Красный-красный. Недельная глава Торы «Толдот»

0

После двадцати лет бесплодного брака у Ицхака и Ривки рождаются близнецы Эсав и Яаков. Б-г сообщает Ривке, что ее трудная беременность — это прелюдия к грядущему конфликту между потомками близнецов — Римом и Израилем.

Эсав вышел первым из утробы матери; вслед за ним, держась за пятку брата, — Яаков. С возрастом разница между братьями становится все заметнее. Эсав — охотник, отличается необузданным нравом, а Яаков — «человек кроткий, сидящий в шатрах» Торы. В день похорон их деда Авраама Эсав бездумно продает свое первородство Яакову за приготовленное им траурное блюдо — чечевичную похлебку.

Ицхак хочет уйти в Египет, чтобы переждать там голод, охвативший Ханаан, но Б-г напоминает ему, что после жертвоприношения на горе Мориа он наделен особой святостью, и ему нельзя покидать Святую землю. Ицхак поселяется с Ривкой в Граре, стране филистимлян, и выдает свою жену за сестру, чтобы защитить ее от посягательств местных язычников. Разбогатев на чужбине, Ицхак вызывает зависть филистимлян, и местный царь Авимелех изгоняет его. Покинув Грар, Ицхак восстанавливает три колодца, выкопанных его отцом. Эти колодцы символизируют три будущих иерусалимских Храма: два из них, как и колодцы, будут разрушены, а третий сохранится навечно. Авимелех понимает, что Ицхаку покровительствует Б-г, и предлагает ему заключить союз.

Прошли годы. Чувствуя приближение смерти, Ицхак призывает к себе Эсава, чтобы благословить его. Однако Ривка убеждает Яакова прийти к слепому отцу и, выдав себя за брата, получить это важное благословение. Хитрость удалась: Ицхак благословляет Яакова, думая, что это Эсав. Разгневанный Эсав жалуется отцу на обман, вспоминая заодно и о проданном первородстве, но Ицхак понимает теперь, что Яаков больше ценит духовную миссию семьи, и подтверждает необратимость своих слов. Эсав грозит убить Яакова, и Ривка отправляет младшего сына к своему брату Лавану в Падан-Арам, чтобы он переждал там гнев Эсава и заодно подыскал себе жену.

***

И сказал Эсав Яакову: «Дай, пожалуйста, хлебнуть мне этого — этого красного: устал я!» (25:30).

Инфантильность — одна из характерных черт современного общества. Она проявляется практически везде. Например, в стремлении масс верить любым домыслам, даже самым глупым, средств массовой информации и зачастую несбыточным обещаниям политиков перед выборами.

Еще один пример — телесериалы. Глупые сюжеты и еще более глупые персонажи, которые всего за пару минут находят выход из любовного треугольника (обычно перед минутным перерывом на рекламу). Однако миллионы взрослых детей наивно и доверчиво сопереживают таким «страданиям», а когда главный герой умирает, присылают венки в телестудию (такие случаи действительно бывали).

Еврейские мудрецы говорят, что мы живем сегодня в мире Эсава. Это поверхностный мир, где главное не содержание, а внешняя форма. Яаков, еврейский народ, отвергает поверхностное мироощущение. Его задача — довести до сознания человечества, что кроме той реальности, которую видят наши глаза, есть и другая, истинная реальность, что есть Б-г на свете и что Он — един и всемогущ.

Эсав и Яаков образуют симбиоз противоположностей. Они подобны качелям на детской площадке. Если один поднимается, то другой обязательно спускается. Их одновременный взлет или падение попросту невозможны.

Мы учим это правило из стиха сегодняшнего раздела Торы: «И ответил ей (Ривке) Г-сподь: «Два народа в утробе твоей и две общности разделились в тебе…; и одна будет стараться стать сильнее другой, и старший будет служить младшему» (25:23).

Примитивный склад мышления Эсава проявился в тот момент, когда он пришел к Яакову, который готовил чечевичную похлебку в знак траура по только что умершему их деду Аврааму, и потребовал: «Дай хлебнуть этого красного варева».

Почему Эсав называет чечевичную похлебку красным варевом? Почему не называет ее по имени? Потому что его интересует только ее внешний вид, а не кулинарные достоинства.

Однажды к раву Шаху, духовному лидеру еврейства Торы, привели маленького мальчика. Великий мудрец достал два заранее припасенных леденца на палочке и спросил юного гостя: «Ты какой леденец хочешь — красный или зеленый?»

Личный секретарь с долей сарказма спросил рава: «Неужели Рош-иешива хочет научить этого ребенка быть Эсавом?»

