Мордобой как форма политического протеста

0

Красота многолика, и выражение ее ликам придают творцы. Признанной красотой внутреннего мира образованного человека стал роденовский «Мыслитель» — мускулистый бронзовый мужик, задумчиво подперевший рукой голову. Народу попроще красоту заповедал советский скульптор Иван Шадр, и его мускулистый бронзовый мужик не сидя, как у Родена, а присев, выламывает из мостовой увесистую каменюку, а называется эта скульптура «Булыжник — оружие пролетариата». Первого можно увидеть в музее Родена в Париже, а второго — в Третьяковской галерее в Москве. Интересно, каким окажется третий мужик, скульптуру которого ждет история в образе современного американского «антифа», то бишь антифашиста? И тут впору еще один экскурс в недалекое прошлое.

В 1988 году на экраны вышел фильм «Кабаре» с Лайзой Минелли и Майклом Йорком в главных ролях. Действие фильма начиналось в Берлине 1931 года, и певица кабаре американка Салли Боулз познакомилась с недавно приехавшим в Германию англичанином Брайаном Робертсом. И вот кадры, которых не замечаешь, увлекаясь диалогом и крупными планами героев: они идут по берлинской улице вдоль домов, стены которых сплошь заклеены плакатами коммунистов, а на одном углу ускулистые рабочие в кровь избивают щуплого мальца в коричневой рубашке со свастикой на рукаве. В Германии времен Веймарской республики все начиналось именно так, хотя закончилось совсем по-другому.

Президенту Трампу с его необузданной политакушерской одержимостью  рубить правду-матку постоянно достается за это от наших левых. Трампу не могут простить, что мексиканских нелегалов он назвал уголовниками и насильниками; в Путине признал какого-никакого человека, а не медведя; подверг сомнению женскую красоту,  а по поводу недавних событий в Шарлотсвилле, где националисты столкнулись с интернационалистами «антифа», заявил, что во вспыхнувшем там рукоприкладстве виноваты «обе стороны», среди которых есть и достойные люди. После этого борьба с  американским национализмом включила форсаж,  и в дело пошла не задумчивость роденовского мыслителя, а оружие шадровского пролетария. Посеянная Первой поправкой Конституции США свобода слова дала всходы мракобесия, и хотя, по словам Трампа, «винить следует обе стороны», выходит, что «антифа», которые  не признают Трампа президентом, поголовно хорошие, а «наци», если считать таковыми всех, кто с этим не согласен, поголовно плохие. Первая поправка затрещала по швам, но этот треск принимают за левый марш, а вторя Маяковскому, с теми, кто шагает  правой, поговорит товарищ маузер.

  Как отметила обозреватель Nеw York Post Кэрол Марковиц, в принципе, это не ново и почти всех консерваторов либералы обзывали нацистами, а президента Джорджа Буша-младшего сравнивали с Гитлером и уличные леваки-протестанты, и многие видные политики, включая конгрессмена Кита Эллисона, который сейчас «второй человек» в Национальном комитете Демократической партии. Нобелевский лауреат по экономике и левейший обозреватель New York Times Пол Кругман в своей книге «Великая ложь» (“The Great Unraveling”) изобразил Бушевского вице-президента Дика Чейни с гитлеровскими усиками из нефти. В 2008 году с нацистами сравнивали кандидата республиканцев в президенты Джона Маккейна и его напарницу Сару Пэйлин. Затем экс-губернатора Митта Ромни тоже сравнили с Гитлером, конгрессмена Пола Райана — с Геббельсом, а Никки Хэйли, которая сейчас представляет США в ООН, — с супругой фюрера Евой Браун.

  Как положено в таких случаях, в некоторых царствах-государствах критика на поголовном уровне приводит к призывам бить по головам, а затем и к самому битью. Но возможен ли в сегодняшней Америке призыв «Бей республиканцев!» на таком же уровне, как, скажем, «Бей жидов, спасай Россию»?

Пару недель назад в Сиэттле в городском автобусе был замечен пассажир со свастикой на нарукавной повязке. Его мигом сфотографировали, а снимок выставили в социальных сетях, после чего «антифа» нашли его и побили. Точно так же поступили с несколькими белыми супремасистами, которых били по лицу на радость зрителей в Интернете. Вместе с действительными белыми расистами и нацистами, каких немного, но они есть, под огонь «антифа» попали все республиканцы, и в этой «охоте на ведьм» университетские мыслители обгоняют толпу неучей.

 Для выступления умеренного консерватора Бена Шапиро в университете Беркли потребовалось 600 тыс. долларов на дополнительные меры безопасности. С другой стороны, Майк Айзексон, 29-летний профессор нью-йоркского юридического колледжа имени Джона Джея, 23 августа в своем твиттере написал: «Некоторые могут подумать, что антифашисту противно преподавать в колледже Джона Джея, но я считает честью, что учу  будущих мертвых ментов». За эти слова его отправили в оплаченный отпуск, полицейские профсоюзы вознегодовали, но за Айзексона вступился коллега Марк Брей, профессор истории в престижном частном Дартмут-колледже в Нью-Гэмпшире. Брей читает там лекции по правам человека, терроризму и политическому радикализму в современной Европе и недавно издал книгу «Антифа — пособие антифашиста». Айзексон написал в твиттере, что родители принесли ему эту книжку с дарственной надписью автора: «Не давай этим ублюдкам растоптать себя». Разъясняя свою позицию, профессор-антифашист Айзексон написал, что он против полиции как института, действующего по воле государства, которое все больше представляет оружие и тюрьмы, а не народ, которому оно должно было служить десятилетиями «.

 С тревогой или без оной, но можно отметить, что непрерывный накал антитрамповских страстей все больше уравнивает свободу слова с насилием как выражением этой свободы. Но значит ли это, что прав не мыслитель Родена, а погромщик Шадра, скульптуру которого советский художник Михаил Нестеров назвал неразрывным целым «красоты духа с вечной красотой формы»? Сравнение правой Америки с нацистами именно словом «Nazy», безусловно, вызывает исторические реминисценции и подсознательное одобрение к расправам над ними. «Я еврейка из Восточной Европы, — написала на днях  в New York Post Кэрол Марковиц, которую родители ребенком привезли в США из СССР, —  и настоящие нацисты отвечают за перемещение и уничтожения части моей семьи. И трудно, но приходится защищать свободу слова их сегодняшних двойников, которые маршировали по улицам Шарлотсвилля, скандируя: ‘Евреями нас не заменить!’ Ничего не поделаешь, этих выродков тоже нужно защищать, чтоб сохранить основное право, которое помогает гарантировать суть и будущее этой страны». Эти выродки, считает Кэрол Марковиц, стремятся разрушить наши свободы и наш гордый американский дух. Их следует решительно осуждать, но зачем при этом славить антифашистскую шпану, которая фактически помогает им?

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 8, средняя оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0