Выше ангелов. Недельная глава Торы «Бешалах»

0

Когда фараон отпустил сынов Израиля из Египта, Б-г не повел их прямой дорогой через страну филистимлян, а направил в пустыню. Вскоре, однако, фараон снова передумал и пустился в погоню с отрядом воинов на колесницах.

Прикрыв евреев от прямой атаки с ходу, Б-г рассек Красное море, и они перешли на другой берег по обнажившемуся дну. Египтяне последовали за ними, но воды сомкнулись, утопив всадников и колесницы. Выйдя на берег, благодарные евреи обратились к Б-гу с торжественной «Песней моря». После трех дней пути мучимые жаждой беглецы нашли лишь горькую воду в местечке Мара. В стане усилился ропот, и Моше опреснил воду, бросив в нее дерево. Там же пророк сообщил евреям первые заповеди. И снова жалобы: люди с тоской вспомнили «прелести» египетского рабства, «горшки с мясом». Тогда Б-г послал им сытную мясную пищу в виде перепелов, а наутро с неба выпал ман («манна небесная»), особый питательный продукт. Из-за отсутствия воды опять возникла угроза бунта, и по указанию Всевышнего Моше извлек воду из скалы, ударив по ней посохом. Во время трудного перехода на евреев напали амалекитяне. Иегошуа бин-Нун ввел в бой полки, а Моше обеспечил Б-жественное прикрытие своей молитвой.

***

«И двинулся ангел Всевышнего, шедший перед станом Израиля, и пошел позади них…» (14:19).

Слово «хайя» имеет в иврите два, на первый взгляд, прямо противоположных значения. Самое распространенное из них — дикий зверь. Но «хайя» может также означать один из видов ангелов, высших духовных существ. В молитве мы говорим: «Ве-а-офаним ве-хайот а-кодеш…» — «И священные офаним и хайот».

Есть ли какая-то связь между этими двумя значениями: между грубым животным и священным небожителем? Ведь в святом языке нет ничего случайного. Согласно еврейской традиции, человек считается существом не только «разумным», но «ходящим». Как сказано у пророка Захарии: «И Я дам тебе ходить между стоящими этими…» (3:7).

Ангел — существо статичное. Он может только стоять на месте. Он не в состоянии двигаться, и у него нет свободы выбора. Ангелы настолько глубоко и непосредственно воспринимают Б-га, что у них просто нет никаких вариантов: только выполнять Его волю.

То же самое и зверь. У него также нет свободы выбора. Он может только следовать своим инстинктам, которые и есть воля Всевышнего.

И только человеку дано выбирать между добром и злом и, таким образом, подниматься или, наоборот, спускаться по лестнице святости.

Когда евреи стремятся к духовному росту, когда они проявляют свою свободу выбора в выполнении воли Творца, Он обращает к ним Свой лик, и тогда они могут взойти по ступеньками святости выше, чем святейшие из ангелов.

Теперь разберем приведенную выше фразу из сегодняшнего недельного раздела: «И двинулся ангел Всевышнего, шедший перед станом Израиля, и пошел позади них», т.е., если раньше Он превосходил их по святости, то теперь «двинулся… и пошел позади них», потому что сыны Израиля настолько выросли духовно, что оказались на уровне выше ангельского.

«Эй, там, наверху!»

«И пошли сыны Израиля внутри моря по суше, а воды были им стеною справа и слева от них…» (14:22).

Сырая мглистая ночь. Дорога скользкая, как каток. Два ослепляющих луча встречного грузовика пробили ветровое стекло. Безотчетным движением руля он бросил машину влево, пытаясь избежать столкновения, и вдруг почувствовал, что дорога ушла из-под колес. Он распахнул дверцу и прыгнул в черноту.

