Польша, свободная от исламских террористов и проповедников ненависти

5

В прошлом году я посетил древний, красивый город польских королей — Краков. Все в городе дышит культурой и историей, западной цивилизацией. И поэтому во время моих прогулок по древним улицам я никак не мог отделаться от мысли о том, что становится уделом других крупных западных городов.

И когда на телеэкране мелькали кадры, сделанные во время теракта на Рамбле в Барселоне, я думал о том, что беззащитные пешеходы в Кракове тоже могли бы стать вполне очевидной целью для еще какого-то джихадиста, захотевшего вести священную войну с неверными. 

Тем не менее ни один турист или житель Кракова не кажется напуганным тем, что на центральной площади старого города Rynek Główny вдруг появится переживший травму ребенок-беженец без сопровождения, который примется наносить людям ножевые удары. Да, на тесной пешеходной Флорианской улице не видно ни единого бетонного блока, которые должны помешать теракту. А почему их нет? Неужели польские власти настолько же легкомысленные, как и власти Франции, Швеции и Испании? Неужели они наступают на те же грабли? 

Разумеется, никто не может утверждать, что ножи, топоры, бомбы и огнестрельное оружие в руках получившего отказ в предоставлении убежища человека так же, как когда-то в Швеции и в Финляндии, не потребуют и польской крови. Но риск очень невелик — он практически невероятен. 

Так же невероятно и то, что уличные банды молодых парней из мусульманских семей лишат государства его власти в районах польских городов, где они на деньги, выплачиваемые в качестве пособий, могут вести межплеменную войну в духе своих предков и сделать жизнь законопослушных граждан небезопасной. 

В Кракове уличная банда в духе «Loyal to Familia» едва ли была бы встречена факельным шествием с призывами к диалогу, усилению интеграции и прекрасными мольбами жителей о том, чтобы «вернуть наш Краков». 

Нет, в Кракове Loyal to Familia, Black Army и Black Cobra (датские уличные банды, состоящие преимущественно из иммигрантов, — прим. ред.) вряд ли смогли бы увидеть рассвет следующего дня, поскольку стихийная инициатива низов безо всякого выкручивания рук общего песнопения «вернула бы Краков». Владельцы магазинов, шоферы такси, дорожные рабочие, дворники, футбольные фанаты, студенты, гиды и туристы из других польских городов превратили бы банды в польское национальное блюдо из капусты и сосисок, даже без помощи полиции, и так быстро, что активисты правозащитного движения и адвокаты — завсегдатаи кофеен даже не успели бы прийти бандитам на выручку. 

В Польше на улицах не видно ни паранджи, ни никабов, тут нет разделенных на зоны для мужчин и зоны для женщин плавательных бассейнов, в школах нет Рамадана, нет мечетей, таких, как мечеть в Гримхёй, и ни единого вернувшегося с войны в Сирии джихадиста, который бы получал пособие, жилищную субсидию и лечение от посттравматического стресса, вызванного перенесенными страданиями. Почему? Потому что в Польше нет Йеллерупа (Gjellerup), Воллмусе (Vollsmose), Русенгордена (Rosengården), Брэдфорда (Bradford) или les banlieus de I’islam (исламских пригородов). Польша не направила ни одного мусульманина, имеющего польское гражданство, в черные исламские бригады в Сирии. В Польше ни одному журнальному карикатуристу, служащему тюрьмы, школьному учителю, социальному работнику или избранному народом политику не приходится опасаться за свою жизнь, не говоря уже о том, чтобы просить государство предоставить ему защиту полиции. 

Разве это не похоже на ту Данию, знакомую когда-то датчанам? То есть Данию до появления закона об иностранцах 1983 года, когда каждый политик, даже сам премьер-министр, мог еще ездить на работу в Кристиансборге (здание датского парламента) на велосипеде? 

Суд ЕС хочет сейчас наказать Польшу за то, что она не принимает 6000 мусульманских просителей убежища, которым хватило средств добраться до Италии и Греции. Поляки спрашивают, почему их сегодня заставляют очертя голову бросаться в ту же историческую катастрофу, которая, как они могут слышать и видеть, разрушает Европу? Почему такие исторические жемчужины, как Краков, должны превращаться в то, что мы знаем на примере больших городов Западной Европы? 

Поляки — один из тех народов в Европе, кто больше всех любит ЕС. Но всему есть предел, говорят поляки. Никто не говорил им, что они после 500-летней борьбы с монголами, мусульманами и марксистами вдруг должны будут платить за войну племен и религиозный хаос, к которым они не имеют никакого отношения, поскольку происходят они в тысячах километров от их собственной страны, так много испытавшей. 

