Шекспировские страсти в Белом доме

0

В прошлый вторник Белый дом подтвердил намерение Дональда Трампа бороться за второй срок президентства в ноябре 2020 года, и сразу было отмечено, что в начале второго года первого срока такое не заявлял ни один из 44-х президентов США.

Тогда же сообщалось, что руководителем своего будущего предвыборного штаба Трамп назначил Брэда Парскейла, который, по словам среднего сына президента, Эрика, «пользуется полным доверием у нашей семьи и является идеальным человеком для того, чтобы быть у руля кампании». 42-летний бородач Парскейл слывет политцифровым технологом, который в 2011 году в партнерстве с дизайнершей Джилл Гайлс основал в Сан-Антонио компанию Giles-Parscale, специализирующуюся в области сетевой информации, рекламы, маректинга и дизайна. В том же году Парскейл начал заниматься этим для конгломерата Trump Organization, в начале 2015г. Трамп предложил Giles-Parscale создать сайт для своей избирательной кампании, а по ходу этой кампании Брэд Парскейл возглавлял там отдел интернет-операций, в чем весьма преуспел.

О заявке на второй срок говорили многие, если не все наши президенты, и о таком решении Трампа стало известно в начале января, то есть на исходе его первого года. Тогда это было вызвано сообщением CNN 8 января, что телеведущая миллиардерша Опра Уинфри «рассматривает возможность» своего участия в президентских выборах 2020 года. В тот же день многолетний спутник ее жизни Стидмен Грэм в интервью газете Los Angeles Times заявил, что «это решать народу», но его 63-летняя Опрочка «совершенно очевидно, справилась бы с этим». Накануне Уинфри выступила в Лос-Анджелесе на 75-й церемонии вручения премий «Золотой глобус» с речью, но ничего пропрезидентского не сказала, а выразила солидарность с участниками движения «#MeToo» обоих полов против сексуального насилия и заявила о новом дне Америки. «Когда этот день наступит, — сказала 63-летняя Опра Уинфри, — это произойдет потому, что множество великолепных женщин, находящихся в этом зале, и некоторые очень достойные мужчины решительно борются за то, чтобы они могли стать лидерами и добиться того, чтобы уже никому больше не пришлось говорить, что и они стали жертвами насилия. Возможно, слово «лидеры» по отношению к ней истолковали как заявку на Белый дом. Во всяком случае, я тогда отпустил не лучшую шутку, что «тишь, и гладь, и Б-жья благодать» на земле настанут, если премьерами Англии и Германии останутся Тереза Мэй и Ангела Меркель, Северную Корею возглавит младшая сестренка Ким Чен Ына, а президентами России и США станут Ксения Собчак и Опра Уинфри.

В сообщении о создании избирательной команды «Президент Трамп-2020» отмечалось, что она будет участвовать в промежуточных выборах 2018 года, «предоставляя кандидатам (республиканцев — Ред.) общую поддержку, одобрение и проводя митинги в поддержку сторонников Трампа в округах и штатах». Реагируя на это, политический корреспондент CNN Дана Баш, урожденная Шварц, 1 марта написала, что нынешние промежуточные выборы станут решающими для президентства Трампа. «Партия правящего президента, — отметила Баш, — исторически несла ощутимые потери на первых выборах после победы в борьбе за Белый дом, и Трамп уже начал отмечать это в речах, надеясь подстегнуть своих сторонников воспротивиться истории».

По поводу назначения Брэда Парскейла она напомнила, что в прошлом году Парскейл давал показания при закрытых дверях комитетов по разведке Палаты представителей и Сената о вмешательстве России в наши выборы 2016 года и настаивал, что ничего не знает о влиянии Кремля в пользу Трампа или против Клинтон. Дана Баш добавила, что не все так гладко, и Парскейлу напомнили, как на работу для кампании Трампа он пригласил консервативную фирму Cambridge Analytica, глава которой Александр Никс пытался связаться с основателем WikiLeaks Джулианом Ассанджем, чтобы «получить больше политической пользы от перехваченных электронных писем Хиллари Клинтон».

В тот же день 1 марта газета New York Times опубликовала статью своих корреспондентов Марка Ландлера и Мэгги Хейберман «Теория хаоса Трампа бьет в набат», заявив, что, благодаря или по вине этой «теории без теории», то есть чехарде перестановок в Белом доме, президент «изолирован и озлоблен», его аппарат «деморализован», а «стратегия своенравного Белого дома в беспорядке», и над всем этим «сгущается тень расследования его связей с Россией». Трампу припомнили и введение тарифов на импорт стали и алюминия, и смену мнений о борьбе с оружием, и уходы помощников, и недовольство дочкой Иванкой и зятем Джаредом Кушнером, в результате чего «мораль Западного крыла (Белого дома) стала еще ниже». Престолонаследие наших президентов допустимо, как то было с Адамсами и Бушами, но кумовство в Белом доме не принято, и хотя дочки Буша-младшего, Клинтона и Обамы были маловаты для работы с отцами, но у Буша-старшего были двое взрослых сыновей, которые не пошли в его администрацию, оставшись при своих делах.

