потом уже и 6 миллиардов, но турецкий лидер Реджеп Эрдоган заявил, что Турция разместила у себя и содержит 2,7 миллиона сирийских беженцев, и это якобы обошлось бюджету страны аж в 11 миллиардов евро. «Что может произойти, если все эти миллионы отправятся в Европу?», — шантажировал Эрдоган, и Евросоюз поддался шантажу.

В Сирии уже семь лет идет кровопролитная гражданская война, в которой на стороне правящего режима Башара Асада весьма активно участвуют российские военные силы, Иран и «Хизбалла», а на стороне противников режима — не столь активно и гораздо менее успешно — США. Участие в конфликте России и США мотивировалось в основном борьбой с террористической организацией «Исламское государство Ирака и Леванта», которая ими вроде бы повержена, но суть изначально была не в том, а именно во вмешательстве в ход гражданской войны. Российское вмешательство оказалось гораздо успешнее американского, прошедшего в ходе президентства Барака Хусейна Обамы, оказавшегося не способным использовать в сирийской гражданской войне шиитско-суннитское и персидско-арабское противостояние.

В настоящее время мы видим, как к войне в Сирии подключились вооруженные силы Турции. Сперва турецкое суннитское руководство выступало за свержение режима Асада, потом уже смирилось с ним. Главным мотивом вторжения турецкой армии в Сирию стало почти маниакальное представление ее президента о зловредности курдов — не только живущих в Турции, но и сирийских, иракских, иранских.

Еще раз напомню, что препятствия на пути самоопределения 20-миллионного курдского населения и его естественного стремления к образованию Курдистана как своего национального очага — на совести ООН и всего человечества. Провозглашение свободного Курдистана в Ираке ожидалось при разгроме силами США армии Саддама Хусейна 15 лет назад. Саддам Хусейн массово травил курдов газами, и помощь им в создании своего государства буквально напрашивалась. Это было бы дружественное Америке, а также, очевидно, и Израилю демократическое государство, но президент Джордж Буш, побоявшись обидеть Турцию, ушел от государственного переустройства Ирака и занялся безнадежным делом его демократизации. Возможность образования Курдистана, на первых порах хотя бы иракского, к сожалению, была упущена. А пришедший на смену Бушу Обама поспешил вывести из Ирака войска, фактически сделав американский успех 2003 года бессмысленным.

Россия, как и прежде СССР, всегда держала курдскую карту в своем стратегическом резерве, США — лишь в тактическом, используя курдские вооруженные образования на местах, где они оказываются им полезными на сирийском полигоне непрямого великодержавного противостояния. Это противостояние, несомненно, обострится в результате двухдневного визита в Турцию Владимира Путина и состоявшегося там саммита трех президентов: России, Турции и Ирана. Саммит имел наступательный характер и явно антиамериканскую направленность. Хотя Турция с 1952 года состоит в НАТО, надо иметь в виду вышеупомянутую «скороварку», успевшую за прошедшие с тех пор 70 лет переварить светскую ататюркскую Турцию в исламистскую эрдоганскую.

Отсутствие реакции НАТО на перерождение Турции озадачивает. Как сообщают СМИ, Германия, несмотря на протесты в Бундестаге, продолжает поставлять оружие и боеприпасы Анкаре, хотя та уже заручилась поставкой российских вооружений, в первую очередь зенитно-ракетных комплексов С-400.

Россия планомерно и вдумчиво внедряется в Турцию. Примером стало сооружение Россией первой в Турции АЭС, на закладке первого энергоблока которой лично присутствовал Владимир Путин, встреченный в Турции с необыкновенными почестями. Важно, что эта АЭС строится по новой модели российско-турецкого сотрудничества: «строю-владею-эксплуатирую». То есть Россия не только вложит в нее технологию и деньги, но и будет ею управлять, обеспечивая электроэнергией уже для начала примерно 10 процентов потребностей страны. Всерьез и надолго Турция попадает в зависимость от России — не в меньшей степени, чем прежде Европа от российского газа.

Главное же событие тех дней — формирование тройственного альянса. Россия, Турция и Иран, заявили их президенты, не допустят территориального раздела Сирии, «несмотря на усилия их противников». Кто же эти противники? Их назвал с молчаливого согласия Путина и Эрдогана президент Ирана Хасан Роухани. Противниками мира на Ближнем Востоке он назвал американцев и израильтян.

