Евреи на фронтах Великой Отечественной

2

Приближается очередная годовщина Победы в Великой Отечественной войне. Думаю, вполне уместен будет лаконичный рассказ о роли евреев СССР в великом событии. Материалы для этого рассказа взяты из второго издания моей книги «Еврейский щит СССР».

21 июня 1941 года в штабах германских групп армий был получен кодовый сигнал «Дортмунд», и в ночь на 22 июня в три часа тридцать минут тремя огромными потоками на фронте от Балтийского моря до Карпат немецкие войска хлынули через границу СССР. Вторая мировая война пришла в Советский Союз, руководитель которого, Сталин, был одним из главных виновников ее начала. Согласно предвоенным переписям, население СССР насчитывало около 200 миллионов человек. Учитывая, что почти три года до 70 миллионов находилось на оккупированной территории и не могло быть призвано в армию, и, принимая во внимание, что истинное количество погибших нам так и не стало известно, «мобилизационное напряжение» СССР даже сейчас можно определить только весьма приблизительно.

Таким термином в штабной практике принято называть процент, составленный призванным контингентом от общей численности населения страны. С учетом времени оккупации «мобилизационное напряжение» в СССР составило в среднем немногим более 20 процентов, превысив, таким образом, норматив для развитого государства вдвое.

Эта статистика совершенно необходима, чтобы проверить, наконец, с цифрами в руках столь распространенное утверждение антисемитов: советские евреи, как, впрочем, и несоветские, не принимали участия в боевых действиях против немецких фашистов. В то время как нацисты уничтожали миллионы их соплеменников, советские евреи всеми путями прятались от фронта, они «сидели в Ташкенте», а русские и другие спасали их братьев и освобождали Родину. Евреи, дескать, шкурники и трусы, они не умеют воевать и боятся боя, даже если речь идет о собственном спасении.

Д.В. Василевский — командир дивизии

Д.В. Василевский — командир дивизии

В моей книге такая роль рассмотрена и проанализирована на основании документальных архивных сведений и статистических выкладок. Начать необходимо, отталкиваясь прежде всего от количества еврейского населения — 4,8 миллиона, которые проживали в СССР до войны. Число евреев, сумевших спастись, уйдя от немцев в глубь страны, вместе с ранее проживавшими там, составило примерно 2,4 миллиона человек. Именно эту цифру мы и примем как точку отсчета.

Согласно справке Центрального архива российских вооруженных сил в г. Подольске, в ходе советско-германской войны в войсках насчитывалось около 501 тысячи евреев, в том числе — 167 тысяч офицеров и 334 тысячи солдат, матросов и сержантов. Следовательно, «мобилизационное напряжение» советских евреев составило в среднем 20 процентов. Иначе говоря, в армии в годы войны служил каждый пятый еврей, считая всех — мужчин и женщин, детей и стариков. И, если сравнивать этот уровень участия в вооруженной борьбе с общим показателем, то он не уступит ему. Следовательно, евреи Советского Союза свой воинский долг в годы войны исполнили не с меньшим героизмом, чем его остальное население.

Итак, россказни о том, что евреи не воевали, скрывались от фронта, полностью опровергаются объективными данными армейского архива и представляют собой типичную юдофобскую клевету.

Есть и еще одно антисемитское утверждение, с помощью которого пытаются обесценить очевидный факт массового участия евреев в боевых действиях. Злопыхатели заявляют, что евреев не было на передовой, они, мол, отирались в тылах, они не были солдатами, сержантами и офицерами в боевых подразделениях. Евреи, дескать, в армии были поварами и парикмахерами, артистами, музыкантами и интендантами, тыловиками, штабными «крысами», в лучшем случае — врачами в госпиталях. И поэтому евреи на фронте не понесли потерь, все их жертвы от фашистов начинаются и кончаются теми, кого, как скот на убой, гнали в лагеря уничтожения. Такое, кстати, утверждает и А. Солженицын во втором томе книги «Двести лет вместе».Это измышление также полностью опровергается цифрой безвозвратных потерь. По данным Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, за годы войны погибло в боях, умерло от ран и болезней, пропало без вести 198 тысяч военнослужащих — евреев. Это составляет 39,6 процента от их общего количества. Такие потери нельзя понести сидя в тылу на теплых местечках. Это — еще одно подтверждение, что евреи сражались в боевых порядках, на переднем крае, на тех же позициях, что и остальные воины. Можно также сравнить безвозвратные потери еврейских солдат и офицеров с такими же потерями советских вооруженных сил в целом. Согласно справке Генштаба и Центрального архива вооруженных сил России под названием «Баланс списочной численности личного состава ВС СССР в период Великой Отечественной войны», безвозвратные потери равны 8 миллионам 668 тысячам военнослужащих. По отношению к их общей численности в годы войны, это составляет немногим более 25 процентов. Вот и сравним безвозвратные потери, общие и еврейские, 25 и 39,6! Сухие эти и вроде бы невыразительные цифры неопровержимо свидетельствуют: евреи сражались храбро и самоотверженно, и сам факт их относительно высоких боевых потерь говорит о том, что были они не в тылу, а на переднем крае.

Но возникают и другие вопросы: как дрались с нацистами еврейские воины, каков был уровень их боевого мастерства, ибо воевать можно по-разному. Может, и гибли евреи из-за своей военной некомпетентности? И кем были они в этой войне, какие военные профессии имели, какие должности занимали? Были ли среди евреев военачальники высоких степеней, полководцы, чьи решения и действия определяли судьбу боя и сражения?

Командиры

Символично, что на 334 тысячи солдат, матросов и сержантов — евреев в Красной Армии в этой войне пришлось 167 тысяч офицеров, то есть, один офицер на два рядовых. Не думаю, чтобы в военной истории народов нашлись бы еще примеры такого соотношения, как в этом случае. А так много их было потому, что в стране готовилось спешно огромное количество офицеров, для чего требовались люди хотя бы с неполным средним образованием. У большинства же евреев такое образование было, чего не скажешь об остальном населении. Вот и брали немало евреев в военные училища, развернутые во множестве.

Ю.М. Беркаль- командир дивизии

Ю.М. Беркаль- командир дивизии

Причинами такой нехватки офицеров практически во всех звеньях тактического, оперативного да и стратегического управления войсками явились, прежде всего, колоссальные потери первого периода войны. Но главная причина — топор сталинских репрессий, который вырубил перед войной до 40 тысяч командиров. А те, что остались, были далеко не всегда готовы к самостоятельному и эффективному командованию войсками. Евреи же, в силу генетических своих особенностей, быстро учились, мужественно вели себя в самой страшной ситуации, принимали оправданные решения и твердо проводили их в жизнь. И не было у советского командования выбора — ставить еврея на высший пост или не ставить — обстановка требовала безальтернативно: ставить лучшего.

