Он (европейская культура) и она (евреи). Притча

8

Обнаружив в списке лучших фильмов 2017 года франко-бельгийскую мелодраму «Он и она», я решил посмотреть, как выглядит европейская культура сегодня. Выяснилось, что я обратился по верному адресу. Фильм притчей отвечает именно на этот вопрос.

Повествование начинается похоронами знаменитого французского писателя. Вдова покойного рассказывает биографу о совместной их жизни — французского писателя Виктора и его еврейской жены Сары. Постепенно становится ясным, что мы видим притчу о любовных отношениях, со всеми их перепадами, европейской культуры в её французском варианте, и евреев.

Понятно, почему сторону евреев представляет женщина. Одним из истоков европейских духовных исканий ХХ века была книга молодого венского еврея Отто Вейнингера — «Пол и характер». Автор доказывал, что характер евреев чувственный и безнравственный, сродни женскому. Не вынеся этого открытия, Вейнингер покончил с собой в 23 года.

Сара, лишь увидев, влюбилась в Виктора сразу и бесповоротно. Он пытался избегать назойливой влюблённой, но она оказалась «неизбежной». Сара то появлялась в доме Виктора с его лучшим другом, то в доме их родителей — с его братом. Друг и брат писателя — это символы, очевидно, живописи и музыки, в которых в начале ХХ века евреи добились выдающихся успехов. У писателя не осталось другого выхода, как влюбиться. Сара искусно отвадила Виктора от других его женщин.

О динамике своего отношения к Саре Виктор рассказывает на сеансах психоанализа лысому аналитику. Фрейдизм — это другой еврейский искус начала ХХ века, определивший путь европейской культуры. Аналитик сообщает Виктору, уже глубоко влюблённому в Сару, что отпущенные им усы — это, по Фрейду, символ женской интимной растительности, которую герой стремится иметь всегда доступной своему языку.

Кокаин, которым на определённом этапе увлеклась Сара, — это тоже влияние на европейскую культуру Фрейда, какое-то время пропагандировавшего широкое использование этого наркотика.

Но главное поле еврейского влияния на европейскую культуру — это литература, и Виктор — символ её. Он добьётся успеха только тогда, когда Сара, доктор литературоведения из Сорбонны, станет решительно редактировать, а то и переписывать его рукописи. После публикации романа, который Виктор написал о своей матери, та убивает любимую собаку и выбрасывается из окна. Таким кардинальным образом Виктор, сближаясь с Сарой, удаляется от своих корней.

Сара представляет Виктора своей семье, и отец Сары объясняет тому, что лучшие писатели, обладающие мудростью, иронией, юмором — это евреи. Отец предлагает французу почитать хранимые в его доме книги Исаака Башевиса-Зингера, Сола Беллоу, Бернарда Маламуда, Филипа Рота. Эти американские евреи определили пути мировой литературы ХХ века, и если ты хочешь быть в её русле — пиши, как они.

Ночью Виктор будит Сару. Он сделал открытие — он еврей. Виктор берёт себе фамилию Сары и начинает писать романы на еврейские темы. Оглушительный успех настигает его. По ходу дела поминаются выдающиеся французские писатели-евреи: один из отцов современного романа Марсель Пруст, Ромен Гари, единственный дважды лауреат Гонкуровской премии. Вообще-то, премию эту по правилам могли присудить писателю только раз, но вторую премию Гари (это тоже псевдоним) получил, напечатавшись под именем Эмиля Ажара. Во второй половине ХХ века европейская литература постепенно оказалась подавленной литературой еврейско-американской.

У Сары и Виктора рождаются двое детей. Старший — тупой и злобный. Он, очевидно, символизирует фашизм. Конечно, фашизм немыслим без евреев. Когда парень с извращённой эротической сферой, с детства — геронтофил, умирает, мать плачет. «Ты его любила»? — спрашивает Виктор. «Нет» — отвечает мать. У евреев есть повод плакать после смерти фашизма.

Второй их ребёнок — дочь — абсолютно нормальная. Свою мать она называет «шлюхой». Эта дочь — символ постмодернизма, современного французского общества с его движением BDS, пропалестинскими демонстрациями, антисемитизмом, общества, которое активно покидают евреи.

Впрочем, Сара действительно остыла к «французскому классику». С годами классик полысел, сник. Лишь усы бодро топорщатся над его губой. Сара же, напротив, становится всё краше. Если эротичность Виктора иссякла, то сексапильность Сары только растёт. Каждый вечер она куда-то уходит: «урок вокала», «урок живописи». Виктор психует и сам приводит ей «южноамериканского любовника». Во второй половине ХХ века сочная южноамериканская литература затёрла увядающую европейскую. Неясно только, насколько она еврейская. Самый глубокий южноамериканский писатель со звучащей по-еврейски фамилией Хорхе Луис Борхес написал эссе, доказывающее, что он не еврей, а потомок переселенца из Португалии. Только почему такой переселенец не может быть из маранов? Впрочем, Виктор сам изгоняет от своей жены южноамериканца.

Сара бросает Виктора, символ усыхающей европейской культуры, ради компьютерного гуру. Она там, где будущее.

Проходят годы. Виктор пишет антиженские романы, и все они проваливаются — ведь читают их женщины. Здесь тоже видится символизм Вейнингера: женщины — они, как евреи. Наконец Сара возвращается к Виктору и вручает тому его новый роман. Виктор удивлён, но роман печатает, и снова большой успех.

