Еврейский летописец

0

Задумав труд «Историю евреев с древних веков до настоящего времени», ставший главным в его жизни, Генрих в 1872-м посетил Палестину с целью сбора материла о начальном периоде в судьбе народа, сформировавшегося на пути к Земле Обетованной.

Авторы исторических трудов делятся на две категории: одни готовы переписать историю и представить те или иные события минувшего так, как это угодно заказчикам; другие, для которых истина дороже любого гонорара, стремятся донести до современников и сохранить для потомков историческую правду. К числу последних относился Генрих Грец, талантливый исследователь, о котором в знаменитой «Еврейской энциклопедии Брокгауза и Ефрона» сказано, что он «завоевал выдающееся место на различных поприщах иудаизма». В нынешнем году исполнилось 200 лет со дня его рождения.

На свет Генрих появился в городке Ксионсе Познанской провинции (ныне — Ксёнж-Велькопольский, Сьремский повят Великопольского воеводства) в семье мясника. Но каждый еврейский лавочник в ту пору, надеясь, с одной стороны, что сыновья станут помощниками им в добывании хлеба насущного, с другой, старался в меру возможностей поощрять способности к учебе, если таковые выявлялись у отпрысков. И Генрих начал постигать премудрости Талмуда, знакомиться с художественными произведениями еврейских авторов. В пятнадцать(!) лет он уже и сам написал на иврите сочинение, посвященное иудейскому календарю. Многие образованные его соплеменники становились раввинами, и юноша, решив последовать их примеру, отправился в Познань. Но там в большей степени увлекся светскими науками, овладев латынью и древнегреческим.

Генрих Грец. Фото: Википедия

Генрих Грец. Фото: Википедия

В 1835 году Грец вознамерился поехать в Прагу, узнав, что в университет там зачисляют без предварительного гимназического экзамена. Но у молодого человека не было денег даже на то, чтобы уплатить пошлину, взимавшуюся за пересечение границы… Через два года после пограничного конфуза Грец отправился в Ольденбург, куда его пригласил известный раввин Самсон Рафаил Гирш. При этом Генрих четко представлял себе, куда он направляется и почему: сочинения ребе Гирша, с которыми молодой человек ознакомился, произвели на Греца сильное впечатление. За три года под руководством авторитетного наставника его подопечный существенно углубил свои знания. В 1840 году Грец переехал в Острово, где ему была предложена роль домашнего учителя. В 1842-м получил особое разрешение посещать занятия в Бреславльском университете, не подвергаясь предварительной проверке знаний на уровне, необходимом для получения аттестата зрелости. В университете Грец изучал преимущественно восточные языки и гегелевскую философию. Постепенно он начал отходить от крайней ортодоксальности, приближаясь к умеренному религиозному либерализму. К этому времени относится появление первых его научных и литературных публикаций. Генрих выступил с обстоятельной рецензией на сочинение теолога, раввина и издателя, одного из лидеров еврейского реформистского движения XIX века Авраама Гейгера «Учебник языка Мишны». Рецензия Греца обратила на себя внимание еврейского ученого мира. Свою университетскую диссертацию Генрих посвятил теме «Гностицизм и иудаизм», удостоившись степени доктора наук. Успешно сдав экзамен на право вести преподавательскую деятельность, Грец учительствовал в Бреславле (ныне — Вроцлав) и Лунденбурге (ныне — Бржецлав), читал в Берлине лекции по еврейской истории для будущих раввинов. Позднее, когда в Бреславле открылась семинария, Генриха пригласили туда в качестве доцента. Он согласился, но с предварительным условием — если место ректора займет Захария Франкель, ученый-гебраист с опытом руководства общинами в Дрездене и Лейпциге. Это пожелание Греца, совпавшее с интересами организаторов теологической семинарии, было выполнено.

С 1869 года в звании профессора Генрих Грец работал в Бреславском университете. На протяжении длительного времени он был постоянным автором и редактором ряда периодических печатных изданий. В Бреславе Грец написал почти все свои значимые труды.

Но сугубо кабинетным ученым он не был. Есть основания утверждать, что Грец с большим сочувствием относился к проникавшим уже в массы сионистским идеям, а это в теологической среде воспринималось как противоречие догмам иудаизма. Задумав труд «Историю евреев с древних веков до настоящего времени», ставший главным в его жизни, Генрих в 1872-м посетил Палестину, с целью сбора материла о начальном периоде в судьбе народа, сформировавшегося на пути к Земле Обетованной.

О масштабах «Истории» Греца можно судить по тому, что работал он над ней четверть века, уложив свой труд в 11 томов (позднее издание приобрело 12-томный вид). Причем начинал не с первого тома, а с четвертого, охватившего период еврейской историю со времен утраты иудеями своего государства и до написания Вавилонского Талмуда.

