«На честном слове и на одном крыле»

0

«Мы летим, ковыляя во мгле,

Мы ползем на последнем крыле,

Бак пробит, хвост горит, но машина летит

На честном слове и на одном крыле.

 Ну, дела! Ночь была!

Их объекты разбомбили мы дотла!

Бак пробит, хвост горит, но машина летит

На честном слове и на одном крыле.

 Ну, дела! Ночь была!

В нас зенитки били с каждого угла,

Мы ушли, ковыляя во мгле,

Мы к родной подлетаем земле.

Вся команда цела, и машина пришла —

На честном слове и на одном крыле».

Роберт Розенталь

Эту американскую песню «Бомбардировщик» я полюбил ещё с детских лет, когда услышал по радио, как её поют дуэтом Леонид Утесов со своей дочерью Эдит в сопровождении замечательного утёсовского джаз-оркестра. Её написали композитор Джимми Макхью и поэт Гарольд Адамсон в 1943 г. и вскоре её уже спел Утёсов (на грампластинке значится тот же 1943 год).

Прежде, чем перейти к герою этого очерка лётчику-бомбардировщику Роберту Розенталю, небольшая историческая справка о стратегических бомбардировках нацистской Германии во время Второй мировой войны. Первые бомбы на Германию были сброшены одиночным польским бомбардировщиком после нападения Германии на Польшу в 1939 г. Первый бомбовый удар по Берлину нанёс тоже одинокий французский самолет 7 июня 1940 г. Во время битвы за Британию 1940 г. Англия в одиночку отражала воздушные атаки германских «Люфтваффе» на Лондон и в ответ начала кампанию ночных бомбардировок.  26 августа 1940 г. на Берлин было сброшено 22 бомбы с лёгких бомбардировщиков, которые понесли большой урон, не причинив большого вреда немцам. 8 августа 1941 г. (через полтора месяца после начала войны) первый бомбовый удар по Берлину нанесли 5 советских самолётов ИЛ-4 морской авиации под командованием полковника Евгения Преображенского. Они пролетели 7 часов с острова Сараема (Эзель) над морем на высоте 7000 м, которая обеспечивала тогда их безопасность от средств ПВО. Для немцев это было полной неожиданностью, и сначала они посчитали, что это свои самолёты, сбившиеся с курса, а потом объявили о рейде англичан. 5 пилотов этого, теперь уже легендарного рейса, одни из первых стали Героями Советского Союза. Впервые я узнал об этом воодушевляющем эпизоде 1941 г. (когда Геринг уже объявил о разгроме советской авиации) в мемуарной книге «Печаль и радость прожитых годов» моего замечательного дяди, профессора Павла Эммануиловича Сыркина. В начале войны он служил в 1-м минно-торпедном полку морских бомбардировщиков, которым командовал и был флагманом в рейсе на Берлин Евгений Преображенский.

В августе 1942 г. в Англию стали прибывать первые экипажи 8-й воздушной армии, имевшие на вооружении стратегические бомбардировщики В-17 «Летающая крепость», и было принято решение о бомбардировке Германии совместными англо-американскими силами. В июле-августе 1943 г. массированной бомбардировке был подвергнут Гамбург и другие города Германии.

В составе 100-й группы бомбардировщиков 8-й армии ВВС США (известной позже как «Кровавая сотня») в Англию прибыл пилот Роберт (Рози) Розенталь, который за выдающиеся заслуги и героизм во время войны был введён в виртуальный зал славы американских евреев наряду с самыми знаменитыми именами. В этом, 2017 г., отмечается 100-летняя дата со дня его рождения в Бруклинском районе Флэтбуш. Он закончил колледж в Бруклине, в котором был капитаном футбольной и баскетбольной команды и где как выдающийся атлет был введён в зал славы колледжа. Затем, закончив с отличием бруклинскую школу адвокатов, был принят на работу в ведущую адвокатскую фирму в Манхэттене. Но только он приступил к работе, как вдруг Япония нанесла бомбовые удары по Перл-Харбору. На следующее утро после этого сообщения он, по его просьбе, был зачислен в ВВС США. Ему было 26 лет, он был красив и в расцвете физических и духовных сил. Несмотря на скромность, обладал сильным характером и твёрдой решимостью бороться с нацизмом. После войны он писал, что видел, как Гитлера приветствовал народ, и это его потрясло больше всего. «Целая нация стала безумной, и это безумие должно быть остановлено», – писал он.

Роберт гордился Англией, которая одна противостояла Германии во время битвы за Британию. «Когда я прибыл в Англию, я понял, что нахожусь там, где демократия ведёт борьбу не на жизнь, а на смерть с нацизмом. Я как раз был там, где хотел быть».

