Почему Лас-Вегас не приведет к наездам на оружие

0

Как всегда бывает в США после массовых убийств с помощью огнестрельного оружия, за трагедией в Лас-Вегасе немедленно последовали призывы к новым ограничениям на него, а то и к полному его запрещению. Как всегда, эти призывы выглядели чисто ритуально, поскольку и то, и другое маловероятно.

Единственное исключение, возможно, составят bump stocks, накладываемые на приклад приспособления, которые ускоряют стрельбу из полуавтоматического оружия, превращая его в подобие автоматического. И президент Дональд Трамп, и ряд законодателей-республиканцев, и даже Национальная стрелковая ассоциация (НСА), самое большое и влиятельное подразделение оружейного лобби, выразили готовность обдумать вопрос о запрещении этих приспособлений.  Они появились сравнительно недавно, стоят несколько сот долларов за штуку и получили путевку в жизнь при Бараке Обаме, чья администрация не нашла законных причин для их запрета, о чем, наверное, страшно жалеет.

Поскольку республиканцы сейчас контролируют Белый дом и обе палаты Конгресса, большинство инициатив по контролю над оружием политически безнадежны. Не спешат призывать к ним и законодатели-демократы, баллотирующиеся на будущий год в так называемых «красных», то есть республиканских, штатах, где оружие по-прежнему популярно в народе.

Перевыборы в 2018 году предстоят шести сенаторам-демократам из «красных» сельских штатов. Они не спешат присоединиться к своим товарищам по партии, призвавшим к новым ограничениям на оружие после Лас-Вегаса. Сенатор от Западной Вирджинии Джо Манчин, который в прошлом был одним из спонсоров резолюции об ужесточении проверок подноготной покупателей оружия, сейчас не проронил на эту тему ни слова. Демократка Хайди Хайткамп из Северной Дакоты проголосовала в Сенате против указанной резолюции, а сейчас, в период предвыборных баталий, не призывает к усилению контроля над оружием. Сенатор Клэр Маккэскилл, самый либеральный член этой шестерки, две недели отделывалась общими заявлениями. Она осуждала бойню в Лас-Вегасе, учиненную богатым пенсионером Стивеном Пэддоком, чьи мотивы до сих пор загадочны, и превозносила правоохранительные органы. Маккэскилл хорошо знает настроения у себя в Миссури, где оружие по-прежнему в чести.  В эту субботу она встречалась с избирателями, чей первый же вопрос касался контроля над оружием. Маккэскилл впервые после Лас-Вегаса пришлось высказаться на эту тему публично. Она заявила, что bump stocks разрешены законом, отметила, что даже НСА сейчас согласна рассмотреть вопрос об их запрещении, и призвала принять «разумные меры по обеспечению безопасности оружия».  Даже в Неваде, травмированной бойней в Лас-Вегасе и в последние годы тяготеющей к демократам, их кандидат в сенаторы Джеки Розен избегает призывать к контролю над оружием.

Ярые сторонники права на оружие, зафиксированного во Второй поправке к Конституции США, принимают в штыки всякую попытку это право ограничить. Они подозревают, что любая уступка лишь повлечет за собой новые требования, поскольку конечная цель ограничителей – полное его запрещение и конфискация. Тем более что призывы к отмене Второй поправки слышатся на левом фланге все чаще и громче. Левые в США все больше левеют, а правые – правеют, хотя и не так сильно. Часть консерваторов вышла в последние годы из НСА, считая ее позицию слишком соглашательской.

Новые ограничения на оружие трудно провести и потому, что, несмотря на серию массовых расстрелов последних лет, число убийств в США с середины 1990-х резко сократилось. Тогда как количество оружия в частных руках за тот же период резко увеличилось. Кроме того, эффективность ограничений на оружие, к которым призывают либералы, далеко не очевидна. Например, Стивен Пэддок, насколько известно, приобрел все свои стволы совершенно законно и прошел все положенные проверки. У него не было судимостей и очевидных признаков душевной болезни, которые бы лишили его права на оружие.

Призывы ограничить единовременный отпуск оружия в одни руки тоже не связали бы руки лас-вегасскому убийце, потому что он копил его долгое время и воспользовался лишь несколькими стволами из 23 найденных у него в номере.