Б.Г. Вайнтрауб — командир дивизии

Б.Г. Вайнтрауб — командир дивизии

Следует отметить также, что офицеры-евреи находились (вопреки Солженицыну), главным образом, в боевых подразделениях. Конечно, было их немало и в штабах, и в тыловых службах, в госпиталях и медсанбатах. Но не эти офицеры непосредственно решали судьбу боя. Ее решали командиры. И вот их-то и оказалось среди евреев неожиданно много, на всех ступенях командирской пирамиды. Приведу обобщенные данные по материалам справок Центрального армейского архива и отдельных военно-исторических публикаций. Но хотел бы предупредить, что эти цифры — минимальные, скорее всего на каждой из приводимых ниже должностей евреев было больше, однако, я предпочитаю оперировать сугубо достоверными сведениями и лучше уменьшить, чем преувеличить, дабы не могли обвинить в пристрастности.

Итак, евреи командовали в тактическом звене:

Дивизиями:

– гвардейскими стрелковыми — 11;

– стрелковыми — 24;

– гвардейскими артиллерийскими — 1;

– артиллерийскими прорыва РВГК — 4;

– зенитно-артиллерийскими — 1;

– авиационными — 6

Итого — 50 дивизиями.

Бригадами:

– стрелковой — 2;

– гвардейскими артиллерийскими — 5;

– артиллерийскими — 13;

– гвардейскими минометными — 3;

– минометными — 2;

– гвардейскими танковыми и механизированными — 9;

– танковыми и механизированными — 23;

– воздушно-десантными — 2;

– морской пехоты — 2;

– гвардейскими инженерно-минными — 2;

– инженерно-саперными — 10;

– подводных лодок — 1;

Итого — 74 бригадами

Полками:

– гвардейскими стрелковыми — 13;

– стрелковыми — 13;

– гвардейским парашютно-десантным — 1;

– гвардейскими танковыми — 11;

– танковыми — 4;

– гвардейскими кавалерийскими — 3;

– авиационными — 16;

– гвардейскими артиллерийскими — 13;

– артиллерийскими — 41;

– зенитно-артиллерийскими — 3;

– гвардейскими минометными — 5;

– минометными — 5;

– инженерными — 3;

– связи — 8;

– специального назначения — 3;

Итого — 147 полками.

Получаются цифры весьма впечатляющие: 50 дивизий, 74 бригады, 147 полков всех родов войск! Что ни говори, в Красной Армии того времени таким количеством частей и соединений не командовали офицеры других национальностей, кроме русских и украинцев. Вместе взятые, эти части и соединения составили бы не одну полевую армию военного времени. Это и сегодня — армия государства вполне солидного. Так что, даже в тактическом звене боевого управления роль командиров-евреев была весьма значительной, и от выполнения ими поставленных задач во многом зависела судьба боя и операции.

Приближается очередная годовщина Победы в Великой Отечественной войне. Думаю, вполне уместен будет лаконичный рассказ о роли евреев СССР в великом этом событии. Материалы для этого рассказа взяты из второго издания моей книги «Еврейский щит СССР».

По общепринятой военной терминологии полководцами считаются военачальники, управляющие войсками в оперативном и стратегическом звене боевого руководства. К оперативному руководству относят корпуса, общевойсковые армии, морские и речные флотилии, к стратегическому — региональные фронты и флоты.

Корпус

В годы войны стрелковый корпус Красной Армии состоял, как правило, из трех дивизий и частей усиления: численность — свыше 30 тысяч солдат и офицеров. Механизированный корпус насчитывал свыше 16 тысяч человек, 250 танков и самоходных орудий. Танковый — 12 тысяч солдат и офицеров, 270 танков и САУ.

В советско-германской войне корпусами командовали 14 евреев, в разное время они возглавляли 24 корпуса: 12 стрелковых и кавалерийских, 8 механизированных, 2 танковых и корпус ПВО. Все они были генералами, большинство из этих полководцев в ходе войны продвинулось по службе.

Рассказ о евреях, руководителях корпусного звена, хочу начать с генерал-майора Михаила Григорьевича Хацкилевича.

Он родился в 1895 году, в Красной Армии с 1918, участник Гражданской войны, награжден орденом Красного Знамени. Окончил Военную академию им. Фрунзе, был одним из первых в Красной Армии командиров танковых соединений и вступил в сражения 22 июня 1941 года, командуя 6-м механизированным корпусом. Через два дня его корпус контратаковал юго-восточнее Гродно наступающие войска фельдмаршала Гота и заставил их отойти. Однако большего достичь не смог, силы немцев во много превосходили, корпус был обойден, не имел горючего и снарядов, но продолжал сражаться в окружении. Как рядовой танкист дрался и генерал Михаил Хацкилевич. В этой неравной борьбе и погиб один из лучших комкоров Красной Армии.

Еще пять евреев начали воевать, командуя корпусами. Самый известный из них — генерал-майор Родион Яковлевич Малиновский вступил в Великую Отечественную войну, командуя 48-м стрелковым корпусом. Ему в книге посвящен специальный очерк.

Семен Моисеевич Кривошеин, генерал-майор.

Он родился в Воронеже 28 ноября 1899 года, участвовал в Гражданской войне. В 1931 году окончил Военную академию им. Фрунзе. За 15 лет прошел путь от командира эскадрона до командира корпуса. Был опытнейшим танкистом, воевал в Испании, в Финляндии. Его 25-й механизированный корпус в первые же дни войны упорно дрался с немцами в Прибалтике, затем в районе Гомеля, задержав танковую армию Гудериана на целый месяц. На Курской дуге танкисты Кривошеина, а он командовал 3-м мехкорпусом — мужественно встретили таранный удар немецких «тигров», измотали их в оборонительных боях и успешно контратаковали. Кривошеин становится генерал-лейтенантом. В 1945 году во главе 1-го мехкорпуса он пробивает брешь в немецкой обороне на Зееловских высотах и одним из первых врывается в Берлин, овладевает его районами Сименсштадт и Шарлотенбург. За боевое мастерство и личное мужество, проявленные при штурме Берлина, генерал-лейтенант Семен Кривошеин становится Героем Советского Союза. Он награжден также еще 10 боевыми орденами.

