Последний ас Америки

0

Служба этого офицера, в принципе, была такой же, как и других американских летчиков того времени. Он окончил академию ВВС в Колорадо-Спрингс, специализировался как летчик-истребитель палубной авиации.

А в 1970 году авианосец, на котором служил капитан Файнштейн, был направлен во Вьетнам, где тогда развернулись интенсивные боевые действия. На истребителе Ф – 4 «Фантом» Джеффри сопровождал бомбардировщики во время  рейдов на объекты Северного Вьетнама. А там их встречали эскадрильи советских истребителей МиГ–25, в кабинах которых, по большей части, находились советские же пилоты.

В течение 13 месяцев капитан Файнштейн провел более 50 воздушных боев, в которых сбил 11 МиГов. Таким образом, перевыполнил символическую норму – 10 сбитых – дававшую право называться асом – выдающимся мастером воздушного боя. Во время Вьетнамской войны ни один американский летчик, кроме Файнштейна, не сумел достичь этой «планки». Ближе всего к ней подошли капитаны Чарльз де Белльвью – 6 побед и Ричард Ритч – 5.

Потом, однако, были и другие войны: Первая в Ираке, в Югославии, в Афганистане и Вторая война в Ираке. Но ни один американский летчик-истребитель, участник этих кампаний, не получил права войти в символический «клуб асов». Произошло это не из-за падения их мастерства. Просто – другими стали самолеты, иными – боевые возможности их вооружения.

Ас – по-французски «туз»», в переносном смысле – смелый, дерзкий боец. Так назвали сержанта Ролана Гарро, сбившего в 1914 году германский «фоккер». Это был первый воздушный бой в истории авиации. Однако потом, в ходе Первой мировой войны, асы появились во всех воюющих странах, и каждая учредила свои критерии для получения этого звания.

Однако уже в Первую мировую войну исходный норматив для зачисления в асы был превзойден почти во всех странах противниках. Во Франции суперасом стал капитан Фонк, одержавший 75 побед, в Англии – лейтенант Эдвард Маннок – 73 победы. Лучший истребитель Австро-Венгрии майор Голдвин Брушовски сбил 40 аэропланов, русский пилот поручик Александр Козаков – 17 германских и австрийских машин.

Но своеобразный рекорд установлен командиром германского авиаполка бароном Манфредом Рихтгофеном, сбившим 82 французских и британских аэроплана. В этом полку, который состоял из одних лишь асов, летали два пилота, впоследствии ставшие весьма знаменитыми: Герман Геринг, главком Люфтваффе и его начальник штаба генерал-фельдмаршал Эрхард Мильх. Геринг сбил 22, Мильх – 17 аэропланов.

В ту войну США вступили позже других, но и в американской авиации семеро летчиков заслужили право на титул аса. Лучшим среди них был капитан Эдуард Рикенбакер, сбивший 26 германских и австрийских аэропланов. На счету остальных шестерых асов от 10 до 18  вражеских машин. В промежутке между двумя мировыми войнами авиационная  техника непрерывно совершенствовалась. Возросли скорости самолетов, намного мощнее стало их вооружение, истребители оснащались пушками и даже реактивными снарядами. Это существенно повысило боевые возможности пилотов, некоторые из них получили опыт воздушных схваток в конфликтах межвоенного периода – в Испании, Китае, Абиссинии и Монголии.

Во Второй мировой войне критерии  оценки боевых успехов летчиков-истребителей существенно изменились, и требования к ним выросли. Однако в разных странах были они далеко не одинаковы. И самыми высокими стали эти нормативы для пилотов Люфтваффе. Приводимые в послевоенных исследованиях данные о результативности германских асов, вызывают некоторую даже оторопь. Приведу их: десять лучших истребителей люфтваффе сбили по 250 самолетов каждый; 104 аса уничтожили более ста машин. И, наконец, 300 членов германского «клуба» уничтожили в воздухе 24 тысячи вражеских самолетов. Не случайно, командование германских ВВС, которое в начале войны зачисляло в асы (с вручением «Большого рыцарского креста), летчиков, сбивших 25 самолетов, к ноябрю 1941 года повысило эту норму до 40, а к 1944 году – до 100 вражеских самолетов!

 Перечислю наиболее выдающихся асов, намного превзошедших и эти нормативы. Курт Новотны сбил 258 самолетов, Отто Китель – 267, Гюнтер Ралль – 275, Герд Баркхорн – 301! Однако суперасом  № 1, не только Германии, но и вообще в истории военной авиации, стал майор Эрих Хартман. Его первый воздушный бой произошел в августе 1942 года на Кубани, а первый самолет (штурмовик Ил–2) он сбил 5 ноября того же года. Последнюю победу Эрих Хартман одержал 8 мая 1945 года. За два с половиной года он совершил 1425 боевых вылетов (в среднем – почти два вылета ежедневно), провел 800 воздушных боев и сбил 352 самолета. В конце войны ему было 23 года, он командовал авиаполком, но по-прежнему летал ежедневно.

