Рюкзак света

0

— Почему вы пришли ко мне? — удивился Лев Троцкий, когда московский раввин Яков Мазе обратился к министру обороны с просьбой спасти евреев от погромов в годы Гражданской войны.

— Потому что вы — еврей!

— Я не еврей, я социал-демократ!

— Революции делают троцкие, а расплачиваются за это бронштейны, — прокомментировал раввин…

Но отнюдь не все российские евреи не помнили родства. Как-то преуспевающий научный сотрудник одного из московских институтов Иосиф Бегун пошел в кино.

— Фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм» потряс меня до глубины души, — рассказывал мне Иосиф Бегун в 1980 году, вскоре после освобождения из тюрьмы. — Испытав боль за свой народ, я вышел из кинотеатра полный решимости не допустить еще одной Катастрофы.

Бегун осознавал, что лишенные права изучать свой язык, культуру и религию советские евреи обрекались властями на насильственную ассимиляцию. Ощущение сострадания к своему народу вдохновило Бегуна, придало ему силы для борьбы с жестокой системой. Он начал изучать иврит и преподавать его московским евреям.

— Я подал объявление в «Мосгорсправку» о том, что обучаю желающих ивриту, — вспоминал Бегун. — Вскоре меня уволили с работы, а КГБ угрожал уголовным преследованием за тунеядство. Я отчислял налоги государству с денег, заработанных преподаванием иврита, однако налоговое управление отказывалось их принимать. Конечно же, я мог устроиться на работу хотя бы дворником, но хотелось отстоять право на изучение своего языка.

Советское «правосудие» судило не Бегуна, а иврит, пытаясь доказать, что этот язык мертв, и его преподавание не является «общественно полезным трудом». Однако Бегун настаивал на том, что иврит — это живой язык, на котором говорят миллионы евреев в Израиле и по всему миру. Его приговорили к двум годам тюрьмы. После освобождения он продолжал преподавать, и его посадили уже на три года. Помню, как Бегун после освобождения ходил по Москве с тяжелым рюкзаком, в котором лежали еврейские книги. Светом книг Иосиф Бегун стремился рассеять «тьму египетскую» системы, которая боялась книг больше всего. В третий раз его посадили на… 12 лет, посчитав еврейские книги антисоветской агитацией и пропагандой.

Горбачев планировал выпустить политических заключенных и предложил им подписать просьбу об амнистии с обещанием не повторять «преступлений». Бегун отказался: «Я не совершал преступлений, я преподавал и буду преподавать иврит!» Начальник лагеря вызвал его в пятницу и заявил, что он свободен и может возвращаться в Москву. Иосиф же попросил, чтобы ему позволили покинуть лагерь после шаббата!..

Бегун был первопроходцем, человеком, которому небезразлична судьба своего народа, он стал одним из первых учителей иврита в СССР, лидером, за которым пошли другие…

Рассказывая о лидере еврейского народа Моисее, Тора подчеркивает не его мудрость или силу, а лишь сострадание. Он жил в безопасности и комфорте во дворце Фараона. Моисей мог не замечать проблем еврейских рабов, но он не забыл братства, ощущая их боль как свою собственную.

«И вырос ребенок» (Шмот, 3:10), — сказано в Торе. Но почему же в следующем предложении повторяется сказанное: «И вырос Моисей, и вышел к братьям своим, и увидел их страдания» (Шмот, 3:10)? В первый раз сказано, что ребенок вырос физически, а во второй — речь идет о его величии, поясняет Раши. Ребенок вырос духовно, что выразилось в сочувствии к своим братьям. Моисей увидел не только глазами, но и ощутил сердцем, поясняет Раши. Моисей вышел к своим братьям на строительство пирамид, подставлял плечо, желая разделить их тяжкую ношу, и посвятил свою жизнь освобождению евреев из рабства…

«И была густая тьма по всей земле Египетской… — так описывает Тора предпоследнюю, девятую казнь. — Не видели друг друга, и не поднимался никто с места своего, а у евреев был свет в их жилищах» (Шмот, 10: 21-23).

Казнь тьмой отличалась от других казней тем, что стала наказанием не только для египтян, но и для евреев. В том поколении среди евреев были люди, которые не хотели уходить из Египта, и все они умерли в течение трех дней тьмы, объясняет Раши.

Тьма — это не только физическое явление. В духовную тьму погрузились некоторые евреи в изгнании. В стремлении к ассимиляции они забывают о принадлежности к своему народу. Поэтому о них сказано: они «не видели друг друга!», закрывая глаза на страдания своих братьев, пишет рав Авраам Тверский в книге «Living each week». «Они не могли подняться», ибо духовный рост человека определяется его способностью сострадать ближнему. Однако «у евреев был свет» — из Египта удостоились выйти лишь те, кто наполнил свою душу светом, чувствовал страдания своих братьев и, разделяя их тяжкую ношу, приходил им на помощь!

Художник Алекс ЛЕВИН

http://ArtLevin.com

2

Об авторе

Лев Кацин

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 2,33 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0