Эял Левит: Почему я люблю свою работу

0

Жизнь, карма и погоня за счастьем

levitt2

«Записки дерматолога»

Продолжение.
Предыдущая публикация здесь

 

 Доктор Эял Левит – сертифицированный дерматолог и косметический хирург. Когда ему было восемь месяцев, его семья выехала из Украины в Израиль, а позднее иммигрировала в Нью-Йорк. Здесь он окончил медицинскую школу Альберта Эйнштейна, ординатуру по дерматологии в Columbia Presbyterian Hospital (Пресвитерианский госпиталь на базе Колумбийского университета), прошел обучение в University of Pennsylvania (Университет Пенсильвании) и Columbia University (Колумбийский университет) по специальностям – лазерная, косметическая хирургия и Mohs. Недавно Ассоциацией ASDS он был назначен руководителем одного из немногих методических центров, получивших официальное разрешение на обучение сертифицированных хирургов специальности косметическая хирургия.

Он читал лекции во многих странах мира – среди них Франция (Париж), Испания и Дубай.

Доктор Левит является разработчиком правил ABC Nail Melanoma, а также соавтором книг по различным темам медицины – болезни волос, ногтей, лазерная и косметическая хирургия.

Он  является автором опубликованной книги (вся прибыль поступает организации «Друзья Армии Обороны Израиля» – Friends of IDF). Увлечения доктора Левита разнообразны – это сочинение стихов и музыки к ним (которые он сам исполняет) и написание детских рассказов, а также и спорт. Он завоевал множество медалей сначала в Израиле, а затем в США, в том числе и на международном уровне. Спортивные достижения он сочетал с учебой, которую завершил с отличием со степенью 4,0 GPA по своей основной специальности. В настоящее время он живет в Нью-Йорке и здесь же занимается главным делом своей жизни – лечит нуждающихся в его профессиональной помощи.

Мы гордимся тем, что он регулярно публикуется в нашей газете.

 С тех пор сын моего друга начал принимать инсулин и семья отправилась на запланированный отдых с инсулином и измерительными приборами. Все были в большой печали. Но когда они вернулись, я рассказал им об идее нового лечения, которое я обдумывал во время моего отпуска на День благодарения. Они отнеслись к моему предложению скептически. И хотя доверяли мне, спросили, как такое возможно, что никто другой до этого не додумался? Как случилось, что никто другой этого не попробовал?! Это были обоснованные вопросы, на которые у меня не было ответов.

Шли дни, и его анализы крови указывали на неуклонное ухудшение функции поджелудочной железы и на безумные скачки уровня сахара. В доме никто не спал, и ребенок, которого я любил, как своего, становился более замкнутым и подавленным. Они побывали у самых лучших эндокринологов в самых лучших институтах США. Им предложили очень рискованный эксперимент: пересадку костного мозга без всяких гарантий на успех.

Я помню, как умолял родителей довериться мне и попробовать новое лекарство, которое я предложил. Я настаивал на необходимости начать лечение срочно, чтобы спасти его поджелудочную железу от полного разрушения. Предложенное мною лекарство применялось для лечения другого заболевания, причем у взрослых, но я был убежден, что механизм действия этого препарата должен помочь в решении нашей проблемы. Я говорил с несколькими коллегами, специалистами в разных областях, но они считали, что я сошел с ума и что ничего не получится. Тем не менее, я верил, что игра стоит свеч, и мои друзья согласились. Через три дня после начала лечения родители сказали, что уровень сахара у сына улучшается и с каждым днем становится стабильнее.levit-1320

Нам повезло: мальчик смог обходиться без инсулина, у него восстановилась функцию поджелудочной железы, органа, который производит собственный инсулин, и он смог снова нормально питаться. Прошло уже 2,5 месяца с начала лечения, и у него установился нормальный уровень сахара в крови без введения инсулина, обошлось и без осложнений от назначенного мной препарата. Телу дали вернуться к его нормальной функции, уровень сахара продолжали контролировать, что позволило ему нормально есть и жить без страха смерти от слишком низкого уровня сахара (в случае передозировки инсулина) или от диабетического кетоацидоза (от высоких цифр сахара и недостатка инсулина). И хотя за уровнем сахара все еще приходилось следить, семья смогла расслабиться, а ребенок снова стал контактным, веселым и активным.

Однако родители моих друзей не успокоились и в поисках помощи внуку связались с исследователем из Негева, который изобрел новый метод лечения и, возможно, полного исцеления IDDM. Негев – каменистая пустыня в Израиле, где город и известный университет были построены по идее и настоянию первого премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона. У меня особая связь, с этим местом, с его горами и долинами, связь, закаленная незапланированным  приключением, когда я там потерялся ночью и был вынужден много часов бежать в кромешной темноте до тех пор…, хотя это рассказ для другого случая.