Генерал-майор Иосиф Григорьевич Рубин родился 15 октября 1891 года в деревне Костенки, участник Гражданской войны, окончил Военную академию им. Фрунзе, командовал дивизией, с 1939 г. командир 8-го стрелкового корпуса, которым командовал, когда началась война. В начале 1942 года он становится начальником разведки фронта.

Анатолий Иосифович Андреев родился 20 января 1900 года в местечке близ Одессы. Как понимаете, ни такого имени, ни фамилии такой у еврейского мальчика, окончившего хедер, не могло быть по определению. Как появились они — неведомо! В 1919 году призван в Красную Армию, воевал на Гражданской, стал командиром роты. Потом командовал батальоном и полком. В 1936 году окончил Военную академию им. Фрунзе, командовал стрелковой дивизией. В 1940 г. присвоено звание генерал-майора. В войне командовал дивизией, а потом — стрелковым корпусом. С 1943 года — заместитель командующего фронтом.

Юдель Леонтьевич Городинский родился 12 ноября 1896 года в Симферополе. Участник Первой мировой и Гражданской войн. Окончил курсы «Выстрел» и в 1933 году — Военную академию им. Фрунзе. Перед Великой Отечественной командовал стрелковым корпусом, генерал-майор. В ходе войны занимал более высокие должности, но в 1945 году стал командиром 14-го стрелкового корпуса и с ним воевал на 2-м Прибалтийском фронте до Победы.

Зиновий Захарович Рогозный родился 10 мая 1901 года в Орше, окончил хедер! И с 17 лет стал военным. Учился на артиллерийских курсах, командовал артиллерийскими подразделениями. Затем окончил военную академию им. Фрунзе и в 1939 году стал начальником штаба стрелкового корпуса. В 1940 г. присвоено звание генерал-майора. В начале войны генерал Рогозный — начальник штаба общевойсковой армии, а с 1943 года и до Победы — командир 15-го стрелкового корпуса. В 1944 году ему присвоено звание генерал-лейтенант, он награжден девятью боевыми орденами.

Лев Борисович Соседов родился в селе Соколка под Пензой в 1897 году. Был призван в армию в начале Первой мировой войны, перешел в православие, чтобы поступить в школу прапорщиков, и стал офицером в 1916 году. С 1918 года — в Красной Армии, окончил Военную академию им. Фрунзе в 1928 году и преподавал в ней с 1939 года до начала Великой Отечественной войны. Сугубо штабной офицер и служил штабах армий до 1945 года, когда был назначен командиром гвардейского стрелкового корпуса. Звание генерал-майора присвоено в 1943 году. Награжден шестью боевыми орденами.

Стрелковым корпусом командовал также и генерал-майор Рафаил Павлович Хмельницкий, который родился 1 июня 1895 года в Кременчуге, участвовал в Первой мировой и Гражданской войнах. В 1926 году окончил Военную академию им. Фрунзе. Перед войной командовал дивизией. Награжден 5 боевыми орденами.

В 1941 — 1942 годах 1-м механизированным корпусом командовал генерал-майор Михаил Львович Чернявский. Он родился 26 марта 1899 года, участник Гражданской войны, в 1928 году окончил Военную академию им. Фрунзе. Его мехкорпус действовал на Западном фронте. В 1942 году Михаил Чернявский был назначен заместителем командующего 3-й танковой армии.

Генерал-майор Яков Львович Штейнман родился 10 ноября 1901 года в Минске, где и окончил 4 класса хедера. Участвовал в Гражданской войне, потом командовал стрелковыми подразделениями. В 1930 году окончил Высшие командные курсы «Выстрел». Командовал стрелковым полком, перед войной — заместитель командира дивизии. В начале войны — полковник, командир 29-й стрелковой дивизии. В 1942 году окончил ускоренный курс Академии генштаба и назначен командиром стрелкового корпуса, воевал на 1-м и 2-м Прибалтийском и 2-м Белорусском фронтах. Хотя и не имел настоящего высшего военного образования, отличался выдающимся оперативным мастерством. С 1943 года — генерал-майор, награжден шестью боевыми орденами.

Абрам Матвеевич Хасин родился в 30 марта 1899 года в Ново-Славянске. В Красной Армии с 1918 года. Учился в школе красных командиров, командовал танковыми подразделениями. В 1936 году окончил Военную академию механизации и моторизации. Перед Великой Отечественной — командир танковой бригады. В ходе войны командовал механизированными и танковыми корпусами. С 1942 года — генерал-майор, награжден шестью боевыми орденами.

А уж у Владимира (Вульфа) Лейбовича Цетлина все военное образование — курсы политруков. Он родился 15 ноября 1900 года в Одессе. Участвовал в Гражданской войне, кавалерист. Перед войной командовал кавалерийской дивизией, генерал-майор. С начала войны — заместитель командира корпуса, затем — заместитель командующего армией. С 1944 года — командир гвардейского кавалерийского корпуса. Награжден восемью боевыми орденами.

Ефим Александрович (Аронович) Райнин родился 3 октября 1907 года в городе Суроже. В Красной Армии с 1926 года, окончил командную и артиллерийскую школы, перед Великой отечественной — командир зенитно — артиллерийского полка. Все годы войны — на фронтах. С 1943 года — генерал-майор, командир корпуса ПВО, награжден шестью боевыми орденами.

Евреи — командиры корпусов — были отличными руководителями своих соединений во множестве операций и сражений советско-германской войны. Операции, проведенные ими, отличались тем, что они, как правило, не предпринимались без тщательной подготовки, артиллерийской и авиационной обработки, при максимальном использовании маневра в сочетании с фронтальными атаками. Это выгодно отличало их от операций других командиров, стремившихся выполнить приказ любой ценой. А цена эта известна: тысячи и тысячи погибших солдат — вот кровавая цена военной некомпетентности и человеческой многих командиров.

Комкоры-евреи предпочитали атаковать. Знаменательно, что из 13 механизированных корпусов они командовали восемью, из пяти танковых — двумя. А танки, как известно, оружие атаки.

Но и, кроме того, во многих корпусах евреи занимали ключевые должности. Они были начальниками штабов в 4-х танковых корпусах и двух механизированных, в семи стрелковых, в одном артиллерийском корпусе прорыва РВГК, в одном кавалерийском и одном зенитно-артиллерийском корпусе. Они командовали артиллерией четырех корпусов.

