Америка. Угроза с неба

0

В мае 2016 года в Колорадо-Спрингс состоялась церемония вступления в должность командующего Объединенным командованием аэрокосмической обороны Северной Америки (NORAD) и Северным командованием вооруженных сил США генерала ВВС США Лори Робинсон. Впервые эту должность заняла женщина в генеральском звании.

Видимо, в Пентагоне решили, что женщина-командующий NORAD сумеет заставить забыть тот факт,  что успех террористической атаки 11 сентября 2001 года был еще и результатом провала не только работы спецслужб США и системы обеспечения безопасности гражданской авиации. Он свидетельствовал также, что противовоздушная оборона Северной  Америки оказалась неспособной защитить территорию страны от новых форм воздушного нападения.

В тот день, как, впрочем, и сегодня, американские силы и средства ПВО являлись частью мощной системы NORAD, призванной защитить США и Канаду от воздушного нападения извне. Специально подчеркиваю это, потому что воздушная атака изнутри оказалась для NORAD полной неожиданностью.

Поскольку NORAD заведомо ориентирована на борьбу с внешним противником, ее системы не контролировали перелетов гражданской авиации, этим занималось Федеральное Управление Гражданской Авиации (ФУГА). Причем, режим сопровождения был пассивным, поэтому после отключения террористами 11 сентября транскодеров, определяющих место и номер рейса, отметка цели исчезала с экранов  гражданских диспетчеров. Из-за отсутствия взаимодействия между ними и службами NORAD режим активного обнаружения захваченных террористами авиалайнеров не осуществлялся вообще, что и привело к полной их потере.

А могли ли дежурные силы американской ПВО перехватить хоть один из этих самолетов? Первый из них вылетел из Бостона в 8.00 утра и нанес удар через 48 минут. Второй стартовал оттуда же в 8.15 и врезался в южную башню ВТЦ в 9.03.

Первая пара истребителей Ф – 15 взлетела с авиабазы Отис (шт. Массачусетс) в 8.53 и появилась над Нью-Йорком в 9.16. Они опоздали на 13 минут, и в данном случае система ПВО продемонстрировала полное бессилие парировать террористический удар по финансово-экономическому сердцу Америки.

Третий «Боинг» вылетел из Вашингтона в 8.10., через 40 минут был захвачен террористами и таранил Пентагон в 9.43. Этот лайнер около 20 минут находился в зоне досягаемости тех истребителей, которые барражировали над Нью-Йорком, и, поскольку уже было известно о таранах ВТЦ, – вполне могли его сбить.

4Однако и он не был перехвачен. Потому что террористы отключили систему опознавания, а диспетчеры ФУГА и тогда не сумели правильно оценить ситуацию. Что же касается военных, то они вообще не были поставлены в известность.

Дольше всего – 2 часа 10 минут – находился в воздухе 4-й «Боинг», вылетевший из аэропорта Ньюарк. Из этого времени он почти 45 минут был в пределах досягаемости истребителей-перехватчиков, вплоть до того момента, когда пассажиры набросились на шахидов и самолет рухнул неподалеку от Питтсбурга. Однако и за это время, уже после трех таранов, не был введен предусмотренный правилами режим строжайшего контроля воздушного пространства. Несмотря на чрезвычайные обстоятельства, самолеты дальней разведки AWACS поднялись в воздух только через 2 часа после таранов. И хотя приказ уничтожать захваченные террористами самолеты должен был сработать в отношении последнего «Боинга», даже этого не произошло.

Как видим, существовавшая до 11 сентября система американской ПВО продемонстрировала полнейшую неготовность к срочным и эффективным действиям в экстремальной обстановке. Что же предпринято после этого вполне очевидного провала важнейшей оборонной структуры США?

Буквально через несколько дней началась глобальная операция сил ПВО, получившая название «Благородный орел» (ОБО) – всеобъемлющая государственная акция, призванная надежно защитить  Америку от любого воздушного нападения, безотносительно – извне или изнутри.

Также предусмотрено использование системы, состоящей из аэростатных радиолокационных постов. Стоит отметить, что она особенно эффективна в южной части страны, где работает совместно с пограничной службой США, отслеживая маловысотные легкомоторные самолеты, которые часто используются для транспортировки наркотиков через границу с Мексикой.

Главное, пожалуй, в ОБО – на систему NORAD теперь возложена новая задача – осуществление контроля – радиолокационного и авиационного – воздушной обстановки над континентальной частью США и Канады. Для этого привлечены дополнительные радары, стационарные и мобильные, введено постоянное дежурство в воздухе истребителей и самолетов AWACS, втрое увеличено количество дежурных перехватчиков на авиабазах.