К сожалению, связи и возможность побывать в разных университетах, чтобы организовать кампанию по сбору средств на его исследования, натолкнулись на такие препятствия как организации, подобные BDS. BDS (Boycott Divestment Sanctions против Израиля и израильских ученых) заимствовал свою идею у Лиги арабских государств, которая безуспешно пыталась сделать то же с 1920-х годов. Однако с появлением Интернета BDS благополучно воскрес, и произошло это на конференции в Южной Африке прямо перед 11 сентября 2001 года. Эта организация (старая ведьма в новом обличии), которая руководствуется уставом, направленно на уничтожение Государства Израиль, называет себя мирным протестом в поддержку палестинцев Западного берега. Она находит сочувствующих среди дезинформированных студентов и через социальные сети устраивает травлю еврейских студентов, а также оказывает давление на  компании и на частных лиц (даже на музыкантов и интеллектуалов), которые настроены связать себя с Израилем: отдохнуть там, инвестировать в израильскую экономику или прочесть курс лекций в тамошнем университете.

Давление оказывается таким сильным, что некоторые отступают, как например Стивен Хокинг (чья история легла в основу фильма «Вселенная Стивена Хокинга»), тогда как другие проявляют отвагу и не прячутся, среди этих немногих смельчаков Скарлетт Йоханссон, Мадонна, Элтон Джон.

Так или иначе, друзья попросили меня поговорить с тем исследователем, чтобы понять, насколько обоснована его идея, и какие риски с ней связаны. Мы очень хорошо пообщались по скайпу с доктором из Израиля (интересно, станет ли BDS бойкотировать меня за разговор с ним?) и я согласился с тем, что его метод лечения безопасен и что его стоит попробовать. Его лечение, как он сказал, может привести к полному выздоровлению, чего я со своим изобретением обещать не мог.

Я объяснил родителям Джеймса, что занимался лечением препаратом AAT исключительно по просьбе друга, но вообще опыта в этой области у меня нет. Сказав им все это, я согласился помочь, но рекомендовал прежде попробовать получить то же лечение у эндокринолога в Нью-Джерси (они приехали из Нью-Джерси), и только если он откажет, а они не смогут больше никого найти, я сделаю все возможное, чтобы им помочь. И снова повторил, что это не моя специальность.

Моя медсестра покачала головой и вышла из смотровой, сказав по-русски, что я не должен ввязываться.

«Знаю, — ответил я. – Но это ребенок, и кто-то должен ему помочь. Если не остановить разрушение железы, ему ничего не останется, как быть на инсулине, всю жизнь проходить с инсулиновой помпой и получить осложнения от диабета на других органах».

Я просмотрел его анализы крови, назначил новый анализ и изложил план лечения, а также объяснил, что этот препарат (альфа один антитрипсин) не допущен к использованию в США, обойдется им в двадцать тысяч долларов и будет вводиться в вену капельно в течение часа. Они все поняли, и я связался со специальной аптекой, в которой есть этот препарат, — чтобы начать действовать.

Когда мы закончили, я настоял на том, чтобы им вернули деньги за визит ко мне. Я велел регистратуре не принимать  от них никаких плат, а им сказал, что лечение предстоит дорогое, так что лучше потратить деньги на ребенка. И добавил, что, если они все же хотят заплатить, пусть сделают пожертвование в любую благотворительную организацию по собственному выбору.

Продолжение следует
Подготовила Наоми Зубкова

Eyal Levit, M.D., F.A.A.D., F.A.C.M.S.
Diplomate, American Board of Dermatology
Associate Clinical Professor , Columbia University
Adjunct Associate Clinical Professor, Mt. Sinai School of Medicine
Fellow American College of Mohs Micrographic Surgery and Cutaneous Oncology

logofAdvanced Dermatology Laser & Cosmetic Surgery
1220 Avenue P, Brooklyn, NY 11229
(718)375-7546

levitdermatology.com

Предыдущие публикации:

Почему я люблю свою работу. Продолжение (V)
Почему я люблю свою работу. Продолжение (IV)
Почему я люблю свою работу. Продолжение (III)
Почему я люблю свою работу. Продолжение (II)
Почему я люблю свою работу. Продолжение
Почему я люблю свою работу. Начало
Эял Левит: До свидания, но не прощайте…
Сердце матери знает лучше. Записки дерматолога
Этюды врачебных будней (II). Записки дерматолога
Этюды врачебных будней (I). Записки дерматолога

Sponsored

 

Об авторе

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0