Из этих военачальников некоторым в ходе войны были присвоены генеральские звания. В том числе: начальнику штаба кавалерийского корпуса Аркадию Борисовичу Борисову (настоящая фамилия Шистер), начальнику штаба танкового корпуса Ефиму Евсеевичу Духовному, начальникам штабов стрелковых корпусов: Юдиму Залмановичу Новикову, Леониду Юлиановичу Белахову, Евгению Яковлевичу Юстернику, а также заместителю командира корпуса Лазарю Ефимовичу Фишману.

Основным оперативным объединением во время войны являлись армии: общевойсковые, танковые, механизированные, воздушные, саперные и ПВО. К армиям, по оперативному значению, приравнивались флотилии — речные и морские. Общевойсковая армия состояла из 3-4 корпусов, 7-12 дивизий, 3-4 танковых и артиллерийских бригад и других частей армейского подчинения. Она насчитывала в среднем более 100 тысяч солдат и офицеров. Общевойсковых армий было 70. Саперных — пять, они состояли из бригад и насчитывали до 60 тысяч человек.

Яков Григорьевич Крейзер

Яков Григорьевич Крейзер

Армия

Всего армий в годы войны было развернуто 97. Ими командовали в разное время 195 русских генералов, 34 украинца, 8 евреев, 2 грузина, 1 армянин и 1 грек. Таким образом, в этом главном оперативном звене управления евреи занимали третье место после двух «основных» наций СССР, значительно опередив все остальные, неизмеримо превосходившие их по численности. Евреи в разное время командовали пятнадцатью общевойсковыми армиями, двумя саперными и одной флотилией.

Первым из командармов следует назвать Родиона Яковлевича Малиновского. С августа 1941 года он командует 6-й армией, затем — 66-й, до 1943 года — 2-й гвардейской армией. Ему посвящен подробный очерк в моей книге, и нет смысла останавливаться здесь на его деятельности.

Если не считать Малиновского, то самыми выдающимися из командармов — евреев были, безусловно, генералы Яков Григорьевич Крейзер и Владимир Яковлевич Колпакчи, им также посвящены отдельные очерки.

Яков Исаакович Броуд

Яков Исаакович Броуд

Следующим по значению из командующих армиями является генерал-лейтенант Лев Соломонович Сквирский. Он перед войной был начальником штаба армии, а с началом войны — начальником штаба Карельского фронта. В 1943 году генерал Сквирский вступает в командование 26-й общевойсковой армией 3-го Украинского фронта, ведет ее на Дебрецен, в дальнейшем — успешно командует этой армией до самого конца войны. В 1944 году ему присвоено звание генерал-лейтенанта, он награжден многими орденами.

Генерал-майор Юдель Леонтьевич Городинский генералом стал в 1940 году и в войну вступил в должности командующего общевойсковой армией на Брянском фронте. Однако в 1942 году он назначается начальником штаба армии, затем — заместителем командарма, а в 1945 году — командиром стрелкового корпуса на 2-м Прибалтийском фронте. Звание генерал — майора присвоено в июне 1940 года. Награжден 4-мя орденами.

Илья Ефимович Прусс

Илья Ефимович Прусс

Яков Сергеевич Дашевский родился в 1902 году в Херсоне, окончил четырехклассную еврейскую школу и с 1921 года начал служить в Красной Армии. В 1934 году окончил Военную академию им Фрунзе, а перед самой Великой отечественной — Академию Генштаба. Он, пожалуй, единственный генерал-еврей, который ее окончил до войны. В войне командовал дивизией, был начальником штаба армии, а с 1943 года и до конца войны — командующим общевойсковой армией. В 1942 году стал генерал-майором, в 1944 году — генерал-лейтенантом. Воевал он успешно, о чем говорят его семь боевых орденов.

Яков Исаакович Броуд родился в 1900 году в Каменец — Подольске, окончил неполную среднюю школу, в Красной Армии с 1918 года. В 1926 году окончил артиллерийскую школу, командовал артиллерийскими подразделениями и частями, был начальником артиллерии общевойсковой армии, начальником 2-го Ленинградского артиллерийского училища. В войну вступил генерал-майором, начальником артиллерии 24-й общевойсковой армии. Показал себя мужественным и профессиональным военачальником, и в 1942 году в сложной обстановке, когда командование 24 — й армии вышло из строя, генерал Броуд назначается ее командующим. В ходе боев, руководя дивизиями своей армии, находился на переднем крае обороны и был убит в бою под станицей Нижне-Чирской 26 июля 1942 года.

Илья Ефимович Прусс родился 16 декабря 1903 года в Барановичах, окончил еврейскую школу. В Красной Армии с 1918 года, военно — нженерное училище окончил в 1928 году, а в 1934 — Военно-инженерную академию. В Великую Отечественную войну вступил полковником, корпусным инженером. В 1941 году — начальник Управления оборонительного строительства Юго-Западного фронта, заместитель командующего, а с 1942 года — командующий 2-й саперной армией. Весьма знаменательно, что этот еврей всю войну так и не поднялся выше полковничьего звания, хотя более двух лет командовал 2-й саперной армией, после ее расформирования был начальником инженерных войск армии, начальником Управления оборонительного строительства Резерва Верховного главнокомандования. Судя по 9 боевым орденам, Илья Прусс был доблестным и отважным командиром. Но генеральское звание было ему присвоено лишь в июле 1945 года.

Владимир Яковлевич Колпакчи

Владимир Яковлевич Колпакчи

В годы войны военной флотилией командовал еврей — Александр Петрович Александров, родившийся в 21 июня 1900 года в г. Орле. Как тогда звучали его имя, отчество и фамилия — мне неведомо. В Красной Армии с 1918 года, на флоте — с 1921. В 1927 году окончил Военно-морскую академию, командовал крейсером «Аврора» . В 1937 году участвовал в Гражданской войне в Испании. Перед Великой Отечественной — командир Новороссийской военно-морской базы. С первого дня войны он командовал кораблями Азовской военной флотилии, а это значит — он вынес на своих плечах эпопею обороны и штурма Севастополя, Керченскую операцию, Новороссийск и другие операции и десанты. В 1942 — 44 гг. командовал Ленинградской военно-морской базой. В июле 1944 года этот флагман был всего лишь капитаном первого ранга, затем — контр-адмиралом. В начале 1945 года он был назначен начальником штаба Балтийского флота.

Таков краткий очерк судьбы восьми крупных полководцев — евреев, от чьих действий, военных способностей и свойств характера в значительной мере зависела судьба сухопутных и морских сражений и операций на советско-германском фронте.