Наконец, установлен новый порядок принятия решений на применение оружия против захваченных террористами самолетов. Теперь его может принять не только президент США, но и – в экстренных случаях  – командующий континентального района зоны ПВО.

Было принято решение о новом порядке боевого дежурства истребителей-перехватчиков над крупнейшими городами страны. Всего к этому предприятию теперь привлечено 30 авиабаз (11 сентября 2001 года их было семь), на которых базируется восемь эскадрилий истребителей-перехватчиков, в том числе – четыре Национальной гвардии США и две канадских, всего 130 перехватчиков и 8 самолетов дальней радиоразведки АWACS. На дежурных авиабазах в постоянной готовности к немедленному взлету находится пара истребителей с экипажами. Ответственность за прикрытие столицы США возложена на 113 авиакрыло ВВС Национальной гвардии, дислоцированное на авиабазе Эндрюс (шт. Мэриленд). В начале текущего года в операцию «Благородный орел» была включена 27 авиаэскадрилья, оснащенная  самолетами 5-го поколения  F – 22 «Рэптор».

5В системе постоянного дежурства действует 127 радиолокационных постов. В общей сложности их обслуживают 11 тысяч военнослужащих, более половины которых – национальные гвардейцы, то есть, призванные из резерва гражданские мужчины и женщины. Но все равно обеспечить создание абсолютного радиолокационного поля над Североамериканским континентом они не в состоянии. Таким образом, сегодня  NORAD весьма далек от тех параметров, которые имел он в прошлом веке.

Между тем, еще 25 лет назад эта система объединяла в группировке  сил США и Канады около 3 тысяч истребителей,  до 6 тысяч комплексов зенитных ракет и артиллерийских орудий, мощные радарные устройства и более 200 тысяч военнослужащих. Тогда она дислоцировалась на 300 военных базах, в ее состав входили четыре воздушные армии. Командующему NORAD предоставлялось право подчинять себе для решения срочных оперативных задач любые подразделения  ВВС, сухопутных войск, флота и морской пехоты, которые находились в зоне активности средств его командования.

Однако в 80-х годах началось резкое сокращение сил ПВО, были сняты полностью все зенитно-артиллерийские системы и большая часть  ракетных комплексов, существенно снизилось число дежурных авиаполков. Причины четко обозначены в заявлении бывшего министра обороны США Шлесинджера:  «Поскольку мы не в состоянии обеспечить защиту наших городов  от стратегических ракет, незачем и пытаться защитить их от сравнительно малых сил советской бомбардировочной авиации». Вот, оказывается, в чем дело! Вся система NORAD ориентировалась исключительно на противодействие советской массированной  авиаракетной атаке. И если исчезал какой-либо из ее компонентов – сокращался и противостоящий ему элемент системы NORAD.

После ряда все более радикальных сокращений осенью 2001 года ПВО Североамериканского континента состояло лишь из группировки истребительной авиации Национальной гвардии США и Канады. До 11 сентября на боевом дежурстве в 15-минутной готовности к вылету на всем континенте привлекались не более 6 перехватчиков. Остальная  часть самолетного парка ПВО имела лишь 3-часовую готовность в ангарах на местах постоянной дислокации.

И в «черный вторник» вся система NORAD оказалась в ситуации, когда примененный террористами сценарий не только не предусматривался в боевых алгоритмах и программах действий, но и никогда даже не проигрывался в штабных тренировках дежурных подразделений  авиации и радиоразведки. К сожалению, и сегодня, через 16 лет, нет полной уверенности  в абсолютной надежности сил, развернутых в ходе операции «Благородный орел».

Между тем, насыщенность воздушного пространства за прошедшие годы значительно увеличилась. В настоящее время система NORAD ежедневно отслеживает до 7 000 воздушных объектов, которые приближаются и входят в воздушное пространство Соединенных Штатов. Одновременно над территорией  страны может находиться  более 10 000 воздушных судов. В течение суток в аэропортах выполняется около 80 000 взлетов и посадок самолетов только внутренних рейсов.

По мнению военного руководства США, ныне действующая система контроля воздушного пространства позволяет отслеживать все передвижения по воздушным трассам и немедленно реагировать на любые отклонения от маршрутов, особенно, если самолеты приближаются к запретным зонам. А такие отклонения исчисляются сотнями. К примеру, только в 2014 году патрульные истребители более 550 раз направлялись на сближение с коммерческими и частными самолетами, которые сбились  с курса или отключили систему опознавания «свой – чужой».

Можно ли, однако, с полной уверенностью заявить, что воздушная безопасность страны кардинально улучшилась после теракта «черного вторника», и служба ПВО сегодня находится на должной высоте? К сожалению, остаются нерешенными весьма серьезные вопросы. В первую очередь – проблемы объектовой ПВО.