Рав Шах ответил: «Он еще маленький. Поэтому его больше интересует, как вещи выглядят, а не что внутри. Проблема Эсава состояла в том, что он так и не вырос. Он вел себя, как ребенок и до конца своей жизни не стал взрослым».

Повелитель простоты

«А Яаков был простым человеком, сидящим в шатрах» (25:27).

Рассказывая о Йосефе в своем очерке «Четыре сына», выдающийся деятель сионизма Владимир (Зеев) Жаботинский так охарактеризовал его отца Яакова: «Умный и хитрый человек был Иосиф, истинный сын отца своего Яакова, того самого, который так ловко обошел и собственного родителя, и брата, и тестя, что антисемиты… называют его «первым жидом на земле»… Умел Яаков и хитрить, умел и бороться — с самим Б-гом боролся лицом к лицу всю ночь до зари, и остался непобежденным; умел и любить: четырнадцать лет служил батраком за любимую женщину. Был это удалой человек, на все руки мастер, и купец, и боец, и рыцарь, и судья, хищный и благородный, осторожный и отважный, расчетливый и сердечный — настоящий человек, широкий, с великими доблестями и недостатками, с душой, как семицветная радуга, или как арфа, на которой все струны. Жизнь его была и осталась самой увлекательной поэмой, какая только рассказана была на земле».

Поэма о жизни нашего третьего праотца Яакова начинается в этом разделе «Толдот» и завершится в конце книги «Берешит». В семи разделах описана жизнь Яакова и его семьи: противостояние с братом Эсавом и похищение первородства и отцовского благословения, жизнь у Лавана, женитьба на его дочерях Лее и Рахели, рождение сыновей, основателей двенадцати колен Израиля, возвращение на родину, смерть Рахели, вражда между братьями и продажа любимого сына Йосефа в египетское рабство, возвышение Йосефа при фараоне, приход братьев в Египет и воссоединение семьи, смерть Яакова и его благословения-напутствия сыновьям.

«А Яаков был простым человеком (иш там)», — сказано в «Толдот». Слово «там» означает также кроткий, чистосердечный. Но ведь только что Жаботинский сообщил, и Тора это подтверждает, что простота и покладистость отнюдь не характерны для нашего праотца. О чем же идет речь?

Человек должен владеть своими качествами и склонностями, уметь пользоваться ими в нужном месте и нужным образом. Иногда ради важной цели требуется проявить свое «плохое» качество, как говорили мудрецы: «Тот, кто милосерден, когда должен быть жесток, неизбежно будет жестоким там, где требуется милосердие» («Коэлет Раба», гл.7). Истинно праведный человек по натуре добр, милосерден, но в нужные моменты он решителен и суров.

В пример можно привести пророка Шмуэля, который собственноручно убил плененного в сражении царя амалекитян Агага, помилованного накануне первым еврейским царем Шаулем. Пророк исправил ошибку царя: «И рассек Шмуэль (мечом) Агага перед Г-сподом в Гильгале» (Шмуэль I, 15:33). Но было уже поздно: Агаг провел ночь с женой и успел продолжить свой род. Среди его потомков было много гонителей еврейского народа, в том числе Аман, чуть не истребивший всех евреев Древней Персии (в память о чудесном спасении от его черных замыслов мы отмечаем праздник Пурим). Проявив необходимую твердость и даже жестокость в том памятном эпизоде, Шмуэль, тем не менее, вошел в еврейскую историю как величайший мудрец и праведник — «милосердный, скромный и готовый прийти на помощь ближнему». В свою очередь, неоправданное великодушие к заклятому врагу не помешало впоследствии Шаулю жестоко казнить восемьдесят священников-коэнов в городе Нов.

Яаков был «иш там» — повелитель простоты, а не просто «там», простак, глупец, в том смысле, что он владел своими качествами, не позволяя им стихийно влиять на его поведение. Другими словами, он предпочитал вести с людьми открытый, честный диалог — таков был его принцип, но не давал обманывать себя и злоупотреблять своей открытостью. Когда речь шла о таком сверхважном деле, как получение благословения для потомков, которого — он знал — мы, евреи, заслуживаем больше, чем дети Эсава, Яаков был готов вместе с проницательной и отважной Ривкой обмануть своего заблуждавшегося отца. Когда Лаван обманным путем навязал ему в жены Лею вместо Рахели и вынудил работать за Рахель дополнительные семь лет, Яаков счел себя вправе восстановить справедливость с помощью хитрости: он бежал из дома тестя с семьей, забрав с собой честно заработанных овец.

Короче, Яаков был кротким и прямодушным лишь там, где это было уместно, но при необходимости мог перехитрить любого обманщика.

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0