71% поляков отказываются принимать мусульманских просителей убежища мигрантов. 51,2 % (против 37,6%) говорят, что готовы выйти из ЕС, если аппарат ЕС попытается принудить их к этому. Цифры говорят сами за себя, и даже самым не склонных к компромиссам бюрократам ЕС следовало бы заставить это понять. 

Прежде, чем Дания присоединится к хору голосов, порицающих Польшу, нам следует спросить себя самих: почему датчанин сегодня чувствует себя в большей безопасности на Флорианской улице в Кракове, чем на Рамбле в Барселоне или Стрёгет в Копенгагене. 

Ни одна европейская страна не пострадала во время нацистской оккупации больше, чем Польша. Вместе с тем поляки с гордостью и полным правом могут утверждать, что Польша была страной, в которой не было таких коллаборационистов, как Видкун Квислинг в Норвегии, Фритц Клаусен в Дании или Филипп Петен во Франции. Тем не менее, брюссельские бюрократы чувствуют себя вправе учить поляков тому, как тем себя вести.

Мортен Мессершмидт — Датская народная партия, депутат Европарламента, Berlingske, Дания 

http://inoСМИ.ru

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

5 комментариев

  1. Joseph Aronovich на

    В Польше именно так как описывает автор. Я тоже побывал в Кракове, Варшаве и Бялостоке. Не видел признаков мусульманства нигде. Кстати, в Чехии тоже самое. Там правда кого-то принимали, но отказались предостовлять пособия: в результате все пришельцы благополучно покинули страну. А с туристами иначе: сколько угодно мусульман можно встретить в Праге, да и не только. А в Польше не видел, даже среди туристов, по крайней мере в глаза не бросалось.

  2. Самуил (Германия, Брауншвейг) на

    Автор блеет о беспомощности его родной христианейшей Дании перед нашествием детей пустыни и умиляется отсутствию признаков подобной беды в не менее христианейшей Польше. А подумать о том, что было бы в той же Польше при сохранении власти Обывательской, т.е. Гражданской платформы Туска автор даже не задумывается. Можно представить себе эту далеко не умилительную картинку. Просто у власти в Польше сегодня другие люди, отрицающие мульти-культи, да и пресловутую политкорректность. Дай Бог полякам и дальше не поддаваться на посулы брюсельских златоустов. А вот гражданам королевста датского давно уже пора очнуться от «сладкого сна Шехерезады» и рыкнуть на европейских интеграторов.

  3. Самуил (Германия, Брауншвейг) на

    А вот и свежайшая новость из Брюселя, той самой столицы европейского надгосударства — из детского сада. Малыши из мусульманских семей демонстрируют возросшую агрессивность по отношению к сверстникам, цитируя коран и, ВНИМАНИЕ !, жестом, обозначающим угрозу перерезать горло. Пока угрожают только сверстникам и родители этих очаровательных муслимчиков солидаризуются со своими детками. Значит угроза родителям немусульманских детей тоже весьма вероятна. И это в христианейшем королевстве, образцовом примере толерантнлсти, политкорректности и мультикультурности, откуда и раздаются оглушительные по своей глупости приказы «осваивать» немерянные» толпы джихадистов. Поступило около 500!!! жалоб родителей немусульманских детей.

  4. Хая Эстер (С-Петербург) на

    «Ни одна европейская страна не пострадала во время нацистской оккупации больше, чем Польша. Вместе с тем поляки с гордостью и полным правом могут утверждать, что Польша была страной, в которой не было таких коллаборационистов, как Видкун Квислинг в Норвегии, Фритц Клаусен в Дании или Филипп Петен во Франции.»
    Зато в Польше было Едвабне и Кельц.
    И радость автора, что «…владельцы магазинов, шоферы такси, дорожные рабочие, дворники, футбольные фанаты, студенты, гиды и туристы из других польских городов превратили бы банды в польское национальное блюдо из капусты и сосисок….» я разделить не могу.
    Нацисты, конечно, не позволят никакому национальному меньшинству хозяйничать на улицах Они там будут распоряжаться сами. Да только для нас, евреев, хрен редьки не слаще.
    А в Польше очень любят еврейских туристов, которым можно продавать статуэтки еврейчиков. Вот только от евреев, живших в Польше, Польша избавилась практически полностью. И восхищаться ксенофобией поляков, лишь оттого, что ввиду отсутствия евреев, она направлена на кого-то другого, не умно.

  5. Гарри на

    Вопрос защиты Польши от наплыва исламистов решался на правительственном уровне
    и без какой- либо связи с ксенофобией или расизмом ,скорее для решения задачи СОХРАНЕНИЯ ВНУТРЕННЕЙ
    БЕЗОПАСНОСТИ в стране . Никакие аналогии с еврейскими погромами в данном
    случае не прослеживаются.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0