Лидеры стран Балтии (справа налево) Даля Грибаускайте, Керсти Кальюланд и Раймонд Вейонис на аудиенции в Белом доме

Лидеры стран Балтии (справа налево) Даля Грибаускайте, Керсти Кальюланд и Раймонд Вейонис на аудиенции в Белом доме

Тут уместно будет напомнить, что Иран и Турция давно спонсируют в секторе Газа террористов ХАМАСа. В ходе недавних событий, когда на границе Газы с Израилем ХАМАС организовал массовые антиизраильские выступления, Израиль вынужден был ответить силой оружия против наиболее агрессивных провокаторов, перешедших границу, несмотря на широко и многократно повторявшиеся предупреждения. Защиту Израилем своей границы от нападения Эрдоган назвал «бесчеловечной атакой» и «политикой террора». Биньямин Нетаниягу отверг эти обвинения, заявив, что «самая нравственная армия в мире не нуждается в лекциях по морали от того, кто многие годы беспорядочно бомбит гражданское население». Эрдоган совсем ошалел, разжигая в Турции антиизраильскую истерию нацистского толка с апофеозом сжигания американского флага.

Проясняется, что именно турецкая «скороварка» готовит к маю большую и, по-видимому, гибридную войну с Израилем — как со стороны Газы, так и с сирийской стороны, а также в Иерусалиме. Остановить эту «скороварку» в состоянии только США. Причем здесь одновременно решается вопрос престижа и безопасности США во всемирном масштабе.

Позиция Дональда Трампа, недавно вроде бы намеревавшегося «очень скоро» уйти из Сирии, была изменена на противоположную, хотя ясно она пока еще не сформулирована — ни в отношении Башара Асада, ни в отношении давно назревшей проблемы курдов и других противостоящих Асаду повстанцев, ни в отношении Турции, переметнувшейся от НАТО к противнику, ни в отношении набирающего силу тройственного альянса России, Турции и Ирана. Точно так же неопределенной остается двухпартийная позиция Конгресса. Возникает вопрос: неужели Америке для мобилизации ее сил опять нужен такого рода стимул, как Пёрл-Харбор в 1941-м?

Другой тройственный альянс — лидеров Литвы, Латвии и Эстонии, обеспокоенных угрозой со стороны восточного соседа, — прибыл за поддержкой в Вашингтон. О гарантиях безопасности в духе статьи 5 Устава НАТО речь не зашла. Трамп ограничился пока двумя неконкретными тезисами: по отношению к России он, дескать, более жесткий, чем все его предшественники, и «если мы поладим с Россией, то это было бы хорошо». Исторический урок: только бы не так «поладили», как 1939-м!

На мой взгляд, формирование государственной политики США вследствие неполадок в администрации президента, череды отставок «под колпаком у Мюллера» и, особенно, вследствие сопротивления, организованного Трампу в Конгрессе, отстает от развивающихся в мире событий. Это касается и санкций против России, объявленных еще в прошлом году, долгое время затягивавшихся и только теперь, наконец, понемногу реализуемых, когда они уже вряд ли могут быть столь действенными, какими могли стать до проведенных там президентских выборов. Запоздалые, они пока бьют мимо главной цели. Последний поворот Дональда Трампа в отношении происходящего в Сирии и санкции, реализуемые по инициативе Терезы Мэй, похоже, могут изменить ситуацию в системе противостояния «кто кого», но в какой мере, а главное, в каком направлении, наверное, скоро увидим.

В заключение о погоде. Необычно холодный и заснеженный апрель не удивил ученых, систематически фиксировавших снижение солнечной активности и в соответствии с ее циклами прогнозировавших начало постепенного многолетнего глобального похолодания. Блефу антропогенного (то есть вызванного якобы человеческой деятельностью) глобального потепления приходит конец. Когда похолодание станет для всех очевидным, Альберту Гору, если по совести, надо будет вернуть Нобелевскую премию, Обаме тоже, а Трамп, когда решил выйти из Парижского соглашения по климату, безусловно, был прав.

21

Об авторе

Семен Ицкович
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 8, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0