Что там внизу?! Рука ухватилась за мокрый куст. Нечеловеческим усилием, вжимаясь всем телом в гладкий глинистый склон, он задержал скольжение в пропасть, слегка подтянулся и вцепился в ветку второй рукой. Тишина, только кровь бешено стучит в ушах под прерывистое, хриплое дыхание. Внизу двухсотметровый провал. Ноги тщетно пытаются нащупать выступ, сбивая мелкую гальку.

Куст жалобно затрещал, не в силах выдержать восемьдесят килограммов его веса. Он всегда гордился своими атеистическими убеждениями, но в это отчаянное, страшное мгновение он воздел глаза к черному небу и закричал: «Эй, есть там Кто-нибудь?! Помогите!!!»

«Отпусти ветку, Я спасу тебя», — гулко прогремело над головой.

Он на секунду задумался и снова крикнул: «А еще есть кто-нибудь?»

Вам смешно? На идише говорят: «А шейне гелехте», веселенький смех. Тут трагедия назревает, а вы изволите острить.

Здесь у самой кромки морской…

Еврейский народ ведет смертельный бой. История уныло повторяется, как заезженная пластина. С тех пор, как мы стали возвращаться в Эрец-Исраэль, почти из каждой арабской столицы доносится клич: «Сбросим евреев в море!»

Опять море, только на этот раз не Красное, а Средиземное. Наши мудрецы учат, что конечное спасение будет клоном-близнецом самого первого спасения, когда евреи выходили из египетского рабства. «Я спас их, — говорит Б-г, — в последний раз, как в первый». В сегодняшнем эпическом разделе рассказывается о том, как могучая египетская армия настигла беглых еврейских рабов у самой кромки морской. Бежать некуда, сопротивляться бесполезно. Фараон и его доблестные всадники хотели, как и нынешние арабы, сбросить евреев в море. Разница лишь в том, что египтяне пытались сделать это буквально, физически, бурным натиском своих «бронетанковых сил», а наши нынешние враги — с помощью политических маневров, опираясь на международную поддержку. Они хотят провести в жизнь свой «закон о возвращении», затопить Израиль трехмиллионной толпой «палестинских беженцев», которые без лишних сантиментов изнасилуют и утопят в море хрупкую барышню по имени еврейская демократия.

Самая большая слабость демократии состоит в том, что она зиждется на количестве, а не качестве. Демократические выборы — это простая игра чисел. Дополнительные три миллиона арабов в Стране Израиля станут демографической бомбой, которую Сохнут не сможет нейтрализовать даже массовым завозом неевреев из бывшего Союза. И последний раз будет, как первый.

Тора — это, среди прочего, истина, запечатанная в капсулу времени. В ней содержатся уроки для всех поколений. И вот настал наш черед.

В сегодняшнем разделе Тора подсказывает нам, как надо отвечать народу, пытающемуся загнать нас в море:

«И пошли сыны Израиля внутри моря по суше, а воды были им стеною справа и слева от них…». В этом стихе сказано, что сыны Израиля погрузились в морскую стихию, идя по суше. Вильненский Гаон объясняет: когда евреи подошли к Красному морю, оно вовсе не собиралось расступаться. Египтяне наседали. Волны бились у берега. Что прикажете делать?

Но вот нашелся один смельчак. Нахшон сын Аминадава, лидер колена Иегуды, первый вошел в воду по самую шею. И море не устояло перед этим натиском веры — волны разошлись, обнажив сухое дно. Первый стих относится к Нахшону: именно для него море стало сушей. Другие евреи шли по суше, созданной его верой, его безоглядным упованием на Всевышнего.

У еврейского народа нет своего Ильи Муромца, Спартака или Робин Гуда. Никто не даст нам избавленья — ни добрый царь и ни герой. Но каждый из нас может стать Нахшоном. Каждый еврей способен на акт безоглядной веры. Это заложено в нас генетически. Рецепт такого героизма простой: целиком положиться на Того, Кто сохранил нас доныне.

Ведь там, наверху, действительно нет больше никого, кроме Него.

mdhearing-q117_adid-233686_6-4x5_c

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0