Александр Петрович Александров

Александр Петрович Александров

Может быть, не так подробно, но следует тоже рассказать о генералах, которые занимали ключевые позиции в армейском звене боевого управления. Это — заместители командующих, члены военных советов, начальники штабов и родов войск общевойсковых, механизированных и танковых армий и флотилий. Таких генералов и адмиралов в годы войны насчитывалось 37 человек, в том числе:

— членов Военного совета армии — 2

— заместителей командующих армиями — 7

— заместитель командующего флотилией — 1

— начальников штабов армий и флотилий — 13

На наиболее видных военачальниках этого звена считаю необходимым остановиться. Членами военных советов ряда общевойсковых армий были во время войны генерал-майоры Абрам Моисеевич Кривулин и Поляков Яков Григорьевич.

Заместителями командующих армиями были:

— генерал-лейтенант Анатолий Иосифович Андреев

— генерал-лейтенант Матвей Григорьевич Вайнруб

— генерал — майор Михаил Павлович Сафир

— генерал-майор Григорий Моисеевич Зусманович, который 27 мая 1942 года под Харьковом попал в плен. В плену вел себя мужественно, пытался организовать побег из лагеря Вайсенбург. Там же и погиб от побоев.

— заместители командующих воздушными армиями:

— генерал-лейтенант Авраам Ефимович Златоцветов (Гольдфарб)

— генерал-лейтенант Зелик Аронович Иоффе

— генерал-лейтенант Давид Яковлевич Слобожан

— контр-адмирал Павел Алексеевич Трайнин — зам. командующего Волжской военной флотилией.

Начальники штабов:

— генерал-майоры Вениамин Львович Бейлин — 3-й Ударной армии на Западном и Калининском фронтах

Лев Самойлович Березинский — 52-й армии

Марк Яковлевич Бирман — 12-й и 46-й армий

Борис Михайлович Головчинер — 8-й армии

Самуил Абович Маркушевич — 34-й армии

Лев Борисович Соседов — 30-й, 40-й и 10-й гвардейской армий

Леонид Иосифович Чемеринский — Бакинской армии ПВО

Евгений Яковлевич Юстерник — отдельной Дальневосточной армии

Григорий Евсеевич Прейсман — 2-й танковой армии

— генерал-лейтенанты Самуил Миронович Рогачевский — 28-й армии

Зиновий Захарович Рогозный — 69-й армии

Моисей Исаакович Симиновский — 34-й армии

— капитан 1 ранга Аркадий Владимирович Свердлов — Азовской, впоследствии — Дунайской флотилии.

Считаю необходимым остановиться на генералах армейского звена управления, удостоенных звания Героя Советского Союза. Их три.

Генерал-лейтенант Матвей Вайнруб родился в 1910 году в г. Борисове, в Красной Армии с 1929 года, окончил школу красных командиров. Он был танкистом, командиром полка, когда началась война, и в первый же день вступил в бой с немцами. В Сталинграде был назначен заместителем командующего 62-й армии по бронетанковым и механизированным войскам и в этой должности провоевал до конца войны. Несмотря на высокое положение, Вайнруб систематически лично водил в бой подчиненных танкистов, иногда даже небольшие подразделения, особенно — когда они действовали в качестве передовых отрядов армии. Он смело врывался во главе своих танкистов во вражескую оборону, быстро углублялся в тыл, громя коммуникации. И всегда он действовал дерзко и умело, личной храбростью воодушевлял свои войска. Потому и был 5 раз ранен, ибо безоговорочно считал: его место — впереди (как и положено еврею). Кроме Золотой Звезды, он награжден еще 12-ю(!) боевыми орденами СССР и многими зарубежными. И было ему в День Победы всего лишь 35 лет.

Зиновий Абрамович Концевой родился в 1903 году в городе Никополе. В 1920 году его призвали в армию, он окончил военно-инженерное училище и Академию. В ходе войны был начальником штаба саперной армии, начальником штабов инженерных войск Сталинградского и Центрального фронтов, с 1943 года — начальником инженерных войск 60-й армии. При форсировании Днепра осенью 1943 года организовал и провел переправу ее войск, лично руководил фортификационным оборудованием плацдармов на правом берегу, проявляя при этом мужество и доблесть, за что и удостоен звания Героя, а в 1944 году становится генерал-майором. Награжден 9 боевыми орденами.

Начальниками инженерных войск армий также были генерал-майоры Иван Николаевич Брынзов (Исаак Наумович Шмульзон), Александр Яковлевич Кац и Самуил Григорьевич Шапиро.

Израиль Соломонович Бескин родился в 1895 году в Витебске. Участник Первой мировой и Гражданской войн. Окончил артиллерийскую школу и Военную академию им. Фрунзе. Воевал на Халхин-Голе и в Финляндии. В начале Отечественной войны командовал артиллерией механизированного корпуса. Громил немцев под Москвой и Сталинградом. С января 1943 года — генерал-майор, командующий артиллерией 70-й армии, с которой и участвовал в Курской битве. Особенно отличился Бескин в ходе наступления от Вислы к Одеру, мощными ударами своих пушек пробивая оборону немцев. С августа 1944 года — генерал-лейтенант. Его артиллерия сыграла выдающуюся роль в разгроме немцев во время штурма Берлина. За высокое боевое мастерство, крупные оперативные успехи и личное мужество Израиль Бескин был удостоен звания Героя, награжден 11 боевыми орденами СССР.

Артиллерией общевойсковых и танковых армий командовали также генерал-майоры: Йона Исаевич Гуковский, Николай Михайлович Левин, Абрам Гершанович Черток, генерал — лейтенанты: Анатолий Иерухимович Брейдо и Григорий Давидович Пласков. Последний возглавлял артиллерию 2-й танковой армии.

В своих воспоминаниях командир 1 — го мехкорпуса генерал-лейтенант Семен Кривошеин описывает весьма символический эпизод:

«…Через пару часов после взятия Бернау на передовой НП моего корпуса в окрестностях Берлина ко мне подбежал командующий артиллерией нашей 2-й танковой армии генерал — лейтенант Григорий Давидович Пласков и, не поздорововавшись даже, закричал:

— Смотри, Семен, смотри, Кривошеин, как мои артиллеристы, первые во всем фронте, первые на этой войне, открывают огонь по проклятому Берлину!

