Трамп и Республиканская партия — брак под дулом дробовика

0

Подводя итоги «мартовскому безумию» в Вашингтоне, обозреватели напомнили о влиянии этого месяца на все области нашей жизни, от сексуального поведения котов до трагической судьбы цезарей, которые не слушают жен.

Критики президента Трампа, которых среди журналистов большинство, подсчитали, что с 13 февраля 2017 года, когда Трамп уволит советника по национальной безопасности Майкла Флинна, до 28 марта 2018, когда был уволен министр по делам ветеранов Дэвид Шалкин, аппарат Белого дома и верхушка администрации поредели на 43 человека, из которых 11 были уволены, 26 подали в отставку и 6 ушли по причинам личного характера. Среди них оказались глава аппарата Белого дома, 4 начальника отдела связей и пресс-секретарь, а также госсекретарь, министр здравоохранения уже упомянутый министр по делам ветеранов и директор, а затем замдиректора ФБР. В вашингтонском Институте правительственных исследований имени его основателя Роберта Брукингса подсчитали, что за 13 месяцев президентства Трампа из Белого дома ушли 43% руководящих сотрудников, чего не было ни при Обаме, ни при Буше-младшем.

Наши левые, которые никак не могут простить Трампу победу на выборах 2016 года, и часть правых, которых кандидатура Трампа не устраивала с самого начала, ругают его на каждом шагу президентства. Сторонники сдержанно хвалят Трампа, хотя больше степенно помалкивают, а народ, как в России в день смерти Марии Годуновой и царевича Федора, безмолвствует. Свежие опросы общественного мнения сходятся на том, что 54% избирателей против Трампа и 42% за, хотя в феврале их было 35%. В последнем номере вполне левого New York Magazine обозреватель Эд Килгорн объяснил рост популярности президента тремя факторами. Во-первых, сам Трамп отмечал с начала избирательной кампании, что любая вспышка ругани добавляет ему популярности без затрат на рекламу. Во-вторых, жить в Америке при Трампе стало лучше, а уж про то, что веселее, и говорить нечего. А поэтому на скандалы в Белом доме не обращают особого внимания. Наконец, в-третьих, волна наездов на Трампа в СМИ, которые он называет фейками, постепенно теряет силу, повторяя одно и то же, а последние эротические приправы этой жижи не делают ее гуще.

В общем, как заметил на днях обозреватель Рич Лури, «президент Трамп доминирует в жизни нашего общества, хотя его недруги принимают это с сопротивлением». Конечно, пишет Лури, который вначале примыкал к консерваторам-антитрамистам, а затем подобрел к нему, было бы куда лучше, если бы наш 45-й президент «не руководил администрацией, как капризный и жестокий продюсер телевизионных реалити-шоу». Вспомнив критиков Трампа периода его предвыборной борьбы с однопартийцами, Лури пишет, что их страхи того, как он поведет себя в Белом доме, оправдались, хотя, скажем, Джебу Бушу и в голову не пришло бы допустить, что президент Трамп будет по твиттеру увольнять старших помощников. Интеллигентный советский «шестидесятник», коих остается все меньше, процитировал бы писателя, поэта и барда Михаила Анчарова, что Дональд Трамп «устал считать улыбку злом, а доброту — смущением, устал считать себя козлом любого отпущения».

Справа налево Америка соглашается, что Трамп ворвался в политическую жизнь страны буревестником, заявляя, что так жить больше нельзя. Чайки консерватизма и гагары либертариантства застонали, пингвины-неоконы робко попрятали жирные тела в утесах — и 6 ноября 2016 года Дональд Трамп нежданно-негаданно стал законно избранным президентом Соединенных Штатов Америке, наобещав ей такого, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Когда же он шаг за шагом стал реализовывать обещанное, его противники-однопартийцы возмутились. Но наивно было думать, что в случае поражения Дональда Трампа — будь то импичмент или провал на перевыборах через два с половиной года, трампизм исчезнет с повестки дня Республиканской партии, словно дурной сон. По мнению Рича Лури, предстоящие в ноябре промежуточные выборы судьбы Трампа не решат, так как для этого потребовалось бы нечто судьбоносное, вроде решения комиссии Мюллера плюс «политическая измена», то есть отказ поддержки со стороны Республиканской партии. В таком случае Дональду Трампу вообще не будет смысла переизбираться в 2020 году, но и для республиканцев поражение Трампа крайне нежелательно. Вольно цитируя другого советского поэта, Трамп и его партия — братья, хотя и не близнецы.

