Шаббат восходящего солнца

0

В 1940 году православный японец спас пять тысяч литовских евреев от нацистов, дав им возможность уехать в Страну восходящего солнца. Там беженцы столкнулись со многими проблемами. Одну из них — когда именно в Японии соблюдать шаббат — решали все еврейские мудрецы мира.

В августе 1940 года Тиуне Сугихара, вице-консул Японии в литовском Каунасе, работал по 18 часов в день. Такой напряженный график был обусловлен желанием этого православного христианина спасти как можно больше евреев. Сугихара выписывал евреям, спасавшимся от нацистов, тысячи транзитных виз через Японию. Официально считалось, что они следуют в голландскую колонию Кюрасао, куда не нужна была въездная виза. С транзитным же документом, который им выдавал Сугихара, евреи получали возможность пересечь СССР и попасть в Японию. Вскоре правительство отозвало вице-консула, но до последней минуты праведник продолжал выписывать визы. Уже отъезжая, прямо из окна поезда он передал оставшимся евреям свою печать и тем самым спас от концлагерей еще 400 семей. В итоге в Японии оказались около 5000 евреев, среди которых было много учеников и преподавателей великих иешив — таких, как «Мир», «Хохмей Люблин», «Томхей Тмимим». Большинство приехавших о Японии практически ничего не знали. Немало проблем встало перед ними, но одна оказалась особенно болезненной — когда именно в Японии нужно соблюдать шаббат?

Письма с этим вопросом посыпались на мудрецов Израиля и мира. Уже тысячу лет назад еврейские мудрецы знали, что Земля — это шар и, как писал в начале XI века великий ребе Иехуда а-Леви, «непременно должно быть в мире место, спереди от которого восток, а сзади — запад». И то, что в Китае «начинается утро» — то есть что солнце там встает раньше, чем в остальных местах — знали тоже. Соответственно, факт, что если оплыть вокруг Земли в одну сторону, то получится лишний день, а в другую — день потеряется, не было для них откровением. «Линия перемены дат» неоднократно упоминалась в еврейской религиозной литературе, но до поры до времени не имела практического значения. А тут вдруг ситуация изменилась.

В XIX веке в мире была определена общепринятая линия перемены дат — меридиан в 180º долготы. Однако было очевидно, что это — совершенная условность, а раз так, то с какой стати она должна определять религиозную реальность шаббата? Тем более что сами народы мира двигают ее, как хотят, чтобы она не пересекала сушу и чтобы в соседних поселках не оказывалась бы разная дата. Меридиан в 180º долготы пересекает, например, Чукотку и Алеутские острова, но принятая линия перемены дат огибает их, соответственно, с востока и с запада.

Один из крупнейших авторитетов той эпохи, Хазон Иш, постановил, что еврейская дата меняется по восточному берегу суши Азии и Австралии. Принимая такое решение, он основывался в том числе на словах мудрецов, что «день начинается в Китае». Но по такому расчету Япония оказывалась по другую сторону линии. И, соответственно, шаббат следовало соблюдать там в день, который по календарю был воскресеньем. Многим другим авторитетам это казалось неубедительным. Общине беженцев грозил раскол — кто-то бы начал соблюдать шаббат в один день, а кто-то — в другой. Для перемирия было даже высказано предложение соблюдать в Японии шаббат два дня кряду. При всем неудобстве теоретически это было бы возможно. Но приближался Йом-Кипур. Тоже два дня поститься?

Проблема была обращена к раввинам Иерусалима, и ребе Иехиель-Михл Тукачинский смог предложить решение, которое тогда было принято и всеми беженцами в Японии, и большинством раввинов мира. Вкратце его аргументы были такими — центром мира для еврея не может быть никакая точка на планете, кроме Иерусалимского Храма. Соответственно, двигаясь на восток и на запад от этого центра, мы встречаемся на «еврейской линии перемены дат», которая совершенно не совпадает с международной. То есть это тоже 180º долготы, но от Иерусалима, то есть это меридиан, определенный как 35º к востоку международной линии перемены дат. Это было удобно — так как международная линия перемены дат не шла строго по меридиану 180º долготы, то ее отличия от «еврейской линии перемены дат» на практике проявлялись только в западной части Аляски, на Гавайских островах и на части островов Полинезии. Эти места тогда не имели большого значения для евреев, и проблему сочли решенной. Но этот вопрос продолжил занимать раввинов и в последующие десятилетия. Сейчас принято соблюдать шаббат в тот же день, который считают субботой окружающие — везде, кроме архипелага Самоа и прилегающих островов.

Конечно, не случайно именно мнение ребе Тукачинского оказалось решающим. И даже не потому, что он возглавлял тогда иерусалимскую иешиву «Эц а-Хаим» — в мире было немало раввинов, которые могли потягаться с ним знаниями в Торе. Особенностью Тукачинского было его широчайшее общее образование. Интересно, многие ли гуманитарии в наши дни — а раввин вроде бы как раз гуманитарий — смогут не то чтобы подготовить, а хотя бы объяснить астрономические чертежи и рассуждения, приведенные в брошюре о еврейской линии перемены дат?

Рав Тукачинский

Рав Тукачинский

Еще ярче общая эрудиция Тукачинского проявилась в его монументальном многотомном труде «Иерусалим и Храм». Исследование это Тукачинский писал долгие годы, но опубликовано оно было спустя много лет после его смерти. Это не единственный галахический труд, посвященный святому городу и Храму, но первый, в котором достижения археологии XIX — начала XX веков полноценно интегрированы с материалом первоисточников — Талмуда, Мидрашей и средневековых авторитетов. В книге, например, автор рассказывает о содержательных дискуссиях, которые он вел на страницах популярных журналов с хасидами и миснагидами, с сионистами и нееврейскими учеными. Пожалуй, наиболее значимая часть книг Тукачинского — это убедительное доказательство того, что Храм стоял там, где сейчас стоит золотой Купол Скалы. Рав опроверг не только все альтернативные теории, бытовавшие в его время, но заодно и те, которые были сочинены уже после его смерти.

Тукачинский родился в местечке Ляховичи в Белоруссии в 1874 году. Он переехал в Эрец-Исраэль в восьмилетнем возрасте и получил образование в Иерусалиме, в «Эц а-Хаим» — главной иешиве общины прушим, то есть учеников Гаона из Вильно. Тукачинский был женат на внучке основателя этой иешивы, легендарного ребе Шмуэля Саланта, и позднее сменил того во главе иешивы. Когда у ребе Тукачинского родился его единственный сын Нисан-Аарон, то сандаком он пригласил лидера сионистов рава Кука, а моэлем — главу антисионистов, раввина Зоннефельда. И оба согласились прийти!

Сочетание глубочайших познаний в Торе, страстной любви к земле Израиля и открытости к миру научных знаний и чужим мнениям сделали его подлинным продолжателем дела Гаона из Вильно. Побольше бы нам сейчас таких раввинов.

Меир АНТОПОЛЬСКИЙ, Jewish.ru

Фото сайта

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0