Как о бедном гусаре из советской кинокомедии Эльдара Рязанова, доброе слово о Дональда Трампе замолвил бывший спикер Палаты представителей и кавалер других почестей Республиканской партии Ньют Гингрич, автор вышедшей прошлым летом книги «Понимая Трампа» («Understanding Trump»). 2 марта на сайте Fox News он написал, что наш 45-й президент «снова удивил истеблишмент страны», заявив о своей кампании за переизбрание раньше всех остальных президентов и тут же менеджером этой кампании Брэда Парскейла. Оба эти решения 74-летний Гингрич отнес на счет интуиции и стратегии Дональда Трампа, которые во многом помогли ему стать нашим 45-м президентом. Во-первых, пояснил Ньют Гингрич, Трамп как бы заявил своим возможным соперникам-однопартийцам, что к ноябрю 2020 года им несдобровать. «Деньги, которые он соберет, масштаб организации, которую создаст, и размеры протрапмповского электората, взятые вместе, — написал Гингрич, сделают абсурдом любую попытку реального претендента-республиканца. Некоторые могут войти в гонку, но не выйдут за первый раунд первичных выборов».

Поколения шекспироведов терпеливо разъясняют, что Гамлет был не явным безумцем, а тайным мудрецом, приводя его слова Гильденстерну: «Я безумен только при норд-весте; когда ветер дует с юга, я отличаю сокола от цапли». («I am but mad north-north-west. When the wind is southerly, I know a hawk from a handsaw»). «Нawk» однозначно «сокол», а «handsaw» вроде бы «ручная пила», и сочетание этих слов — явный признак помешательства, но и Пастернак, и Лозинский перевели это слово «цапля», поскольку на староанглийском диалекте «heronshaw» значило «heron», то есть добычу сокола, включая цаплю. Схожим образом автор книги «Понимая Трампа» разъясняет, что капризы и выходки нашего 45-го президенты, за которые оппозиция норовит объявить его сумасшедшим, диктуются более чем здравым смыслом. Так что причитание Офелии: «Какой высокий ум здесь брошен за борт!» — в ответ на совет Гамлета уходить в монастырь, можно сравнить с недовольством уволенных Трампом сотрудников Белого дома. В августе прошлого года обозреватель New York Times Морин Дауд сравнила Дональд Трампа с Родионом Раскольниковым из «Преступления и наказания», посчитав, что 45-й президент США, как и герой Достоевского, наивен, эгоистичен и считает себя вправе переступать границы дозволенного. С Гамлетом Трампа пока не сравнивали, так что оставляю за собой авторское право.

Но вернемся к недавней заявке Трампа на второй срок президентства и назначению нового начштаба его кампании. Президенту Трампу известно, что при нынешнем минимальном большинстве республиканцев в Сенате (51:49) их лидеру Митчу Макконеллу приходится нелегко, и «каждая победа считается чудом». Но, по прихоти географии наших штатов, на промежуточных выборах будет разыграно больше мест сенаторов-демократов, и у республиканцев есть шанс укрепить большинство. Трамп понимает, что удача на промежуточных выборах этого года может добавить республиканцам от 8 до 10 мест в Сенате, а неудача — одно-два места, а то и вообще ничего. «Тем, кто фантазирует по поводу кандидата третьей партии, а число таких может расти вровень с ростом объявленной демократами гражданской войны, — написал Ньют Гингрич, — президент Трамп также дает понять, что его ресурсов и базы будет достаточно для полного господства на всеобщих выборах». Это по части разумной стратегии, а по части дальновидной идеологии толкователь Трампа объясняет, что президент «строит новую Республиканскую партию намного шире той, что существовала в 2015 году, когда он заявил о борьбе (за Белый дом)». В новой партии на стороне Трампа должны дополнительно стать штаты Пенсильвания, Мичиган и Висконсин, а возможно, Миннесота и Огайо.

По мнению Ньюта Гингрича, уже отмеченный рост благосостояния Америки пойдет во благо партии, поскольку экономика страны при президенте Трампа держит курс на рост рабочих мест, увеличение зарплат, снижение налогов и «видение процветающей Америки как новой реальности». Демократы провозглашают примерно те же ориентиры, но своими методами, и видят в избранном президенте узурпатора, расиста и маньяка. Среди его критиков хватает образованных господ и дам, но дальше сравнений с Муссолини, Гитлером, Путиным и Раскольниковым они не идут, а предпочитают ругательски ругать Дональда Трампа с амвонов раздачи «золотых глобусов» и «золотых граммофонов».

Как написали 1 марта в New York Times Марк Ландлер и Мэгги Хэйберман, «за 13 месяцев в Овальном кабинете и неортодоксальной карьеры бизнесмена до этого, Дональд Трамп держится на хаосе, пользуясь им как организационным принципом и даже средством управления». Чем, казалось бы, не сюжет шекспировской «Бури», но с дикарем Калибаном нашего 45-го президента пока не сравнивают. И для Брэда Парскейла тоже могло бы найтись сравнение с шекспировским героем из пьесы «Венецианский купец», но, конечно, не с евреем-ростовщиком Шейлоком, а католиком-менеджером Антонио. Нью-Йоркский русскоязычный писатель и политолог Владимир Соловьев так бы и поступил, а 52-летний немец Ландлер и 44-летняя еврейка Хэйберман — отличные журналисты, но, увы, не могут похвастаться академическим образованием. У Марка диплом бакалавра-международника частного Джорджтаунского университета под Вашингтоном, а Мэгги — бакалавр искусств частного колледжа имени Сары Лоуренс в 15 милях от Манхэттена.

2

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0