Гори, гори, моя звезда. Недельная глава Торы «Лех Леха»

0

В десятом поколении после Ноаха на свет появляется Аврам (впоследствии Авраам), будущий основоположник этического монотеизма, впервые осознавший, что миром управляет его Творец, Высший Разум — Единый Б-г.

В награду за этот интеллектуальный подвиг, совершенный в языческом окружении, Всевышний «открывается» Авраму и велит ему отправиться в неведомую страну, где от него произойдет великий народ. Аврам уходит вместе с женой Сарай (впоследствии Сара), племянником Лотом, слугами и учениками в Ханаан, где Б-г сообщает ему, что эта земля будет отдана его потомкам. Вскоре в стране начинается голод, и Аврам уходит в Египет. Зная дикие нравы египетских варваров, и опасаясь, что красота Сарай погубит его, он выдает жену за свою сестру. Сарай приводят к фараону, но

Б-г поражает египтян тяжелыми язвами, и они отпускают пленницу, не тронув ее. Аврам и Сарай возвращаются со своими спутниками в Ханаан со щедрыми дарами от египтян и многочисленным скотом. Лот отделяется от Аврама из-за ссоры, вспыхнувшей между их пастухами, и поселяется в долине Иордана, в процветающем, но насквозь порочном городе Сдоме. Между местными царями начинается война. Сдом побежден, и Лот попадает в плен. Аврам бросается ему на выручку с горсткой верных людей и одерживает победу. Он освобождает племянника, но отказывается от военных трофеев. Б-г сообщает Авраму в мистическом видении, что его потомки будут порабощены четыреста лет в чужой стране, но затем выйдут из плена «с большим достоянием» и вернутся в Эрец-Исраэль (Ханаан). Сарай бесплодна, и она дает Авраму свою служанку Агарь, чтобы та родила им ребенка.

Забеременев, Агарь ведет себя заносчиво. Сарай проявляет строгость, и Агарь уходит из дома, но затем возвращается по велению ангела и рожает Ишмаэля. Б-г дает Авраму и его потомкам заповедь обрезания как знак союза с Ним, меняет имя Аврам на Авраама, а Сарай — на Сару и обещает 99-летнему патриарху, что его 90-летняя жена вскоре родит ему сына Ицхака, его истинного преемника. В тот же день Авраам совершает обрезание себе, 13-летнему Ишмаэлю и всем другим мужчинам в своем доме.

***

«И вывел (Б-г) его наружу, и сказал: «Взгляни-ка на небо и сосчитай звезды — сумеешь ли ты их сосчитать?» И сказал ему: «Таким же (многочисленным) будет твое потомство» (15:5).

Авраам был настолько предан Творцу вселенной, что выполнял Его указания, даже если они казались странными, нелогичными или даже жестокими. Так, в следующем разделе мы прочтем, как Авраам, повинуясь Б-гу, повел на жертвенник своего любимого сына, который должен был стать продолжателем его миссии.

Еще задолго до жертвоприношения Ицхака Б-г велел Аврааму сосчитать звезды, и что же предпринял наш первый праотец? Он без размышлений приступил к делу: «Один, два, три…».

Творец прервал его: «Сумеешь ли ты их пересчитать?» Способен ли человек вот так «вручную», без компьютера и телескопа, сосчитать все мигающие точки на небосводе? Но Авраам был уверен, что он сможет, раз Б-г велел.

Такими же будут и твои потомки, заверил его Всевышний. Они будут выполнять Мою волю даже в самых безнадежных условиях: будут обрезать новорожденных сыновей в тоталитарном атеистическом государстве и отмечать Песах и Хануку в двух шагах от газовых камер.

Именно это качество непреклонной и безоглядной преданности Б-гу Авраам-авину передал в наследство своим потомкам — еврейскому народу, заложил в их духовный генетический код.

Мир света

Стоя под звездным небом, Авраам сделал еще одно важное открытие. Евреи, его потомки, будут подобны звездам. Хотя звезд — мириады, все они дороги Б-гу, потому что каждая звезда — это огромный мир.

То же самое и с душами. Хотя еврейских душ — мириады, Б-г дорожит каждой из них, ибо душа — это целый мир. У каждой души есть своя уникальная судьба и своя миссия. Каждая душа неповторима и незаменима.

Когда мы смотрим на звезды, они иногда сливаются в неразличимую, аморфную массу — мазок света в бескрайней черноте космоса. Но мы помним, что в любой песчинке этой массы скрыто безбрежное пространство света и тепла.

Награда за диссидентство

Есть в Торе несколько мистических эпизодов, смысл которых не могут до конца постигнуть даже самые выдающиеся мудрецы. Один из этих эпизодов — «брит бейн а-бтарим», союз, заключенный между частями рассеченных жертвенных животных. Он приведен в сегодняшнем разделе: «И вот, когда солнце зашло и стало темно, — дымящаяся печь и огненный факел, который прошел между половинками туш» (15:17).

Двадцать два года назад в этих словах было обнаружено закодированное сообщение об убийстве тогдашнего премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, совершенном как раз в ту неделю, когда читался раздел «Лех леха». Подоплека этого убийства до сих пор до конца не раскрыта, и в его обстоятельствах много странного, загадочного.

В приведенной фразе на иврите, если рассматривать ее в сплошном виде, без интервалов (именно так была изначально записана Тора и так она пишется до сих пор в пергаментных свитках, которые читают в синагогах), можно различить при иной разбивке текста и такие слова: «Эш эш ра бе-Рабин Ашем газар» — «Огонь, огонь (два выстрела) плохой в Рабина, — Б-г постановил».

Но есть в этом стихе и простое логическое несоответствие, на которое обратили внимание еще более 200 лет назад. Почему Тора употребляет здесь такое странное словосочетание «ашер авар», «который прошел», как будто она имеет в виду некое действие, совершенное печью раньше этого эпизода, хотя до сих пор речь шла о событиях данного момента, в настоящем?

Скорее всего, предположил один из мудрецов, речь идет не о печи, а о самом Аврааме. Тора намекает, что Союз между рассеченными частями был заключен с нашим праотцом в награду за его стойкость, когда, еще находясь в Уре Халдейском (Ур-Касдим), он вступил в конфликт с господствующей языческой идеологией, и местный царь Нимрод приказал бросить диссидента в огнедышащую печь. Тогда произошло чудо: Авраам вышел из печи невредимый, и вот теперь та же самая печь предстала свидетельницей его стойкости и одновременно знаком заключения исторического союза между Авраамом и Б-гом.

Печи Освенцима

РАШИ дает иное толкование образу печи, прошедшей между рассеченными частями туш. Он говорит, что это намек на четыре языческих царства (точнее, цивилизации), которые будут угнетать и преследовать евреев на протяжении веков. Все они сойдут в «гехином», ад, на который указывает печь.

Опираясь на этот комментарий, рав Борух Горович высказал предположение, что, скорее всего, Тора намекает на самую страшную из всех пыток, перенесенных нами в рассеянии — на печи Освенцима, в которых духовные наследники Нимрода сожгли сотни тысяч евреев, детей Авраама.

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0