С 1943 по 1945 г. Розенталь сделал на бомбардировщике B-17 с экипажем в 10 человек  52 рейда, нанося бомбовые удары по городам Германии, включая Берлин. Первый самолёт Розенталя носил название Rosie Riveter – название, которое было одним из американских  символов Второй мировой войны. Так называли женщин, работавших на фабриках и верфях, на которых производили боеприпасы и военные принадлежности. Эти женщины  занимали совершенно новые рабочие места, заменяя мужчин-рабочих, которые находились в армии. Это название удачно совпало с тем, как его все звали – Рози (от Розенталь). Удивительно, что при тех больших потерях, которые понесла бомбардировочная авиация США, особенно в 1943 г., когда летали в дневное время и без прикрытия истребителями, Розенталь благодаря умелому пилотированию и железной выдержке, попадая в труднейшие ситуации, ни разу катастрофически (с потерей жизни 10 человек экипажа) не разбился. Уже во время третьего боевого рейда на город Мюнстер 10 октября 1943 г. из 13 бомбардировщиков, участвовавших в рейде, только самолёт Розенталя вернулся домой. При подлёте к цели он попал под сильный зенитный огонь, но, несмотря на это, выполнил боевую задачу. На обратном пути его атаковали немецкие истребители. Rosie Riveter дотянул до аэродрома в Англии лишь с двумя работающими двигателями из четырех, подбитым крылом, разбитым носом и двумя ранеными членами экипажа. За этот подвиг Розенталь получил свою первую награду Silver Star. Может быть, именно этот рейд вдохновил на создание песни «Бомбардировщик» в 1943 г. её американских авторов. В сентябре 1944 г. в небе над Францией самолет Розенталя был подбит зенитным огнем, который вывел из строя 2 двигателя и сильно повредил корпус. В одиночку и без сопровождения Розенталь сумел посадить самолёт на дружественной территории, где помощь раненым, в том числе и самому пилоту, сломавшему руку и нос и потерявшему при посадке сознание, оказали бойцы французского Сопротивления. Это случилось уже после того как первый экипаж Розенталя был отправлен домой после 25 опасных рейдов в Германию. То же самое мог сделать и их пилот, но Розенталь решил продолжать полёты. Его друг Сол Левит говорил ему: «Рози, возвращайся домой к девушкам, спорту, мороженому и тому подобному. Ты заслужил отдых». Розенталь ответил: «Я должен делать то, что я делаю и так долго, как я буду на это способен». Вскоре он стал командовать эскадрильей бомбардировщиков, продолжая участвовать с новым экипажем в опасных рейдах.

3 февраля 1945 г. мог оказаться последним в его жизни. В рейде на Берлин он сидел в кресле 2-го пилота, командуя действиями своей эскадрильи. Около цели самолёт был атакован огнём зенитных батарей. Один из двигателей вышел из строя, и в кабине пилотов появился дым, но Розенталь в ответ на вопросительный взгляд первого пилота показал пальцем вниз – бросай бомбы. Самолёт уже достиг берлинского района, где находилась Красная армия, когда был атакован ещё раз. Розенталь взял управление самолётом на себя и дал сигнал всем покинуть самолёт на парашютах. Самолёт, падая, входил в штопор, когда Розенталь сумел выбраться из него через открытый люк в носу самолёта и открыть парашют на высоте около 600 м за секунды до падения самолёта. На земле к нему бежали трое советских солдат, которые посчитав, что это немецкий лётчик, направили на него оружие. Розенталь, подняв одну руку (вторая была сломана уже второй раз), закричал: «Американец, Кока-кола, Лаки Cтрайк, Рузвельт, Черчилль, Сталин». Солдаты обняли и поцеловали Розенталя. Возвращался он через Москву, где был гостем американского посла Аверелла Гарримана, откуда послал телеграмму своему руководству с просьбой зарезервировать ему новый самолёт. «Моя война, – писал он, – ещё не закончилась». Однако в душе он понял, что неправ в тот момент, когда советские солдаты везли его на джипе по разрушенному Берлину. 8 мая, когда Розенталь был в Лондоне, в 3 часа дня объявили, что Германия капитулировала и война закончилась. Он писал домой, что в городе было полное сумасшествие. «Я шёл в огромной толпе и на моей здоровой руке висели симпатичные девушки, которые без конца менялись. Это был сумасшедший дом, но какой это был сумасшедший дом».

Обложка книги Миллера «Masters of the Air».

Обложка книги Миллера «Masters of the Air».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После войны Розенталь вернулся в США и вновь занялся адвокатской практикой, но вскоре снова отправился в Германию – уже в составе группы американских юристов, которые должны были участвовать в суде над нацистскими военными преступниками в Нюрнберге. Розенталю довелось допрашивать командующего «Люфтваффе» Германа Геринга. «Зрелище этих напыщенных завоевателей после вынесения им приговора было как раз тем, чего мне не хватало, чтобы замкнуть круг, – вспоминал Розенталь. – Справедливость победила зло».

Роберт Рози Розенталь получил 16 боевых наград США, Британии и Франции за необычный героизм в военных операциях против врага, среди них Крест Военно-воздушных сил США, высшая награда ВВС и вторая по старшинству в системе наград, Серебряная звезда, Бронзовый дубовый лист – кластер, заменяющий награждение второй Серебряной звездой, и другие. Его имя в виртуальном зале славы знаменитых евреев (мой очерк об этом зале в газете «Форум» http://russianvoice.net/press/forum378.pdf стр. 16).

О подвигах американских пилотов-бомбардировщиков во время войны с нацистской Германией написал прекрасную книгу «Masters of the Air» Дональд Миллер.

В заключение  ещё один куплет песни «Бомбардировщик», который не всегда поют.

«Ну  дела! Ночь была!

В нас зенитки били с каждого угла,

Вражьи стаи летали во мгле

– «мессершмиты», орел на орле.

«Мессершмит» нами сбит –

а наш «птенчик» летит

На честном слове и на одном крыле».

Юрий ШОТКИН

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0