Пласков взял тангенту у своего радиста и закричал в микрофон : Я — пятый, я — пятый! И скомандовал по радио открытым текстом: «По цели номер один, по проклятому Берлину, всеми батареями, дивизионами и полками, 20 снарядов беглым — огонь!» Через несколько секунд нас оглушил мощный грохот, и первые снаряды из сотен стволов разорвались в Берлине. А Пласков плакал и кричал, перекрывая гром своих орудий: «Смотри, Сёма, ты только глянь — еврей Григорий Пласков бьет Гитлера, бьет эту суку прямо по башке! Бейте, бейте его, хлопцы! Бейте, за Бабий Яр, за муки народа моего».

28 июля 1942 года Сталин подписал знаменитый приказ №227. В нем впервые перечислялись брошенные просторы, и назначалась причина — постыдное бегство. И Сталин запрещал любой отход без приказа, назначал за отход расстрел, вводил формирование офицерских штрафных батальонов и отдельных штрафных рот для солдат, из числа проявивших трусость или нестойкость, а также заградительные отряды. В просторечье называли этот приказ «Ни шагу назад!». Появление приказа, устанавливавшего прямо-таки драконовские меры, чтобы остановить бегство летом 1942-го, было вполне закономерно. Потому что отступление Красной Армии, казалось, приняло необратимый характер. После выхода немцев к берегам Волги и захвата Сталинграда, Советский Союз лишался стратегических ресурсов и коммуникаций. Хуже того, прорвавшийся на Кавказ противник мог завладеть нефтепромыслами Грозного и Баку.А войска продолжали панический отход. Вот, чтобы остановить его и потребовался приказ №227. Но сегодня, вчитываясь в его текст, возникает невольно мысль — а почему не приведено в качестве примера, хотя бы, фронта, который с начала войны почти не отступил от занимаемых позиций, именно так, как и требовал приказ № 227 — ни шагу назад?

А такой фронт во время войны был. Назывался он Карельским, находился на самом правом крыле стратегического фронта, упираясь северным флангом в Баренцево море. 22 июня 1941 года участок этого фронта, протяжённостью 550 километров, обороняла 14-я армия. Она же контролировала побережье Кольского полуострова. Против нее сосредоточилась для наступления германская армия «Норвегия» под командованием генерал-полковника фон Фалькенхорста — три немецких горно-егерских и финский армейский корпуса. Преимущество в силах было трехкратным. Наступление немецко-финская группировка начала с рассветом 28 июня 1941 года.

Оно, таким образом, не было неожиданным для войск 14-й Армии. В связи с болезнью командующего армией генерал-майора Валериана Фролова ее войска возглавлял начальник штаба 14-й Армии полковник Лев Соломонович Сквирский. Он весьма разумно использовал 6-суточную оперативную паузу, и армия встретила врага в полной готовности. Она полностью выполнила задачу, не допустив захвата Кольского полуострова, Мурманска и Кировской железной дороги, сохранив базу советского Северного флота. Более того, именно на участке армии вражеские войска продвинулись на минимальное расстояние от государственной границы, а на участке 23-го укрепрайона и 14-й стрелковой дивизии (140 км) врагу так и не удалось перейти за пограничные знаки. При этом надо иметь в виду, что части армии тогда и вообще в 1941 году действовали практически без пополнений из глубинных районов страны. А ведь, как пишет германский генерал-лейтенант Дитмар: «… Важнейшей нашей оперативной целью была Мурманская железная дорога — артерия, связывавшая незамерзающий порт Мурманск с остальной частью страны. Через него поступало все, что отправляли западные союзники России. А также Полярный — главный пункт базирования ее Северного флота, в 35 км к северу от Мурманска …»Однако срыв германо-финского наступления, естественно, не означал, что такие атаки не будут повторяться. Сил одной армии для противостояния было недостаточно. Поэтому в конце августа 1941 года директивой ставки ВГК из части войск Северного фронта был создан Карельский фронт. В подчинении фронта находился Северный флот. Карельский фронт имел самую большую протяжённость среди всех советских фронтов Великой Отечественной войны — до 1600 км в 1943 г. Командующим Карельским фронтом был назначен генерал-майор Валериан Фролов. Начальником штаба фронта и первым заместителем командующего стал полковник Лев Сквирский. Знаменательно, что Сквирский, в сущности, занимал две должности: начальника штаба и первого заместителя командующего фронтом. Такого совмещения в ходе войны не было ни на одном фронте.

А все потому, что еще в Гражданской войне Валериан Фролов был тяжко контужен, и последствия этой контузии с годами проявлялись все очевидней. Приведу рассказ его сослуживца генерал-майора Г.А.Вещезерского, посетившего его во время войны. «… Я не видел его уже несколько лет, однако не нашел в нём особых перемен. Он по-прежнему подергивал головой и плечом (давала себя знать контузия, полученная в бою с белополяками в 1920 году) и почти непрерывно курил или просто сосал незажженную трубку с длинным мундштуком, с которой он никогда не расставался…»

Но не знал Вещезерский, что эти трубки Фролов набивал специальной смесью, которая позволяла ему находиться в строю. Тем не менее, нередко приходилось Фролову ложиться в госпиталь. Правда, это был госпиталь его, так сказать, родного фронта. Вот в это время фронтом командовал генерал Сквирский. Потому и вытребовал Фролов для него двойную должность. Кстати, занял ее Сквирский еще полковником. Звание генерал-майора получил он через полгода после назначения.

Естественно, возникает вопрос — с чего бы это генерал Фролов так пекся о Сквирском. А потому, что хорошо знал ему цену. Проверил, так сказать, на Финской войне 1939 года, когда командовал 14-й Армии, а полковник Сквирский был его начальником штаба. И в той войне «незнаменитой», как назвал ее поэт К. Симонов, «тандем» Фролов-Сквирский продемонстрировал самые высокие боевые показатели.

И короткий промежуток между Финской и Отечественной они использовали для возведения мощной системы укреплений на фронте своей армии. И «репетировали» отражение возможного удара бесчисленное количество раз. Высшее командование даже недовольство выражало. Мол, «что это вы там обороняться задумали? К наступлению готовиться надо, а вы в скалы вгрызаетесь». Фролов отбрехивался, как мог, но линию свою гнул непреклонно. В этом его верным соратником был начальник штаба полковник Лев Сквирский. Он неутомимо объезжал позиции и требовал, требовал — глубже зарывайтесь, сектора простреливайте, мины устанавливайте, спирали крутите! Не отдыхать, работать, работать, время не ждет!