Конкретно это выражено в президентской директиве: «Рассмотреть  возможность организации объектовой ПВО важнейших военных и гражданских объектов национальной инфраструктуры средствами видов вооруженных сил США».

Вопрос этот – важнейший! – и сегодня находится лишь в стадии рассмотрения возможностей, а срок его осуществления вообще не указан. Между тем, на территории США  функционируют более 4500 сравнительно небольших частных аэродромов, которые почти не контролируются федеральными органами. На них базируются, по различным данным, от 26 до 30 тысяч летательных аппаратов, в том числе – и реактивных. Это, конечно, не многотонные лайнеры, но в качестве снаряда для исламских фанатиков многие из них вполне пригодны. А уж они-то применили бы такую «сессну» для поражения атомных объектов, химических комбинатов, плотин, мостов. Да мало ли чрезвычайно важных объектов в нашей богатой стране!

Но, почему же, в таком случае, их безопасность пока отложена в «долгий ящик»? Все дело в том, что само понятие «объектовая ПВО»  исчезло даже из американской военной терминологии еще 25 лет тому назад. Тогда же было снято единое радиолокационное поле над Североамериканским континентом, ликвидированы или проданы зенитно-ракетные комплексы «Найк» и «Хок». Восстановить же порушенную систему объектовой ПВО, как понимаете, отнюдь не просто и дорого. Вот и ограничиваются паллиативами – воздушным патрулированием, укреплением взаимодействия с ФУГА, усилением наземной охраны и т.д.

Между тем, существует вполне реальная возможность сравнительно просто и недорого, а главное – в достаточно короткий срок создать систему объектовой ПВО на территории США. Ведь главная препона для этого – отсутствие в готовности для немедленного развертывания в позиционных районах стационарных зенитно-ракетных комплексов, вроде тех, что имелись прежде.

На первое  января 2017 года в системе войсковой ПВО Национальной гвардии США насчитывалось 20 отдельных зенитно-ракетных дивизионов, оснащенных 703 зенитно-ракетными установками (ЗУР) типа «Авенджер» и 483 зенитно-ракетных комплекса (ЗРК) типа «Пэтриот».

Поскольку соединения Национальной гвардии США дислоцируются  на территории страны, то  тех зенитно-ракетных пусковых установок, которые имеются «под рукой», вполне достаточно, чтобы в течение короткого времени развернуть в позиционных районах вокруг стратегически важных военных и социально-экономических центров США достаточное количество средств объектовой ПВО.

Это тем более реально, что все такие ЗУР и ЗРК мобильны, они на колесах и могут прибыть куда прикажут за несколько дней, а то и часов. Их радары вполне успешно перекроют возможные прорехи в радиолокационном поле страны, а ракеты способны немедленно сбить любой летательный аппарат, который войдет в запретную зону, прикрываемую этими системами.

Но сегодня на боевом дежурстве в позиционных районах развернуты лишь две батареи ЗУР «Авенджер» – 12 четырехствольных установок. Они охраняют от воздушного нападения здание Конгресса США и Белый дом, где живет наш президент. Стоит отметить, что хотя на территории США есть площадки для развертывания ЗРК «Пэтриот», эти комплексы используются только за пределами страны.

Около половины всех комплексов «Пэтриот» развернуты на территории Европы, Южной Кореи и Ближнего Востока. На территории США почти все «Пэтриоты» находятся в местах хранения или дислокации: базы Форт Силл, Форт Блисс, Форт Худ, Редстоунский арсенал. Их не используют для боевого дежурства на постоянной основе на территории страны.

Вашингтон защищают три пусковых установки норвежско-американского ЗРК NASAMS. Этот противовоздушный комплекс использует авиационные ракеты AIM-120 AMRAAM. Его разработкой с 1989 по 1993 годы занимались американская Raytheon и норвежская Norsk Forsvarteknologia. Комплекс создавался для замены ЗРК «Improved Hawk». Основное предназначение – противодействие маневрирующим аэродинамическим целям на средних высотах. Его дальность: 2.5 – 40 километров, а высота поражения – 0.03 – 16 километров, что позволяет сбить нарушителя еще до того как он приблизится к Белому дому.

Вполне очевидно, что делая ставку на истребители-перехватчики, невозможно гарантировать абсолютную защиту от воздушной угрозы для важных объектов. Поэтому в США еще только работают над возрождением объектовой ПВО и созданием сплошного радиолокационного поля. В восьмилетие власти Обамы эти работы продвинулись незначительно – в связи с неудовлетворительным финансированием. Трамп обещал резко активизировать процесс. Ну что ж! Поживем – увидим…

Марк Штейнберг

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0