Эндрю Маккейб и его пенсия

0

Увольнение бывшего замдиректора ФБР Эндрю Маккейба за два дня до выхода на пенсию с лишением его всех привилегий и пенсии за выслугу лет всколыхнуло общественность даже больше, чем смена руководства Госдепартамента и предстоящие переговоры с Ким Чен Ыном. Разумеется, Трампа тут же обвинили в мести, а Маккейб тут же и отомстил: сообщил, что вел записи бесед с президентом и теперь передал их спецпрокурору Мюллеру.

Президент Трамп ответил, что не видел, чтобы Маккейб вел записи в его присутствии, и, скорее всего, это «фейковые записки», сродни тем, что вел «лгун Джеймс Коми».

«Я мало времени проводил с Маккейбом, но он никогда не вел записей, когда был со мной, — написал Трамп. – Я не верю, что он вел дневник, за исключением записей по собственной повестке дня, возможно, позже. То же самое с лгуном Джеймсом Коми. Можем мы назвать это Фейковыми записками?»

Трамп на этом не остановился, а задал вопрос: «Почему в команде Мюллера 13 убежденных демократов, и некоторые из них большие сторонники мошенницы Хиллари, и ноль республиканцев? Недавно добавили еще одного демократа. Кто-то считает это справедливым? И тем не менее, никакого сговора!»

Насчет «лгуна Коми» Трамп, конечно, погорячился, ибо опасно называть юристов лгунами до того, как их официально признает в таковом статусе суд. Что же касается увольнения Эндрю Маккейба, то министр юстиции Джеф Сесшенс действовал по рекомендации дисциплинарного отдела ФБР, сообщившего, что Маккейб не был до конца правдивым с офисом генерального инспектора.

Отчет генерального инспектора, одидаемый с больгим нетерпением уже в ближайшее время, должен указать, что Маккейб давал указания о сливе информации в прессу и не сотрудничал должным образом с офисом инспектора, когда тот проверял, как ФБР вело следствие по делу имейлов Хиллари Клинтон. Маккейб все отрицает и утверждает, что речь идет не только клевете на него, но и о попытках опорочить ФБР в целом.

В ответ судья Дженин Пирро, выступая в программе «Справедливость» на канале Fox News, сказала, что негоже Маккейбы «присваивать себе статус жертвы». По мнению судьи Пирро, Маккейба следовало уволить давно и надеть на него наручники за ложь под присягой.

«Энди, я не знаю, как донести это до тебя, но ты оказался в эпицентре новостей только потому, что ты лгун, — сказала Пирро. – И когда ты лжешь под присягой и лжешь ФБР, ты поступаешь неправильно, ты обманываешь и нарушаешь закон. Как ты, Маккейб, тоже мошенник?»

«Эдни, продолжила она, — ты можешь жаловаться, сколько хочешь, что тебя уволили несправедливо, но факты этому противоречат. Тебя следовало уволить давным-давно. Тебя следовало лишить твой адвокатской лицензии и вывести в наручниках».

Сенатор Марко Рубио, однако, считает, что Маккейбу нужно было позволить уйти на пенсию. «Отчет генерального инспектора о проделанной работе скоро будет опубликован. Если в отчете будут указаны его нарушения, то многое можно было бы сделать даже после его ухода на пенсию. Но, знаете ли, увольнять за 48 часов до выхода на пенсию, я бы поступил по-другому, учитывая тот факт, что отчет еще не опубликован».

Напомним, что Конгресс хотел получить в полном объеме переписку между Питером Строком, высокопоставленным следователем ФБР, уличенным в ненависти к Трампу и уволенном из команды спецпрокурора Мюллера, и его любовницей, бристом ФБР Лисой Пейдж. Законодателям сказали, что целый пласт переписки был утерян, но он внезапно нашелся после запроса генерального инспектора. Кроме того, Эндрю Маккейб был отстранен от должности после того, как новый директор ФБР Кристофер Рей ознакомился с черновиком отчета генерального инспектора. Как видно из переписки Строка и Пейдж, какие-то антитрамповские шаги они обсуждали вместе, что Маккейб отрицает. Однако сам факт передачи записей о встречах с Трампом показывает отношение бывшего замдиректора ФБР к избранному президенту и уровень политизации этой организации.

Что касается расследования, которое проводит спецпрокурор Роберт Мюллер, то Эндрю Маккарти, юрист по образованию и следователь по профессии (до выхода в отставку), написал для National Review обстоятельный материал, в котором говорится, что «Следствие Мюллера выходит за рамки стандартов Минюста».

Он указывает, что до сих пор Мюллер не предъявил никому из команды Трампа обвинений в сговоре с Путиным, а вмести этого обвинил Ричарда Гейтса в финансовых махинациях в особо крупных размерах на сумму свыше ста миллионов долларов, а Гейтс вместо этого признал себя виновным в каких-то незначительных правонарушениях, причем, одно из них весьма спорное.