Деградация романиста продолжается. Эрекция и память у него пропали одновременно — замечает Сара. Она ведёт Виктора на край обрыва, где они играют в любимую в их юности игру. Они завязывают друг другу глаза, и командуют: куда идти. Сара направляет Виктора в пропасть — 150 метров вниз на острые камни.

В конце фильма происходит «разоблачение» — как в варьете Воланда. Оказывается, это Сара сама когда-то решила сделать из своего мужа еврея. Тот удивлялся, что отныне будет носить еврейскую фамилию. Сара признаётся биографу, да тот уже и сам догадался, что лучшие романы Виктору Сара написала сама. Мы, оказывается, в обстоятельствах лучшего романа Мопассана «Милый друг», в котором литературный талант Мадлены сделал знаменитыми двух журналистов — её мужа и её любовника. Откуда же произрасти современному французскому роману, как не из Мопассана?

Фильм звучит упрёком евреям: оплодотворили европейскую культуру — Вейнингером, Фрейдом, участвовали в создании великой литературы, прошли с культурой через невзгоды ХХ века — фашизм, социализм (Виктор — социалист); породили современный постмодернизм и сейчас, когда некогда могучая культура иссякла, бросили её и готовы столкнуть в пропасть. Евреи ушли из европейской культуры, они покидают Европу, видя своё продолжение за океаном в Америке, или в своём новом старом доме в Израиле.

Но мы-то живы, и нас ждут новые свершения.

Новая книга Бориса Гулько:

«Мир еврея». Часть 2. 111 избранных эссе, написанных в 2012–2015 годах. 547 страниц. 26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Мир еврея. Часть 1. 57 избранных эссе, написанных в 2000–2012 годах. 269 страниц. 15 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

«Путешествие с пере- садками». Три книги воспоминаний. 397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах. 20 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com

mdhearing-q117_adid-233686_6-4x5_c

Об авторе

Борис Гулько

Нью-Джерси, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 9, средняя оценка: 3,89 из 5)
Loading...

8 комментариев

  1. Fritz (Германия, Карлсруэ) на

    Влюбилась Сарра в комиссара,
    Схлестнулись гены в чреве сонном,
    Трех сыновей родила Сарра,
    Все — продавцы в комиссионном.

    (И. Губерман)

    • Яков (Германия) на

      Спасибо, Фриц, за Губермана !
      Этот великий «охальник» ВСЕГДА К МЕСТУ и В ТЕМУ.

  2. Борис Гулько
    Борис Гулько на

    FRITZ, всё же не совсем в тему: комиссар, наверное, тоже был еврей.

  3. Fritz (Германия, Карлсруэ) на

    Только что просмотрел фильм, несколько смущает Ваша трактовка. Что, собственно в Саре связано с еврейством? Она сама многократно повторяет, что далека от всех религий и даже отрицает их. Кроме того ее дочка даже крестилась. Мне кажется, что на самом деле фильм о одаренной и любящей женщинe и бездарном мужe, который мнит себя талантом.

  4. Борис Гулько
    Борис Гулько на

    FRITZ, ВАШИ ВОЗРАЖЕНИЯ И ЕСТЬ ОТВЕТЫ. ЕВРЕИ, ИМЕВШИЕ РОМАН С ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРОЙ, БЫЛИ СЕКУЛЯРНЫ. ФРЕЙД БЫЛ АНТИРЕЛИГИОЗНЫМ. КРЕЩЕНИЕ – ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПУТЬ ТАКИХ ЕВРЕЕВ: ПАСТЕРНАК, ГАЛИЧ, ЕСЛИ ГОВОРИТЬ О РОССИИ.
    «ЛЮБЯЩАЯ ЖЕНЩИНА», ПОСЛЕ ТОГО, КАК ЕВРОПЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА ИССЯКЛА, ЗАВОДИТ РОМАНЫ НА СТОРОНЕ. ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ ЕЁ ДУХОВНОЙ, ДА И ЭРОТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ – КОМПЬЮТЕРНЫЙ ГУРУ. ТАМ ДАЖЕ МЕЛЬКНУЛ ЮЖНОАМЕРИКАНСКИЙ ЛЮБОВНИК – ЮЖНОАМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В КОНЦЕ ХХ ВЕКА ЯВНО ПРЕВЗОШЛА ЕВРОПЕЙСКУЮ.
    И ЕСТЕСТВЕННЫЙ ФИНАЛ РОМАНА – СТОЛКНУТЬ БЕСПАМЯТНОГО ИМПОТЕНТА В ПРОПАСТЬ. ЭТО АВТОР ФИЛЬМА (ОН ЕВРЕЙ) О СЕГОДНЯЩНЕЙ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ.

  5. Я все-таки не понимаю, как европейская культура в лице Виктора могла увянуть, если он фактически ничего не написал. Все написала Сарра — еврейка.

  6. валери на

    Я не шахматист,не критик и не хотел бы видеть за кинороманом нравоучения об иссякшей культуре, тихой ненависти к крещеным евреям и пр. Ну и вот уж совсем не к месту это
    » ЕСТЕСТВЕННЫЙ ФИНАЛ РОМАНА – СТОЛКНУТЬ БЕСПАМЯТНОГО ИМПОТЕНТА В ПРОПАСТЬ. ЭТО АВТОР ФИЛЬМА (ОН ЕВРЕЙ) О СЕГОДНЯЩНЕЙ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ.»

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0