Дональд Трамп очаровал и пока не разочаровал своими эксцентричными выходками партийную базу республиканцев. Он не сдает позиции по отношению к составу Верховного суда, не прогибается перед решениями некоторых федеральных судей, твердо стоит на стороне социал-консерватизма и конституционного права на оружие. Его почти маниакальное желание отгородиться от Мексики пограничной стеной и решение ввести таможенные пошлины тоже не прихоть властелина, а выполнение предвыборных обещаний, за которые его выбрали президентом. Эту настойчивость Рич Лури объясняет «гетеродоксией», то есть новаторской ересью Дональда Трампа, а не идеологическим инакомыслием, как того хотелось бы республиканцам-антитрампистам. Лури поясняет, что «республиканцы никогда не побеждали по кальке либертариантства без популизма или идеалистической внешней политики без учета интересов страны с элементами джексонианства» — широкой политической коалиции имени седьмого президента США и основателя Демократической партии Эндрю Джексона. Мудрено, но, если разобраться, понятно. По мнению Рича Лури, народ Америки и его представители в Конгрессе не поддержали бы войну с Ираком, объяви ее президент Буш-младший только во имя торжества демократии, а не угрозы оружия массового поражения, которое якобы было у Саддама Хусейна. Когда в 1965 году консервативный журналист и комментатор Уильям Бакли (в 1995 основавший журнал National Review, который сейчас редактирует Рич Лури) безуспешно избирался в мэры Нью-Йорка от Консервативной партии, он опирался на поддержку избирателей-демократов. В конце 1970 годов, когда бывший губернатор Калифорнии Рональд Рейган набирал политические очки в борьбе за Белый дом, он получил их во многом благодаря чисто популистско- националистскому отказу отдать Панаме канал. «Мы его купили, — заявил Рейган. — Мы его прорыли. Мы за него платили. Он наш». (От себя «гетеродоксично» добавлю, что, с популистско-националистской точки зрения, к Крыму это тоже относится.) В 1988 году сменивший Рейгана его вице президент Буш-старший без особого труда победил демократа Майкла Дукакиса, но не только авторитетом предшественника и опорой на белый консервативный истеблишмент, но и популистским выступлениями за честь флага и клятву верности флагу Соединенных Штатов.

О роли популизма и национализма в кредо наших консерваторов можно спорить, но ее нельзя отрицать. Рич Лури образно называет президентство Дональда Трампа, а точнее, его союз в Республиканской партий «браком под дулом дробовика» («shotgun marriage»), когда в доброй старой Америке, которой Трамп обещает вернуть былое величие, в случае беременности невесты брак заключался под давлением ее родителей. В данном случае это союз между «снятой с полки программой Республиканской партии и его (Трампа) импульсами в сфере иммиграции и торговли, когда в идеальном варианте существует более продуманный и интегрированный консервативный популизм».

Пока же видно, что сам Дональд Траме не рвется к такому союзу, и у республиканцев Конгресса тоже нет особого рвения поддерживать его инициативы по ограничению иммиграции и по внешней торговле. В то же время решение президента обуздать китайский импорт отвечает и соответствует общей позиции Республиканской партии больше, чем настроениям республиканцев-антитрампистов. «Критикуйте его, когда он неправ, — советует Рич Лури. — Но не придумывайте, будто он отходит или дерзко выходит за рамки современной Республиканской партии». Добавлю: той самой невесты, которая забеременела от него до брака.

bhk_adid-243930_-site

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0