Картели под защитой закона

0

Как профсоюзы разрушают экономику страны

 

Related imageДжеймс Шерк

 

Являясь монополистами в сфере предложения рабочей силы, профсоюзы обеспечивают своих членов высокой прибылью в краткосрочной перспективе, но вредят всему обществу в целом в перспективе долгосрочной.

Чем в реальности занимаются рабочие организации? В Американской ассоциации труда (AFL-CIO), например, утверждают, что способны повысить заработную плату тем, кто состоит в их организации, но лишь немногие понимают экономическую подоплёку того, каким образом они этого достигают.

Ответ же состоит в том, что рабочие организации, по сути, являются картелями на рынке труда. Картели действуют, ограничивая поставку своей продукции с тем, чтобы потребители были вынуждены платить за неё более высокую цену. В этом, профсоюзы очень похожи на другой известный картель — ОПЕК, который поднимает цены на нефть, сокращая её добычу. Малое количество нефти на рынке приводит к повышению цен и увеличению прибыли нефтедобывающих стран.

Будучи точно такими же картелями, рабочие организации стремятся обеспечить себе монополию на предложение рабочих рук обществу и промышленности, заставив, таким образом, работодателей платить более высокую заработную плату. В этом смысле они действуют как любой другой картель и оказывают точно такое же влияние на экономику. Картели приносят прибыль своим хозяевам в краткосрочной перспективе, но наносят ущерб экономике в целом.

 

Вредное воздействие на экономику

Давайте сначала разберём, каким образом картель не рабочих, а производителей, способен повлиять на экономику. Представьте себе, что General Motors, Ford и Chrysler договариваются совместно повысить цену автомобилей, которые они продают, скажем, на 2000 долларов: их прибыль начинает расти, поскольку каждый американец, покупающий автомобиль, платит теперь за него больше.

При этом некоторые американцы уже не могут позволить себе автомобиль по этой, более высокой цене, поэтому автопроизводители начинают производить и продавать меньше автомобилей. Соответственно, им теперь требуется и меньше сотрудников. Благодаря получаемой прибыли, цена акций производителей автомобилей в Детройте растёт, но экономика в целом страдает. Именно поэтому антимонопольные законы запрещают картели, в частности, автопроизводителям запрещено договариваться между собой о повышении цен.

Теперь давайте посмотрим, как действовал профсоюз работников автопромышленности в Детройте. Накануне большого кризиса на рынке эта организация непрерывно бастовала или угрожала забастовками, добиваясь того, чтобы производители автомобилей платили рабочим ту зарплату, которую профсоюз требовал – 70 долларов в час, включая льготы. Первоклассная медицинская страховка пенсионерам и работникам добавила ещё 1200 долларов к стоимости автомобиля, производимого кампанией General Motors в 2007 году. Другие льготы, как, например, полная пенсия после 30 лет работы и Банк занятости (приказавший недавно долго жить), плативший полную зарплату лишним работникам, тоже прибавили к цене каждой машины, произведённой в Детройте.

Президент Дж.Буш -мл. на заводе «Дженерал Моторс»

Часть средств на все эти льготы была изъята из прибылей корпораций, другая же была переложена на потребителей, вынужденных приобретать автомобили по более высоким ценам. Члены профсоюза стали получать более высокие зарплаты, но каждый американец, купивший автомобиль, теперь был вынужден платить за него больше, и некоторые американцы потеряли возможность приобрести новый автомобиль. Количество продаваемых автомобилей стало снижаться, а пенсионные фонды стали сокращаться, поскольку акции производителей автомобилей начали падать, ведь прибыли тоже уменьшились.

Таким образом, профсоюзы, добившись повышения зарплаты своим членам, вынудили потребителей платить больше или обходиться без автомобиля, в свою очередь корпорации производящие и продающие меньшее количество автомобилей, стали нанимать меньше рабочих и некоторые из сотрудников кампаний в итоге потеряли работу.

Иными словами, профсоюзный картель наносит точно такой же вред экономике, как и все другие картели, поскольку он тоже обеспечивает повышение дохода лишь ограниченному числу людей (хоть и не владельцам акций). Вот почему, кстати, антимонопольное законодательство не распространяется на профсоюзы. Ведь, в противном случае, эти законы просто пресекли бы всякую возможность деятельности рабочих организаций, добивающихся увеличения прибыли для своих членов за счёт других.

 

Уход профсоюзов из частного сектора

Картель может требовать высокие цены лишь до тех пор, пока он продолжает оставаться монополистом. Если конкуренция позволяет выбирать разные варианты, картель вынужден также снижать цены, поскольку иначе, его члены просто обанкротятся.