  Но практически все сбитые Хартманом самолеты были советскими. Поэтому, наверное, когда он попал в плен, то советский трибунал  осудил его на 20 лет заключения «за причинение особо крупного ущерба военно-воздушным силам СССР». Из них Хартман отсидел лишь половину. В 1959 году он вступил в ВВС ФРГ, стал командиром элитного авиаполка, в отставку уволен подполковником.

 Я счел нужным так подробно рассказать об этом асе еще и потому, что лучший из всех советских истребителей, полковник Иван Кожедуб  уничтожил в воздухе 62 самолета – в 5,5 раза меньше Хартмана. Подчеркну, что Кожедуб превзошел по этим показателям всех остальных асов Второй мировой войны кроме германских.

На два самолета меньше на боевом счету японского майора Сабуро Сакаи, причем в августе 1942 года он потерял один глаз и возвратился в строй только в 1944. Однако продолжал драться и последнюю 60-ю машину – американский бомбардировщик – сбил 13 августа 1945 года.

В Соединенных Штатах «асом всех времен» принято называть летчика-истребителя капитана Ричарда Бонга. Думается – это преувеличение, но, так или иначе, за 200 боевых вылетов он сбил 40 японских самолетов. Ричард Бонг стал кавалером самой высокой воинской награды США – Медали Почета Конгресса, что дает ее обладателю статус Национального Героя Америки.

Первым асом среди европейских союзников считается британский пилот Джеймс Эдгар Джонсон, сбивший 38 германских истребителей. Подчеркну – истребителей, а не бомбардировщиков. У французов наиболее известен майор Фредерик Клостерман, сбивший 33 германских самолета. Рекорд по количеству сбитых среди пилотов – женщин – принадлежит советской летчице Лидии Литвяк. За 8 месяцев она совершила 268 боевых вылетов и сбила 11 немецких самолетов самостоятельно и еще три – в группе. Погибла в воздушном бою в августе 1943 года. Посмертно удостоена звания Героя Советского Союза.

В СССР такое звание получал летчик, сбивший не менее 10 машин, и Золотая Звезда неофициально считалась знаком принадлежности к «клубу асов». В этой связи хочу отметить, что в Великой Отечественной войне Героями Советского Союза стали 22 летчика – еврея. Из них наибольшей боевой эффективности добился капитан Владимир Левитан, сбивший 31 германский самолет.

Можно бы и еще длить примеры успехов истребителей союзных армий, но, по справедливости, следует прямо сказать, что они не могли сравниться с успехами пилотов люфтваффе. А это – вопрос не только о личной славе какой-то группы летчиков. Все дело в том, что по весьма авторитетным исследованиям военных специалистов, именно асы завоевывают господство в воздухе. «Погоду» делают мастера. Доказано, что 76 – 80 процентов сбитых самолетов во время Второй мировой войны были уничтожены всего лишь 20 процентами лучших летчиков.

Прошло всего 6 лет после окончания Второй мировой, и вновь развернулись массовые бои в воздухе. Но, на сей раз дрались между собой бывшие союзники по антигитлеровской коалиции. Произошло это в ходе Корейской войны, когда выяснилось, что северокорейские летчики абсолютно недееспособны против пилотов коалиции ООН, основную часть которых составляли американцы. И в ноябре 1950 года над Корейским полуостровом появились советские истребители МиГ–15 с северокорейскими опознавательными знаками. Но этим и ограничивалась их государственная принадлежность. С американцами сражались летчики советской 234 гв. авиадивизии, укомплектованной наиболее опытными пилотами. Командовал ею лучший советский ас Великой Отечественной войны полковник Иван Кожедуб, трижды Герой Советского Союза.

 По своим тактико-техническим характеристикам МиГи были примерно равны американским «сейбрам», так что победу обеспечивало лишь мастерство пилотов. Три года продолжались эти воздушные сражения. В результате, по количеству сбитых самолетов американские и советские летчики оказались примерно равны. С ними на протяжении трех лет сражались летчики 64-го  истребительного авиакорпуса, состоявшего из двух авиадивизий и еще многих частей боевого обеспечения. Общая численность личного состава 64-го ИАК доходила до 26 тысяч солдат и офицеров. Но пилотов в нем насчитывалось в среднем до 450 человек на 320  истребителей в каждом периоде Корейской войны. Пилоты менялись один раз в 8 месяцев, что позволило советскому командованию пропустить через котел этого конфликта личный состав 26 истребительных авиаполков. Так поступали и американцы, имевшие в три раза больше самолетов и потерявшие во столько же раз больше сбитыми. Это вполне объяснимо – с ними в воздухе дрались асы недавно завершившейся войны. Больше всех побед в воздушных схватках одержал капитан Николай Сутягин – 16 американских и 6 самолетов других членов коалиции ООН. 19 самолетов  на счету у капитана Евгения Пепеляева. По пять и более побед имели около 60 советских пилотов.

Результаты американцев скромнее. Наибольшее число сбитых имели капитан Джозеф Макдонелл – 19, капитан Джеймс Джабара – 17. Еще 12 американских истребителей одержали  от 10 до 14 побед. А всего в «клуб асов» в США зачислены 40 пилотов.

