Либерал Боб Мюллер и сговор, которого не было

0

Как и многие наши журналисты, политический обозреватель журнала The American Spectator Фрэнсис Бакли считает минувший год самым сумасшедшим в политической жизни США последнего времени, которое каждый отсчитывает по-своему. Бакли, профессор юрфака университета имени Джорджа Мэйсона, ведет отсчет от 21 декабря 1970 года, когда король рок-н-ролла Элвис Пресли встретился в Белом доме с президентом Ричардом Никсоном и по своей просьбе получил от него жетон агента федерального управления по борьбе с наркотиками, которое тогда называлось Bureau of Narcotics and Dangerous Drugs. Можно добавить, что Пресли явился в Белый дом с пистолетом Colt 45 калибра на боку, который у него вежливо изъяли агенты Секретной службы. Но эту деталь Бакли счел несущественной.

Сумасшествие 2017 года — диагноз, конечно, не клинический, а метафорический, но его героя Дональда Трампа в числе прочих причин «несоответствия должности президента США» называли психически больным и даже требовали создать в Конгрессе комиссию специалистов, которая это подтвердит, тем самым дав возможность «импичнуть» Трампа по 25-й статье, то есть поправке к Конституции. Эта инициатива демократов, которую, в свою очередь можно считать умалишенной, звучала в хоре других обвинений Трампа с общей целью, как минимум, повлиять на результат промежуточных выборов  этого года, привести Демократическую партию к большинству мест в обеих палатах Конгресса и расправляться с «ненавистным Трампом» по полной программе. Как отмечает тот же Бакли, это будет не просто, поскольку республиканцы представят избирателям сниженные налоги, рост рабочих мест и увеличение ВВП (Внутреннего валового продукта) на 3%, а демократы — только требование сместить президента, якобы нанятого Кремлем, чтобы развалить Америку.

Фрэнсис Бакли, не имеющий отношения к известному политическому обозревателю и основателю консервативного журнала National Review Уильяму Бакли, отметил, что оба лагеря, на которые поделилась Америка в этой политсуматохе, считают оппонентов «криминально бесноватыми», в чем, на его взгляд, есть доля не правды, а правдоподобия. По мнению Бакли, «твердость и благоразумие, энергия и такт присущи  Трампу  в равной мере, но всякий раз, когда он проявлял их, он совершал такую же, но противоположную оплошность». Очевидно, это были огнеметные твиты президента, в которых он давал волю эмоциям, но при этом «не был злодеем, которого из него делали СМИ». В отличие от своего предшественника Барака Обамы, который в свое время преподавал конституционное право, но не очень в нем разбирался, президент Дональд Трамп чтил Конституцию и, уж во всяком случае, за первый год власти не проявил себя диктатором, в чем его тоже обвиняют. Основное обвинение – связь Трампа с Россией в целях победы на выборах, пока тоже шьется белыми нитками, но Бакли считает назначенного главным швецом бывшего директора ФБР Роберта Мюллера не воеводой крестового похода на Трампа, а добросовестным исполнителем недобросовестного приказа. По ходу своего расследования Мюллер ищет иголку в стоге, по профессии откладывая в сторону каждую подозрительную соломинку, а то, что он набрал в свою команду юристов левой ориентации, которые к тому же давали деньги на победу Хиллари Клинтон, неудивительно, поскольку, написал Бакли, среди лучших юристов Вашингтона других нет. С этим можно согласиться и не согласиться, но фактом остается то, что пока Мюллер не нашел сговора Дональда Трампа с «русскими», а предъявил четырем трамповцам обвинения в не связанных с этим преступлениях – двух в отмывании денег и двух во лжи агентам ФБР. Первым был арестован, обвинен, признал себя виновным и согласился сотрудничать бывший советник кампании Трампа по международной политике 30-летний Джордж Пападопулос, который в мае 2016 года якобы сказал высокопоставленному австралийскому дипломату в Лондоне, что Москва собирает компромат на Хиллари Клинтон, о чем ему известно из очень высоких российских источников. 31 декабря газета New York Times, очевидно, в виде новогоднего подарка Трампу, написала, что тогда в баре Пападопулос изрядно выпил.