Именно это в итоге и случилось в Детройте. Поскольку не состоящие в профсоюзах рабочие на заводах Honda и Toyota производят высококачественные автомобили по ценам ниже, чем в Детройте, потребители «проголосовали долларом», детройтские же производители были вынуждены объявить о своём банкротстве.

Забастовка журналистов в Сан-Франциско

Только тогда профсоюз согласился пойти на значительные уступки, позволившие сократить разрыв между заработной платой рабочих, состоящих в профсоюзах и их неорганизованных коллег.

Так, в результате конкуренции, картель рабочих обрушился, поскольку профсоюзы оказались не в состоянии заставить покупателей платить более высокую цену. Поднимая цены выше рыночных, они просто приводили к тому, что компании, в которых они работали, начинали терять покупателей и в итоге сокращали рабочие места.

Так, конкуренция привела к краху профсоюзных картелей в частном секторе. В компаниях с работниками, объединёнными в профсоюзы, сокращение количества ставок происходит быстрее, а рост, наоборот, медленнее, чем в компаниях, где рабочие не организованы. В новых компаниях и тех существующих компаниях, которые расширяются, количество рабочих мест, не связанных с профсоюзами ежегодно увеличивается на 3%, в то время как позиции, связанные с профсоюзами каждый год на 3% сокращаются.

Особенно заметно это в тех отраслях, где состоящие в профсоюзах работники получают наиболее высокие зарплаты. В конечном итоге профсоюзные рабочие места исчезают. В период между 1977 и 2008 годами количество работников, состоящих в коллективных договорах, сократилось в частном секторе с 23% до 8%.

 

В государственном секторе профсоюзы по-прежнему всесильны

В государственном секторе, однако, профсоюзные картели остаются целы и невредимы. Среди государственных служащих, количество работников, состоящих в профсоюзах, сохраняется на уровне 40% в течение последних 30 лет. На первый взгляд, это может показаться странным, ведь профсоюзные организации совершенно не являются неотъемлемой составляющей правительства (будь то федеральное, государственное или местное управление).

Конгресс принял законы, разрешившие использовать коллективные договора в частном секторе для того, чтобы работодатели, движимые желанием наживы, не эксплуатировали бы работников, ради увеличения своих прибылей. Но деятельность правительства не определяется получением прибыли, поэтому у руководителей в государственном секторе изначально нет особого стимула снижать своим работникам зарплату. Таким образом, профсоюз вовсе не является естественной и необходимой составляющей в работе государственных предприятий.

Однако после принятия тех законов, членство в профсоюзах среди государственных служащих резко возросло. К концу 1970-х годов оно уже охватывало двоих из каждых пяти работников. В отличие от частного сектора, правительственным структурам не приходится сталкиваться с конкуренцией, поэтому в государственном секторе профсоюзному картелю ничто не может помешать.

За исключением крайних случаев, правительство не становится банкротом. Поэтому, когда профсоюзы в государственных организациях добиваются более высокой заработной платы для своих сотрудников, увеличивая тем самым стоимость государственных услуг, налогоплательщики просто вынуждены платить более высокие налоги, поскольку лишены возможности приобрести общественные услуги в другом месте.

Налогоплательщик из Нью-Йорка сможет платить налоги правительству Техаса, получая от того, скажем, полицейские услуги, лишь в том случае, если переедет в Техас, что, разумеется, сопряжено со значительными расходами. В результате, сотрудники государственного сектора имеют гораздо более высокую способность повышать себе заработную плату без потери работы, чем работники частного сектора.

Однако профсоюзные картели действуют одним и тем же образом: что в правительстве, что в частном секторе, поэтому и вредные последствия там и здесь тоже аналогичны. Увеличивая стоимость труда, профсоюзы вынуждают правительство либо нанимать меньше работников и предоставлять меньше услуг, либо оплачивать более высокие расходы за счет повышения налогов. Таким образом, рабочие организации в государственном секторе добиваются льгот для своих членов за счет всей остальной части общества.

 

Кампании за расширение госструктур

Конечно же работники государственного сектора хотят, чтобы правительство выбирало второй вариант — повышение налогов. В отличие от частного сектора, где более высокая заработная плата для сотрудников увеличивает затраты и приводит к потере рабочих мест, картель работников государственного сектора может получать всё более высокую заработную плату, просто увеличивая государственные расходы, покрываемые всё более высокими налогами, заодно позволяющими как прибавки к зарплатам, так и создание новых рабочих мест.

Именно поэтому профсоюзы в государственном секторе чрезвычайно активны политически. Они постоянно добиваются от правительства повышения государственных расходов и борются с попытками снижения налогов.

