Тонкий намек. Недельная глава Торы «Ницавим-Ваелех»

0

«Ницавим»

В последний день своей жизни Моше собирает весь народ для прощального напутствия. Он говорит, что союз с Б-гом заключило не только поколение пустыни, но и евреи всех грядущих эпох, и вновь предостерегает сынов Израиля от увлечения идолами. Моше знает, что даже отвращение к египетским «гнусностям» не помешает им экспериментировать с чужими философскими концепциями, ведущими к моральной распущенности. Он описывает разорение, которому подвергнется Страна Израиля. Потомки и чужеземцы удивятся ее бедствиям и поймут, что это наказание евреям за измену Б-гу и Торе. Но Моше обещает, что со временем, после исполнения всех благословений и проклятий, евреи раскаются. Как бы ни подражали они другим народам, как бы ни пытались ассимилироваться, Б-г вернет их в Эрец-Исраэль. Моше напоминает им, что Тора не удалена от них — исполнение ее законов доступно каждому человеку. Раздел завершается ярким описанием духовно-нравственного выбора, который представляет собой, по существу, выбор между жизнью и смертью. Пророк заклинает евреев: «Избери же жизнь» — жизнь по Торе.

«Ваелех»

Моше обходит перед смертью походный стан сынов Израиля, прощается и успокаивает их. Он обещает, что и после его смерти Б-г не оставит еврейский народ, поможет им разгромить врагов по ту сторону Иордана. Моше публично ободряет своего преемника Иегошуа бин-Нуна, укрепляя тем самым его авторитет. Затем пророк учит народ заповеди «Акеэль»: раз в семь лет, в праздник Суккот все евреи, включая детей, должны собраться перед Храмом, где царь прочтет им отрывки из книги «Дварим», в которых говорится о верности Б-гу и Его Завету, о награде за соблюдение законов Торы и наказаниях за их нарушение. Затем Б-г велит Моше явиться вместе с Иегошуа в передвижной Храм, где новый лидер нации получит наставления. Всевышний знает, что, придя в страну, евреи забудут Его и начнут поклоняться идолам. Тогда Б-г совершенно «сокроет Свое лицо»: евреям будет казаться, что они отданы на растерзание врагам и некому защитить их от гонений. Б-г велит Моше и Иегошуа записать песнь «Аазину» как свидетельство греховных помыслов сынов Израиля. Моше записывает песнь и передает ее еврейскому народу. Завершив написание Торы, пророк велит левитам поместить ее в Ковчег Завета в качестве вечного эталона.

***

«Вы стоите сегодня все пред Б-гом…» (29:9).

РАШИ так комментирует этот первый стих сегодняшнего раздела.

«Когда евреи услышали сто минус два проклятий (в предыдущем разделе «Ки Таво»), у них позеленели лица. Сказали они: «Кто может это выдержать?» И тогда Моше стал успокаивать их (первыми словами раздела «Ницавим»): «Вы стоите сегодня…»

Если целью проклятий было вселить страх перед Б-гом в сердца евреев, тогда почему Моше попытался сгладить их воздействие, ослабить произведенное впечатление?

На простого человека хорошо действуют прямые угрозы и открытые предупреждения. Чем умнее и интеллигентнее человек, тем более завуалированным может быть упрек и тем сильнее надо воздействовать на логику и разум.

Евреи, вышедшие из Египта, были «поколением знания» — «дор деа». Ни одному другому поколению еврейского народа не удавалось так высоко подняться по духовной лестнице, так возвыситься.

Поэтому, когда евреи услышали образные проклятия и столь откровенные угрозы, их лица «позеленели». Они были очень обижены на то, что их считали духовно примитивными и свели к столь низкому уровню, как будто их можно было запугать столь откровенными угрозами.

Поэтому Моше решил успокоить евреев. Он сказал, что угрозы из раздела «Ки Таво» не относятся к ним: «Вот вы стоите сегодня все пред Б-гом…» Вы продолжаете занимать самое высокое положение, какого можно вообще достигнуть, — вы стоите сейчас рядом с Самим Б-гом, и эти предостережения относятся не к вам, а к другим людям.

Каким людям? К тем, о которых дальше сказано: «Но не с вами одними Я заключаю Союз этот и строгое заклятие это…, но и с теми, кого нет здесь с нами сегодня» (29:13). Другими словами, Союз заключается и с теми будущими поколениями, которые так духовно деградируют, что только самые откровенные и решительные предупреждения заставят их трепетать.

Корни и ветки

«И не с вами одними заключаю Я союз этот,… но и с теми, кого нет здесь с нами сегодня» (29:13-14).

В этих словах заключена очень важная, можно сказать эпохальная мысль.

Евреи приняли Тору у горы Синай не только за себя, но и за всех своих потомков, за нас с вами. Таков один из главных принципов иудаизма.

Кто-то спросит: «По какому праву мне навязывают эти обязательства? Я никого не уполномочил. Если религиозные хотят соблюдать заповеди Торы, пусть себе соблюдают. Но почему я должен делать то же самое?»

Посмотрите на молодое дерево. Каждая его веточка, тянущаяся к солнцу, это часть самого дерева. Она растет из ствола и получает живительные соки из корней, скрытых в земле. Ветки не могут существовать вне дерева, отдельно от него. Без ствола и корней не было бы и этих ветвей. Еще не успев пробиться наружу, они стали неотъемлемой частью дерева.

Каждый еврей — это ветка. Он — частица дерева под названием еврейский народ. Мы все связаны клятвой, произнесенной нашими далекими предками более 3300 лет назад в пустыне Синай: «Наасе ве-нишма», «Выполним и услышим!»

Мы — прямые потомки этих людей, как в физическом, так и в духовном смысле, потому что потенциал нашего сегодняшнего существования был заложен еще поколением пустыни. И поэтому их клятва — это и наша клятва. Когда они принимали Тору, мы тоже получали ее вместе с ними.

Существуют мистическая концепция, согласно которой у Синая во время дарования Торы «стояли» души всех будущих евреев. И каждая душа, каждый из нас произнес в унисон: «Наасе ве-нишма!».

Мое родное «я»

«И сказал им (Моше): «Сто двадцать лет мне сегодня, не смогу я больше выходить и входить» (31:2).

В первый раз Моше-рабейну взошел на гору Синай, чтобы получить Тору от Б-га, и пробыл там сорок дней. Затем он провел еще сорок суток на Синае, моля Всевышнего спасти еврейский народ от уничтожения за грех поклонения золотому тельцу. И еще сорок дней и ночей он находился на этой горе, получая второй комплект скрижалей.

Число лет, прожитых Моше, соответствует числу дней, которые он провел в общей сложности на Синее: сто двадцать.

Дни жизни Моше в этом мире несли в себе мощный заряд Синайского откровения, события, которому не было и не будет аналога.

«Сто двадцать лет мне сегодня…»

Вот почему Моше, говоря о себе, употребляет в этом стихе слово «анохи» — я, а не более распространенное «ани». Ведь текст Десяти заповедей в Торе начинается тоже со слова «анохи»: «Я (анохи») Г-сподь, ваш Б-г…».

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0