И когда 28 июня 1941 года горно-егерские корпуса немцев и финские дивизии перешли в наступление, дальше переднего края обороны 14-й Армии они не прошли. Да и за все время войны удалось лишь финнам на южном крыле Карельского фронта добраться до своей «старой» границы в районе Выгозера, на остальном протяжении фронт стоял нерушимо. И не смогли отборные горно-егерские части прорваться к Мурманску, перерезать дорогу, которая начиналась там, захватить базу Северного флота — Полярный. Советско-германский фронт за время войны всегда начинался на Белом море.

А заканчивался сначала на Черном море, потом — на Азовском, а потом — на Каспийском (даже!). А на севере шел по линии государственной границы от номерного знака №1 по реке Западная Лица до самой Ухты. И держали фронт неколебимо два полководца: русский генерал-полковник Валериан Александрович Фролов и еврей генерал-лейтенант Лев Соломонович Сквирский.

Кстати, была у Сквирского и третья должность — Командующий Кемской оперативной группы. Она прикрывала левое крыло Карельского фронта и насчитывала 6 стрелковых дивизий, 5 бригад морской пехоты и другие части. Кемская опергруппа подвергалась особому натиску немецко-финских соединений, пытавшихся прорвать или обойти ее оборону. Тогда им был бы открыт путь на Мурманск. Но опергруппа под командой генерала Сквирского стояла насмерть. И враг не прошел!

И знал про Карельский фронт и Кемскую опергруппу, конечно же, знал Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин, когда писал и подписывал он приказ № 227 «Ни шагу назад!». А не любил товарищ Сталин евреев этих, даже самых нужных, позарез необходимых. И если мог — убирал, если не мог — не упоминал хотя бы.

Вернемся, однако, в Карелию. К началу 1944 года Верховному Главнокомандованию было ясно, что там немецкие егеря и финская пехота наступать не будут. Выдохлись. А раз так… В феврале 1944 года Ставка назначила командующим фронтом маршала Мерецкова, а генерал-полковник Фролов стал его заместителем. Это решение, наверняка, обидело заслуженного генерала, державшего на плечах командование с начала войны.

Вместе с Фроловым убрали и Сквирского, назначив командующим 26-й Армией.

А в то время — летом 1942 года — наступила пора глобальной замены командования во всех звеньях оперативного управления. Убирали не справившихся, ставили проявивших себя достойно военачальников. А среди таких, представьте себе, было немало еврейских командиров. И уже в 1943 году вели они в бой 148 полков, 74 бригады, 50 дивизий, 23 корпуса всех родов войск. Командармами стали 7 евреев.

Лев Сквирский

Лев Сквирский

О двух командармах необходимо рассказать отдельно. Потому что они сыграли роль ключевую в ходе войны. Подобную, пожалуй, роли генерала Льва Соломоновича Сквирского.

Первый из них — генерал-майор Яков Крейзер, известный тем, что сдержал натиск танков Гудериана под Москвой. Именно он в сентябре 1942 года принял под Тамбовом мощную свежесформированную 2-ю Гвардейскую армию, совершил с ней 200-км марш на речку Мышкова, развернул и встретил деблокирующие танки Манштейна. Армия стояла насмерть. Но Ставка решила разбить ее напополам для удобства управления в сражении — уж больно велико было количество корпусов для одного штаба.

И в ноябре общее командование 2-й Гвардейской армией принял генерал Родион (Рувим) Малиновский. При этом северной половиной армии по-прежнему командовал Крейзер.

А в феврале 1943-го (через три месяца) командование 2-й Гвардейской армией снова принял Крейзер, добил Манштейна и двинулся вперед. После освобождения Ростова Крейзер передал 2-ю Армию генералу Захарову. А сам принял 53-ю Армию и двинулся на Крым. Яков Крейзер освободил полуостров и за два дня овладел Севастополем.

А поищите-ка в литературе русской хоть слово о генералах, на самом деле разгромивших Манштейна! Не найдете вы таких имен. Зато прогремели и в СССР, и не только, роман Юрия Бондарева и фильм о событиях этих, под названием «Горячий снег». Есть в романе и в фильме описание реальных событий. И есть рассказ о героизме солдат и мудрости полководцев. Да вот, только 2-й Гвардейской Армией командуют там не генералы-евреи Малиновский и Крейзер, а генерал Петр Бессонов — русский, но не существовавший в реальности!

Начальниками штабов фронтов — евреями, кроме Сквирского были генералы Анатолий (Арон Пинхусович) Кацнельсон — Калининского фронта и Григорий (Герш Давидович) Стельмах — начальник штаба Волховского фронта. С 25 октября 1942 г. он — начальник штаба Юго-Западного фронта. Руководил штабом при планировании боевых действий войск фронта и во время операции «Уран» (контрнаступление под Сталинградом). Погиб в бою 21декабря1942 г. Начальниками штабов флотов были контр-адмирал Александр Петрович Александров (Авель Пинхусович Барр) — Балтийского и капитан 1-го ранга Наум Израилевич Цирульников — Тихоокеанского. Цирульников — еще один весьма выразительный пример служебных позиций военачальников-евреев. На Дальнем Востоке базировался Тихоокеанский флот СССР. В штабе этого флота служил во время войны бывший подводник капитан 1-го ранга Наум Израилевич Цирульников. В феврале 1943 года он был назначен начальником штаба флота и оставался в этой должности до мая 1944 года, пребывая, однако, в том же звании. Хотя до него и после него начальниками штаба Тихоокеанского флота были вице-адмиралы. Да и подчиненные капитана 1-го ранга Цирульникова в основном были адмиралами. Так почему бы это не получил адмиральские звезды Наум Израилевич?

Справа Яков Крейзер

Справа Яков Крейзер

Есть, однако, и более разительный пример боевой деятельности еврейских полководцев, оказавших ключевое влияние на судьбы войны.

Несмотря на супердотошный отбор, евреи служили на самом верху стратегического руководства войной — в Генеральном штабе, в главных штабах Военно-воздушных сил и Военно-морского флота. Профессионально и доблестно служили. И все равно — все они чувствовали сталинскую неприязнь.

Самый из них высокопоставленный генерал-лейтенант Арон Гершевич Карпоносов был первым заместителем начальника Генерального штаба,
начальником Главного управления формирования Вооруженных Сил. Его главк отвечал за формирование частей и соединений и их укомплектование личным составом. В свете колоссальных потерь первых лет войны и срочной необходимости их восполнения роль генерала Арона Карпоносова, благодаря титаническому труду которого фронт получал все новые дивизии и корпуса, представляется поистине выдающейся.