Мне уже доводилось сознаваться в грехе, что при всей нелюбви к российскому руководству вообще, а его службе безопасности особенно, я признаю, что, вломившись в компьютеры демократов, путинские хакеры украли оттуда грязь на Хиллари Клинтон и ее окружения, что, конечно, нехорошо, но эта грязь была чистой правдой. Еще до создания независимой «комиссии Мюллера» стало известно, что демократы тоже набирали грязь на Трампа, но в основном это были сплетни, которые набрал и представил в своем досье бывший английский разведчик Кристофер Стил. На основании этого досье ФБР получило ордер на прослушивание телефонов избирательной кампании Трампа, материалы прослушки были доложены президенту Обаме, а от него попали к команде Хиллари Клинтон. Затем стало известно, что те же самые руководители ФБР замалчивали вину госсекретаря Клинтон в «сервергейте», чтобы ее не обвинили в уголовном преступлении.

Всем этим уже год занимаются четыре комитета Конгресса, слушания в которых иногда наводят на мысли, что они идут не в двух палатах, а в палате номер шесть. На сегодня там разбирают два варианта сговора с Кремлем либо избирательной команды Дональда Трампа, либо команды Хиллари Клинтон, а точнее, администрации Барака Обамы в поддержку ее кампании. Фрэнсис Бакли сравнивает примкнувшего к этой разборке Роберта Мюллера  не с дотошным  инспектором Жавером из романа Гюго «Отверженные», а скорее с неуклюжим инспектором Клюзо из кинокомедии «Розовая Пантера», который постоянно ломится в открытую дверь и ищет то, что лежит напоказ.  

При этом отмечает Бакли, бывший директор ФБР не дурак, и ему известно все, что знают все, и даже больше. И, конечно, Мюллер знает, чего ждать от промежуточных выборов в ноябре этого года, когда, повторяю, республиканцы представят избирателям список конкретных достижений администрации Трампа, а демократы — требование импичмента президента со своими доказательствами его вины, и прежде всего, в сговоре с «русскими». Самым весомым доказательством может стать вывод комиссии Роберта Мюллера, и хотя предполагается, что специальный прокурор совершенно аполитичен, сейчас такого не получится, так как работу его комиссии демократы считают основным предвыборным козырем. Сохранить репутацию независимого расследователя он может разве что волокитой, которую принято называть кропотливостью, но это вряд ли. Фрэнсис Бакли полагает, что зарегистрированный республиканец Мюллер склонен считать себя беспартийным либералом по примеру моего любимого радиоведущего Вадима Ярмолинца. При этом он так же честен, и в Белом доме надеются, что вместо волокиты Мюллер свернет работу своей комиссии задолго до ноября.

А Дональд Трамп, которому, по мнению Бакли, присущи «твердость и благоразумие, энергия и такт», 28 декабря дал интервью корреспонденту New York Times Майклу Шмидту в своем флоридском гольф-клубе. «Думаю, что Боб Мюллер будет честным, и все узнают, что сговора не было», – сказал президент и пояснил, что в начале декабря смотрел интервью известного гарвардского правоведа Алана Дершовца сетевому изданию Slate. «Он либеральный демократ, – продолжал Трамп. – Я его не знаю. Он либеральный демократ. Я смотрел Алана Дершовица, он сказал, номер 1, что никакого сговора нет, номер 2, что сговор — не преступление, но даже если преступление, то сговора нет. И сказал это очень уверенно. Я его видел несколько раз. Никакого сговора нет, и даже если есть, это не преступление. Так далеко я даже не заходил». На следующий день Дершовиц появился в программе FOX News и пожаловался ведущей Триш Рейган, что либеральные друзья перестали звать его на обед. «Они думают, будто я поддерживаю Трампа, – сказал 79-летний Алан Дершовиц. – А я просто говорю с точки зрения закона. Если президенту нравится то, что я говорю, отлично, но сказанное мной завтра может не понравиться. Я адвокат главенства закона и адвокат Конституции».

tel:18448717842

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 8, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0