Ситуация повторилась через 14 лет, когда в небе Северного Вьетнама  советским истребителям, ведомым советскими же пилотами, противостояли американские «Фантомы». У меня нет конкретных данных о результативности советских пилотов в той войне. До сего времени  многие реалии вьетнамских сражений не рассекречены и в России, да и в Америке. Правда, известно, что сильнейшим американским  летчиком считается Чарльз де Бельвю, сбивший 6 самолетов Вьетконга, в том числе – два МиГ–21.

Рассказывая о выдающихся мастерах воздушного боя, считаю своим долгом, хотя бы коротко остановиться на израильских летчиках-истребителях. Именно они ведь составляют более 90 процентов всех пилотов израильских ВВС. На 1 января 2017 года там насчитывалось 400 боевых самолетов, 300 из них – истребители. Успехи израильских пилотов впечатляют: за пять скоротечных военных кампаний, они сбили в воздухе около 900 арабских самолетов, потеряв всего 45. Соотношение поистине фантастическое: 20 к 1. И в это число еще не входят те машины, которые были уничтожены на аэродромах. Но, к сожалению, не могу назвать здесь ни одной фамилии израильского аса. Все сведения о них строго секретны, фотографии не публикуются, местожительство скрывается и охраняется. Как понимаете, делается это во избежание мести палестинских террористов.

Но после вьетнамской войны, когорта выдающихся мастеров воздушного боя вообще перестала пополняться и, думается, «клуб асов» вскоре будет упразднен. Все дело в том, что развитие  современных технологий в корне изменило природу противостояния в воздухе. Максимальные скорости перехватчиков уже давно вдвое превысили звуковую и продолжают расти, а на встречных курсах они еще удваиваются. При таких скоростях, вести пулеметно-пушечный огонь невозможно. Речь может идти только о поражении противника ракетой класса «воздух – воздух». Но дальность поражения ею намного превышает пределы визуального наблюдения. Так что пилот прицеливается лишь по отметке на экране бортового радара, ибо обнаружить вражеский самолет зрительно он не в состоянии.

Главную же роль в этом процессе играют наземные и воздушные системы дальнего обнаружения, сопровождения и наводки. Сценарий воздушного боя в наше время в основном одинаков: находящийся в воздухе перехватчик получает целеуказание от систем дальнего обнаружения и наводится ими же на самолет противника, вплоть до захвата его бортовым радаром. После чего пилот запускает ракету воздушного боя, совмещая ее отметку с отметкой цели на мониторе, пока не начнет работать головка самонаведения ракеты. Но, при этом пилот противника, извещенный своими бортовыми системами контроля воздушного пространства, стремится ускользнуть от атакующей ракеты с помощью маневрирования и выпуском  ложных целей.

Таким образом, борьба идет не столько между летчиками, сколько между системами поиска, наводки, сопровождения и уклонения, что в первую очередь зависит от характеристик авиационной технологии противоборствующих сторон. Они почти полностью подменяют пилота, который просто не в силах действовать самостоятельно. Именно так и происходило в операции «Буря в пустыне» в авиаракетном наступлении на Югославию в 1999 году и в войне с Ираком весной 2003 года.

Во всех этих локальных войнах, самолеты США и их союзников в воздушное пространство противника почти не залетали. С помощью крылатых ракет и средств радиоэлектронной борьбы полностью выводилась из строя его противовоздушная оборона. Любой же взлетевший самолет противника немедленно засекался средствами дальней воздушной и космической разведки. Затем он на дальности свыше 150 миль поражался ракетами воздушного боя дежурных средств перехвата.

f-4-fant111111

Поэтому, когда в ходе боевых действий начинала действовать авиация США, над территорией противника она не встречала сколько-нибудь  существенного сопротивления со стороны его авиационных и зенитно- ракетных средств. Однако на основании действий своих воздушных и ракетно-космических сил, американские военные к началу нового столетия пришли к выводу, что локальные войны в будущем можно будет вести с помощью лишь таких видов оружия без боевого применения наземных войск. Главная роль в таких войнах будет принадлежать экспедиционным формированиями военно- воздушных сил США. Американские военные теоретики посчитали, что такие формирования позволят им действовать методами бесконтактного ведения войны. При максимальной эффективности этих методов, уровень потерь может и должен быть минимальным.

Однако уже первые стычки Второй войны в Ираке показали, что прогнозы военных теоретиков США далеки от реальности. Даже эта, вполне локальная война, потребовала использования крупных контингентов военно-морских и сухопутных сил. Не обходится она и без достаточно болезненных потерь в живой силе и боевой технике.

И только один прогноз оказался точным: боевые действия авиационных формирований никоим образом не связаны с индивидуальными схватками в воздухе. Ибо современные технологии и параметры вооружения авиации совершенно исключают возможность непосредственного боевого контакта летчиков противоборствующих сторон.

Вот почему более тридцати лет не пополняется американский «клуб асов», и полковник Джеффри Самюэл Файнштейн совершенно справедливо считается последним асом Америки. Он вышел в отставку и сегодня живет на родине – в небольшом городке Лонг-Айленда, являясь одним из самых уважаемых членов   еврейской общины.

  Марк ШТЕЙНБЕРГ

2

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0