Сомнения в эффективности ограничений на оружие слышатся не только справа, но и слева. «Считать, что господин, застреливший 50 человек, не сумеет обойти все законы об оружии, которые вы введете, — это крайняя иллюзия», — писал на следующий день после трагедии в Лас-Вегасе либеральный профессор университета Дрексел Джордж Сикариэлло, доказывающий, что стрелявший был расистом и сторонником «белого патриархата».

В начале октября в либеральной «Вашингтон пост» появилась статья статистика Лии Либреско, которая, по ее словам, «раньше желала, чтобы НСА перестала наконец  саботировать такие разумные меры по контролю над оружием, как запрет на штурмовое оружие (assault weapons), ограничения на глушители, сокращение вместительности магазинов и другие шаги, ставящие себе целью сделать оружие менее смертоносным».  Но затем Либреско и ее коллеги с либерального политического сайта FiveThirtyEight в течение трех месяцев изучали обстоятельства 33 тысяч  смертей от огнестрельного оружия, имеющих место в США каждый год. «Мы пытались выяснить, какие меры могли бы спасти этих людей, — пишет автор, — и по мере изучения данных доводы в пользу мер, за которые я боролась, рассыпались на глазах».  Либреско изучала последствия резкого ужесточения законов об оружии в Австралии и Британии и пришла к выводу, что они мало что говорят  о том, какие меры стоило бы принять в Америке. Ни в той, ни в другой стране запреты и покупка властями оружия у населения не привели к сокращению массовых расстрелов или других преступлений с применением оружия.

В Австралии, например, массовые убийства были прежде столь редки, что их отсутствие после скупки оружия у населения не может служить показателем прогресса, пишет автор.

Изучая другие ограничения на оружия, Либреско нашла, что никто не приходит в магазин с тем, чтобы приобрести «штурмовое оружие». По ее словам, это «выдуманная категория, включающая любой полуавтоматический ствол с двумя или более чертами, такими, как штыковая оправа, крепление для гранатомета, складной приклад или пистолетная рукоятка». Все это можно приладить и дома.

«Что до глушителей, — замечает она, — то они оправдывают свое название только в кино, где звук выстрела напоминает легкое «пх!». В реальной жизни глушители ограничивают вред, причиняемый слуху стрелка, но не делают стрельбу опасно тихой. Винтовка АR-15 с глушителем звучит примерно так же громко, как отбойный молоток».  Вместительность магазинов выглядит более многообещающей, но набивший руку стрелок способен менять их с такой скоростью, что ограничивать ее беспредметно.  Либреско пишет, что, чем дольше они с коллегами изучали предмет, тем менее очевидным  представлялась им польза ограничений для контроля над оружием.  Автор замечает в конце статьи, что она по-прежнему против оружия и не хочет, чтобы оно было у нее в доме. «Но я не могу поддерживать меры, единственным достоинством которых является то, что владельцы оружия их ненавидят», — пишет она.

Конфискация оружия невозможна пока в США в силу Второй поправки и даже в случае ее отмены будет весьма проблематична. Как показал августовский опрос NBC и газеты «Уолл-стрит джорнэл», 48% американцев говорят, что у них есть в доме оружие. Это самый высокий показатель с 1999 года, когда социологи начали об этом спрашивать. По разным выкладкам, на руках в США находятся до 350 млн. стволов, хотя чаще всего называют 320 млн. Согласно тому же опросу, 50% беспокоит перспектива того, что власти зайдут слишком далеко по части ограничения их права владеть оружием. 45%, наоборот, считают, что власти должны больше контролировать оружие. Но первые относятся к этому предмету  более страстно, чем вторые.

Требования отменить Вторую поправку раздаются все громче, но для этого требуется такой тектонический сдвиг в общественном настроении, какого на горизонте пока не видно.

Напоминают, что американцы отменили 18-ю поправку, которая ввела сухой закон. На это замечают, что она была весьма непопулярна в народе, чего пока нельзя сказать о Второй.

Отмечают, что плотины могут обрушиться внезапно, и приводят в пример легализацию однополых браков, которая еще недавно была немыслимой. На это напоминают, что их легализовал не избранный народом Конгресс, а невыбранные суды.

Об авторе

Владимир Козловский
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0