С. М. Штеменко так писал о Карпоносове в своей книге «Генеральный штаб в годы войны»: «Это был настоящий генштабист — умный, очень трудолюбивый и исполнительный. Порученный ему участок работы он знал превосходно, вел дело весьма умело и всегда говорил правду. Но не любил его Верховный, склонен был любую вину валить на Арона Гершевича. Не раз А. Василевский и А. Антонов слышали от Сталина нелестные отзывы о Карпоносове, хотя Верховному было известно, что дело свое тот знает и ведет отлично. И всегда они защищали его, когда Сталин предлагал поставить на эту работу другого генерала, говоря, что уход Карпоносова равен проигрышу нескольких крупных сражений. А Карпоносов лично появлялся перед Верховным только в случае самой крайней необходимости. Но сразу же после Победы тот приказал назначить генерал-лейтенанта Карпоносова заместителем начальника штаба Приволжского военного округа — должность полковничья…»

Между тем, одна единственная встреча с Верховным закончилась трагически для генерал-майора авиации Бориса Львовича Теплинского — начальника оперативного управления Главного штаба ВВС. В этой должности служил он успешно, но в декабре 1942 года делал доклад на служебном совещании в присутствии Сталина. Как вспоминал присутствовавший генерал Марк Шевелев: «Хотя внешне Борис на еврея не был похож, но стоило ему заговорить — и сомнений не оставалось. Верховный во время его доклада проявлял признаки недовольства, хотя замечаний не делал. Но уже через неделю Бориса перевели в штаб ВВС Сибирского военного округа…». Там он был арестован и обвинен в террористической деятельности. Следствие продолжалось более девяти лет. Освободили Теплинского только после смерти Сталина.

Но остальные 11 военачальников-евреев прослужили в органах стратегического руководства войной до Победы. Начальник инженерных войск генерал-полковник Леонтий Котляр. Начальником штаба дальней бомбардировочной авиации был Герой Советского Союза генерал-лейтенант Марк Шевелев. В Главном штабе ВВС служили генерал-лейтенанты Яков Бибиков, Михаил Левин, Александр Рафалович; в Главном штабе Военно-морских сил — вице-адмирал Александр Орлов, контр-адмиралы Петр Трайнин и Александр Юровский; в главных штабах родов войск — генерал-майоры Михаил Гиршович, Генрих Лейкин, Абрам Хасин и Арон Кац.

Повезло им — ни один за это время не пересекся с Верховным, который, однако, об их существовании знал — и удалил из Ставки, как только потребность миновала.

Приказ № 227, изданный в самое, пожалуй, катастрофическое для СССР время войны, послужил, как ни странно, сигналом для выдвижения военачальников-евреев на высокие командные посты. Подтверждением служат материалы Центрального госархива Российских Вооруженных Сил, в частности фонд № 37837. Дела 51-71 и 79-82. Согласно этим документам, в 1936 году в Красной Армии и на флотах в высшем командном составе насчитывалось 163 еврея. Из них к войне уцелело 6 генералов. Остальные погибли в ходе репрессий. В начале войны в Вооруженных силах служили 24 генерал-майора и 2 контр-адмирала евреи.

Победу же встретили 253 еврея в генеральских и адмиральских званиях. Из них командовали войсками на поле боя 107 и служили в штабах и других органах боевого управления еще 63 военачальника. Заняв эти высокие посты, они вполне успешно справлялись со сложнейшими задачами военных операций. Доказательством служит хотя бы такой факт: никто из евреев — военачальников высшего звена — не был в ходе войны разжалован или понижен в звании. Кроме генерала Теплинского, репрессированого без вины.

Минул час, закончилась военная страда. Какова же дальнейшая судьба генералов-евреев? Как и следовало ожидать, в отношении их немедленно стал действовать вековой принцип: еврей сделал свое дело, еврей должен уходить.

И уже вскоре после войны, с 1948 года, когда началась пресловутая борьба с космополитами, евреев-генералов стали увольнять пачками, невзирая на их боевые заслуги и профессиональные достоинства. Кампания эта усилилась к 1953 году, продолжалась и после смерти Сталина. Пик ее пришелся на 1961 –1962 годы, когда было осуществлено крупное сокращение армии. А когда стали снова наращивать военные мускулы, то евреи-военачальники в этом практически участия не принимали: в строю остались единицы. Намного меньше, в общем, чем к началу Великой Отечественной… А о том, что вы сейчас прочли — знают немногие. Даже — евреи…

И я снова и снова, еще и еще, обращаясь к тем, кто прочел этот очерк, прошу и прошу: расскажите детям своим, расскажите внукам своим, завещайте им передать потомкам: мы, евреи — доблестные и бесстрашные воины, мудрые и мужественные полководцы, способные победить любого врага и делавшие это бесчисленное количество раз в истории!

Марк ШТЕЙНБЕРГ

bezymyannyj

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...

2 комментария

  1. Ефим (Новосибирск) на

    1. СССР вообще ,а времен Сталина особенно, был не той страной, где люди вообще, а евреи особенно, могли откупиться, говоря современным языком отмазаться от службы Родине, особенно в военное время. И если еврей-артист Марк Бернес не воевал на фронте. а снимался в фильме вместе с русским Борисом Андреевым в фильме «Два бойца», то он исполнял свой патриотический долг в той форме, в которой ему было предписано по решению СТО, возглавляемого Сталиным. Поэтому евреи, каждый на своем месте, выполнял, свои функции, регламентированные приказами и указами т. Сталина. И тут говорить не о чем.
    2. Есть такая книга «За что не ненавидят евреев», автор В. Каджая. В ней, в частности .автор ,ссылаясь на данные МО, говорит, что по количеству героев Советского Союза в процентном отношении относительно численности этноса, на первом месте были осетины, а на втором (кто бы мог подумать!) ЕВРЕИ! Конечно .в абсолютных цифрах — славяне в виду их подавляющей численности.
    3. Ну, и к вопросу о доказательствах еврейской воинской славы. Как говорится ,имеющий уши — да услышит. Вопрос: а кто хочет это слышать? Вы можете с пеной у рта говорить и доказывать, но если вас не хотят слышать и слушать, вы ничего никому не докажете.

    • Mark Avrutin на

      «СССР вообще ,а времен Сталина особенно, был не той страной, где люди вообще, а евреи особенно, могли откупиться, говоря современным языком отмазаться от службы Родине, особенно в военное время».
      …………………………………………………………………….
      Могли, могли — всякое бывало. Но было и другое. Вот, почитайте, как воевали 16-летние мальчишки-добровольцы: http://cdialog.org/?p=2275&lang=ru
      http://cdialog.org/?p=2286&lang=ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0