 

Профсоюзные организации в государственном секторе, используя членские взносы, которые состоящие в них работники обязаны платить, финансируют политиков, продвигающих нужные им цели, становясь, таким образом, могучей силой, лоббирующей увеличение правительства и его расходов.

К слову, ярким примером такого рода, стала борьба профсоюзов государственных работников в Калифорнии с законопроектом, стремившимся ограничить ежегодный рост государственных расходов и предоставить губернатору возможность сократить расходы в чрезвычайной с финансовой точки зрения ситуации. Действительно, ведь, если удаётся убедить избирателей поддержать большое правительство, профсоюзные организации государственного сектора могут и дальше увеличивать свои доходы, не ставя под угрозу количество рабочих мест.

В государственном секторе профсоюзы сталкиваются и с гораздо меньшим сопротивлением со стороны руководства, чем их коллеги в секторе частном. Владельцы бизнеса, заинтересованные в получении максимальной прибыли, противятся выплате зарплат, превышающих рыночную. В государственном секторе, однако, у менеджеров гораздо меньше стимулов для снижения затрат, поскольку от увеличения прибыли, они не получают больше и личной заинтересованности в рациональном использовании налогов у них нет. Наоборот, во многих случаях правительственные чиновники, стремясь расширить свой бюджет сотрудничают с профсоюзами ради продвижения и достижения общих целей.

Политическая активность профсоюзов государственного сектора окупается с лихвой. Данные свидетельствуют о том, что им вполне удаётся и расширять сферу государственных услуг, и повышать заработную плату своим членам. В частном секторе профсоюзы повышают зарплату за счет снижения занятости. В госструктурах же, члены профсоюзов не только получают более высокие доходы, но и добиваются большего количества рабочих мест. Ведь благодаря политическим кампаниям, финансируемым профсоюзами, спрос на государственные услуги среди избирателей растёт. Так, что в итоге профсоюзы получают как более высокую заработную плату, так и увеличение количества своих членов.

Более того, как показывают исследования, мэры городов, в ответ на повышение затрат на оплату труда сотрудников профсоюзов, сокращают количество должностей в тех отделах, где профсоюзов нет. Так, более высокий доход членов профсоюзов достигается в том числе и за счёт неорганизованных работников.

 

Картель остаётся невредим 

Подведём итог. Как и любой другой картель, профсоюз ограничивает предложение рабочей силы, достигая более высокой стоимости труда. И до тех пор, пока картель не сталкивается с конкуренцией, он может увеличивать доходы своих членов за счет повышения цен для всех остальных, а также, уменьшая количество рабочих мест доступных другим.

Экономика частного сектора стала чрезвычайно конкурентоспособной в последние годы благодаря снижению регуляций и свободному рынку. По мере того, как это происходило, профсоюзы, оказавшиеся неконкурентоспособными, в значительной мере, растеряли своих членов.

В то же время, госструктуры сталкиваются с очень маленькой конкуренцией и редко оказываются банкротами. Рост же государственных расходов переваливается на плечи налогоплательщиков, которые могут уклониться от них лишь физически, переехав в другой город или другую страну. В результате профсоюзные картели в государственном секторе остаются невредимыми.

Более того, у профсоюзов в государственных организациях есть возможность, которая напрочь отсутствует в частном секторе — политическими методами, они способны повышать спрос на правительственные услуги. Рабочие организации в государственном секторе тратят огромные ресурсы для продвижения тех политических кандидатов, которые поддерживают увеличение правительства. Когда же они преуспевают, а это случается часто, и заработная плата, и число профсоюзных работников в правительстве возрастает. Таким образом профсоюзы в госсекторе добиваясь увеличения правительства, получают ещё больше выгод для своих членов и становятся ещё мощнее. Чего это в итоге стоит обществу, увы, совершенно ясно.

 

Джеймс Шерк занимался исследованиями экономики в Heritage Foundation  американском институте стратегических исследований, в настоящее время он входит в консультативную команду президента Трампа.

 

Источник на иврите — MIDA

Перевод Александра Непомнящего — Еврейский мир

Апрель 2018

 

Об авторе

Александр Непомнящий

Израиль Родился в 1972 г. в Перми. В Израиле с 1990, живёт в Герцлии. Закончил Хайфский Технологический Институт (Технион). После окончания службы в Армии Обороны Израиля, работает в сферы высоких технологий. В 1997 стал одним из инициаторов создания аналитической группы МАОФ, созданной для ознакомления русскоязычных репатриантов с платформой и позицией израильского национального лагеря по ключевым вопросам внешней и внутренней политики, а также с сионистскими ценностями посредством русскоязычной прессы.

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0