Бабушкин сон

0

— Моей бабушке приснился сон, — взволнованно сказал мне Алик. — Во сне к ней обратился дедушка: «Прошло сто лет со дня моей смерти, и никто ни разу не произнес по мне кадиш (поминальная молитва)». Бабушка попросила меня пойти в синагогу и произнести кадиш по ее дедушке.

Я пошел с Аликом в синагогу, где он произнес кадиш. И с этого момента его жизнь изменилась. Алик начал посещать уроки Торы, соблюдать заповеди, а через некоторое время стал душой этой синагоги в Бруклине. А недавно друзья Алика, и я в том числе, радовались его свадьбе…

… В дни Рош-Хашана и Йом-Кипур рабби Цви Элимелех Шапиро (1783 — 1841) был хазаном в своей синагоге. Прихожане заметили, что он почему-то открывал сидур (молитвенник) великого каббалиста Аризаля, однако не листал его, а произносил молитвы по «Махзору» (молитвеннику для праздников).

— Почему вы открываете сидур Аризаля, но не читаете по нему молитвы? — осмелились однажды спросить евреи своего ребе.

— На ваш вопрос я отвечу историей, — сказал ребе. — Один еврей служил в доме российского министра. Вскоре после того как у него родился первый сын, разразилась эпидемия, и он, и его жена умерли, оставив ребенка сиротой. Министр решил взять их сына к себе, скрыв от него, что мальчик еврей. Он так же спрятал одну книгу отца мальчика на чердаке своего дома. Ребенок рос в доме министра. И когда ему исполнилось тринадцать лет, он во сне увидел своих родителей.

— Дорогой наш сын, наступил месяц элул, пожалуйста, пойди в синагогу и вернись к своему народу! — обратились родители к сыну.

Утром мальчик рассказал министру о своем сне.

– Забудь об этом, ты — не еврей! — ответил министр.

Мальчик постарался забыть этот сон, но через месяц ему вновь приснились родители.

— Дорогой наш сын, наступает еврейский новый год — Рош-Хашана. Пожалуйста, пойди в синагогу и вернись к своему народу!

Утром мальчик рассказал министру о своем сне.

– Забудь об этом, ты — не еврей! — повторил министр.

И на этот раз он постарался забыть сон, однако десять дней спустя сон повторился.

— Дорогой наш сын, наступает Йом-Кипур, — плакали они. — Пожалуйста, пойди в синагогу и вернись к своему народу!

Проснувшись, мальчик не находил себе места. Он поднялся на чердак и нашел там книгу на непонятном языке.

— Что это за книга? — спросил он министра.

Тогда министр открыл ему тайну. Вскоре мальчик вышел из дому с книгой в руках. Войдя в синагогу, он увидел евреев, отмечающих День прощения — Йом-Кипур, и рассказал им, что хочет вернуться к своему народу. Открыв «Махзор» своего отца, он со слезами на глазах обратился ко Всевышнему: «Я не знаю еврейского языка, но прошу Тебя, помоги мне вернуться к моему народу, прими мою молитву вместе с молитвами всех евреев, как будто я произнес слова, которые произносил мой отец!»…

— Так же и я, подобно ребенку, открываю сидур великого Аризаля в Судный день, — объяснил рабби Цви Элимелех. — И прошу Всевышнего: «Помоги мне вернуться к моему народу, прими мою молитву вместе с молитвами всех евреев, как будто я постиг всю мудрость Аризаля!»…

…«Все вы стоите сегодня перед Всевышним: главы колен, старейшины, надсмотрщики, все евреи, ваши дети и жены…» (Дварим, 29:9).

— Почему Тора подчеркивает слово «все»? — спрашивал переживший Холокост рав Цви Гирш Кохен в своей книге «Лекутэй Цви». — Если еврей стремится «быть со всеми», то его молитва будет принята с молитвами всех евреев. И даже если он, подобно ребенку, не знает слов молитвы, все равно исполнятся его сокровенные мечты, и он удостоится вернуться к своему народу!

Художник Алекс Левин

http://artlevin.com

Об авторе

Лев Кацин

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 3,67 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0