Соответственно, предшествовавшие исторические этапы уложились в три начальных тома. Библейские источники автор труда принимал как исторически достоверные, а при описании событий эпохи Второго Храма использовал как труды Иосифа Флавия, так и критические толкования талмудических и новозаветных текстов. В заслугу Грецу следует отнести то, что он впервые использовал широкий круг печатных источников на разных языках, в том числе — новейшие в то время труды по всемирной истории. Ученый проявил себя не только мастером историко-филологического анализа, но и продемонстрировал завидную научную интуицию. Ряд сделанных им предположений подтвердили документы, найденные в Каирской генизе уже после его смерти. Путь, пройденный еврейским народом после разрушения Второго Храма, рассматривается Грецем как поступательный процесс развития основополагающих идей иудаизма, в которых доминирует рациональное начало. Отсюда — негативное отношение автора к Каббале и хасидизму, с одной стороны, а с другой — к зародившемуся при Греце реформистскому движению в иудаизме. Все это представлялось историку чужеродным. Главу об Иисусе Герман Грец написал в весьма сдержанной тональности, на основе евангельского повествования. Критически анализируя все совершенное христианской церковью против евреев, Грец пришёл к выводу о неспособности христианства как религиозного и этического учения служить основой прогрессивного общества.

Эта позиция исследователя вызвала гнев среди христиан и недовольство ассимилированных евреев. Но угождать всем, не греша перед собственной совестью, практически невозможно. Важно указать и на тот факт, что Грец, бесспорно, обладал довольно обширными общеисторическими знаниями, несомненным достоинством его сочинения является именно то, что еврейская история излагается им на более масштабном фоне — исторического пути всего человечества. К тому же капитальный по своей сути труд был написан автором не сухим энциклопедическим языком, а в доступном, более того — захватывающем читателей изложении. Что же касается минусов, то указывать на недостатки через почти две сотни лет после того, как труд был написан, и легко, и трудно.

Мы-то живем в эру интернета, да и за двести лет наука, в том числе историческая, продвинулась далеко вперед. Не все части еврейской летописи Греца равноценны по своей значимости, но это было неизбежным при огромном труде, выполненном в одиночку, при отсутствии достаточного в то время количества материалов по определенным периодам еврейской истории.

Наиболее обстоятельно Генрихом Грецем описана политическая история народа, к которому он принадлежал. Что же касается культурной жизни евреев в разные времена, то она освещена на духовном уровне, с указанием на различные идейные течения в иудаизме. «Учить и скитаться, мыслить и страдать, познавать и терпеть — вот задача еврейства в этот обширный период», — указывает автор в предисловии к четвертому тому «Истории», выражая тем самым собственный взгляд на многовековый период жизни евреев в изгнании.

Грец довел свою «Историю» до второй половины XIX века, правда, под конец, сконцентрировавшись на истории евреев лишь Западной Европы, и по преимуществу — Германии. Но это не умаляет достоинств его труда, равнозначного научному подвигу. Сочинение Генриха Греца произвело сильнейшее впечатление на современников, всколыхнув общественность и оказав определяющее влияние на дальнейшее развитие еврейской исторической науки. Его «Историю» с немецкого языка перевели на иврит и идиш, русский, английский, французский и другие языки.

Сокращенный вариант сочинения Греца «Популярная история евреев» получил широкое распространение во многих странах. Нам известны несколько полных изданий монументального труда, а отдельные тома были выпущены в качестве самостоятельных книг по четыре раза. Наряду с историческими исследованиями Грец углубленно занимался и анализом ТАНАХа, в особенности, — критическим исследованием текстов. Он заставил говорить о себе предложенными им смелыми исправлениями, которые считал вполне обоснованными, хотя порою и допускал в своих предположениях ошибки. Но от них ведь не застрахован ни один ученый…

Помимо «Истории евреев» Грец написал немало историко-критических статей, публиковавшихся в периодике и собранных затем в отдельной книге. В 1888 году он был избран почётным членом Испанской королевской академии наук в Мадриде.
Из жизни он скоропостижно ушел 7 сентября 1891 года в Мюнхене, где находился проездом. Его тело погребли на еврейском кладбище во Вроцлаве. Ни труды его, ни его имя не забыты. А еврейская история продолжается, и творится она, начиная с 1948 года, в первую очередь там, куда вернулся народ Книги, возродив у своих древних истоков еврейское государство.

Фрэдди ЗОРИН

«Время евреев» (приложение к израильской газете «Новости недели»)

Isrageo.com

yrcomcast_q317_adid-226527_4-6x3

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0