Это указывает на то, что заместитель генерального прокурора Род Розенштейн не сумел очертить четкие границы следствия Роберта Мюллера. Обычно спецпрокурор расследует преступления, которые Минюст не может расследовать обычным порядком, и преступления, которые по своим параметрам требуют юрисдикции спецпрокурора. Вместо этого Роберта Мюллера пригласили «ловить рыбку в мутной воде», то есть, вести безграничное следствие, выискивая возможные преступления вместо того, чтобы расследовать известные преступления. И вот Мюллер вначале объявляет о раскрытии ужасных преступлений, а затем заключает милую сделку с подозреваемым. Кроме того, он становится сам себе законодателем, продвигая новое, грандиозное преступление под названием «преступный сговор против Соединенных Штатов», подменяя этим новым термином обычное мошенничество.

Итак, в четверг, 22 февраля, Мюллер под фанфары объявил о раскрытии грандиозного преступления, совершенного Полом Манафортом и Ричардом Гейтсом, хотя эти преступления не имели никакого отношения к следствию по делу о преступном сговоре между избирательной кампанией Трампа в 2016 году и Кремлем.

Манафорту и Гейтсу было предъявлено обвинение обманном получении банковской ссуды на $25 миллионов (до 30 лет тюремного заключения) и уклонения от уплаты налогов на сумму в $14 миллионов (до 15 лет тюремного заключения). Есть еще одно обвинение, в котором говорится, что Манафорт и Гейтс отмывали деньги на сумму $75 миллионов (20 лет тюремного заключения). Таким образом, мы имеем двух преступников, совершавших мошеннические операции в особо крупных размерах, за что им полагается сидеть в тюрьме не один десяток лет. Вместо этого, да следующий день, 23 февраля, Мюллер позволил Гейтсу признать себя виновным по двум незначительным обвинениям, «заговору против Соединенных Штатов» и введении в заблуждение следователей, что тянет от 0 до, максимум, 5 лет тюрьмы.

Минюст дает очень четкие инструкции, что прокуратура может принять признание обвиняемым вины по крупному преступлению, а не по мелкому, а тут получилось, что вначале человеку предъявляют обвинение в мошенничестве на $100 миллионов, а затем позволяют признать вину за какую-то мелочь, что минимизирует наказание по тяжким преступлениям.

То есть, Мюллер запугивает потенциального свидетеля, чтобы он начал давать показания, нужные спецпрокурору, в обмен на смягчение наказания. В нормальном судопроизводстве, указывает Маккарти, прокурор может потребовать признания вины по главному преступлению, а если обвиняемый идет на сотрудничество со следствием, то тогда судья вправе уменьшить ему срок или полностью избавить его от тюремного заключения. Дав отмашку Гейтсу, Мюллер тем самым показал, что обвинение был раздутым, его преступление не такое уж серьезное, что позволит судьям отнестись к аналогичным нарушениям Пола Манафорта с той же легкостью. И вот после всех громких заявлений Мюллер говорит, что Гейтс виновен в том, что он не сообщил об иностранных банковских счетах и не зарегистрировался как иностранный агент.

Конкретно, Манафорт и Гейтс работали как иностранные агенты для правящей в Украине партии, но не зарегистрировались в этом статусе и не сообщили правительству США о своей работе. Обычно такие нарушения Минюст не считает за уголовные преступления. И если Гейтса заставили в этом признаться, то это как-то противоречит практике ФБР, когда директор Джеймс Коми рекомендовал не возбуждать уголовное дело в отношении Хиллари Клинтон в связи с халатным обращением с секретной информацией. И хотя поведение госпожи Клинтон явно подпадает под уголовный кодекс, Коми пришел к выводу, что выносить ей обвинительное заключение было бы неправильным и селективным преследованием. «Ни один разумный прокурор», сказали нам, не стал бы заводить дело при таких обстоятельствах.

Между тем обвинения, выдвинутые против Манафорта и Гейтса, не имеют никакого отношения к «сговору с Россией» и следствию, ради которого и был назначен Мюллер. Дело о расследовании финансовых махинаций и уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах вполне мог бы вести Минюст, и спецпрокурора для этого не нужно.

Эндрю Маккарти пишет: «Если вы внимательно проанализируете все обвинительные инструменты, которые использовал Мюллер, обвинительные заключения и известная информация, официальные признания вины – он даже поймал людей, у которых точно были контакты с Россией, такие как Папандопулос и Флинн, Манафорт и Гейтс, и в этих обвинениях нет ни шепота, ни намека на сговор между Трампом и Россией».

Вместе с тем, призыв или требование адвоката президента о прекращении работы комиссии спецпрокурора Мюллера «оказывает ему медвежью услугу», считает Трей Гоуди. По его мнению, следствие Мюллера должно выяснить, что делала Россия в 2016 году, и это не имеет никакого отношения к сговору. «Россия атаковала нашу страну. Пусть спецпрокурор Мюллер выяснит это. Если мы уверены, что мы не нашли никаких доказательств сговора, то вы должны хотеть, чтобы спецпрокурор Мюллер мог независимо завершить свою заботу».

Об авторе

Виктория Вексельман
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 11, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0