Преступление и наказание Дональда Трампа

0

   С первых дней избирательной кампании Дональда Трампа недруги стали подмечать за ним сначала физическое, а затем политическое сходство с разными неприятными персонажами. Сначала прицепились к манере Трампа выпячивать подбородок, что действительно делало его похожим на Бенито Муссолини. Много позже, в ноябре прошлого года, Трамп заявил, что «лучше прожить один день львом, чем сто лет овцой», и в тот же день ведущий программы «Meet the Press» канала NBC Чак Тодд спросил Трампа, известно ли ему, чьи это слова, и сам ответил — что Муссолини. «Точно, — сказал Трамп. — Нормально знать, что это Бенито Муссолини. Знаете, Муссолини — это Муссолини. Нормально. Это очень хорошая цитата. Очень интересная цитата. Я ее увидел и знаю, кто это сказал. Но какая разница, Муссолини или кто-то другой?» Сходство Трампа с дуче повторяли, затем его стали сравнивать с фюрером, но уже не внешне, а внутренне, и процесс пошел. Трампу приписывают, как назвал это в апреле корреспондент CNN  Грегори Криг, «открытое восхищение галереей иностранных диктаторов и авторитариев». Это были турок Эрдоган и египтянин аль-Сиси; иракец Хусейн и ливиец Каддафи; кореец Ким Чен Ын и россиянин Путин.

   На днях промелькнуло сообщение, что в средней школе нью-йоркского городка Саратога-Спрингс учительница десятого класса провела беседу о росте фашизма в Германии периода Второй мировой войны и сравнила Гитлера и Муссолини с Трампом. С Гитлером Трампа сравнили Винсенте Фокс и Фелипе Кальдерон, два последних президента Мексики. С отрицательными героями классической литературы Дональда Трампа не сравнивали, поскольку шекспировский Калибан или диккенсовский Феджин известны  широким массам  меньше Гитлера с Муссолини. Этим невежеством решила пренебречь обозреватель, а по-новорусски —  колумнист, газеты The New York Times Морин Дауд, которая работает в этой газете с 1983 года и называет себя либерал-прогрессисткой. Дочь домохозяйки и полицейского, 65-летняя Дауд в 1999 году получила Пулитцеровскую премию за цикл статей о  «Моникагейте» в Белом доме президента Клинтона. Несколько дней назад она нашла Трампу литературный прототип и написала, что «рассматривая преступление и наказание в кругу Трампа, следует отметить, что наш опьяненный Россией президент разделяет некоторые черты с героем Достоевского, Родионом Раскольниковым». Как говорят в таких случаях в Америке, «Oops»!

  Что же общего нашла либерал-прогрессистка из The New York Times между молодым, нищим и бескорыстным русским студентом-убийцей старухи-процентщицы и 70-летним миллиардером — президентом США? Не иначе как между ними должен гордо реять образ буревестника Путина, но Морин Дауд видит в  Родионе Раскольникове и Дональде Трампе иное сходство. Оба, по ее мнению, «пришли и наивно думают, что имеют право вторгаться; оба бесконечно увлечены психоанализом: самоутверждением с наполеоновским комплексом величия и самообвинением, оба охвачены хаотичными, лихорадочными мыслями, оказавшись под расследованием неутомимого и бдительного юриста». Oops!

Еще одно сравнение: полицейский пристав следственных дел Порфирий Петрович, который занимался делом об убийстве процентщицы Алены Ивановны, и бывший директор ФБР Роберт Маллер, которому поручили независимое расследование возможного сговора Трампа и его окружения с Кремлем. Но и это не все: «весьма сомнительно, — продолжает Морин Дауд в The New York Times 5 августа, — что Мелания уговорит Дональда во всем признаться Роберту Мюллеру и последовать в Сибирь». Сравнить первую леди США с разнесчастной проституткой Сонечкой Мармеладовой — тоже «смелый журналистский ход», но и это не ново. Обозреватель той же Times Джейкоб Бернстайн на тусовке по случаю Недели моды в Манхэттене назвал Меланию проституткой, за что, правда, потом извинился и получил выговор от редакции.

  Развиваю свою смелую мысль о схожести  Раскольникова с Трампом, Морин Дауд переходит на Трампа и Мюллера. «Мы присутствуем, — написала она, — при эпической схватке двух семидесятилетних, которые росли в богатых нью-йоркских семьях и учились в престижных школах, но не могли стать более разными — яркий пустомеля и строго застегнутый бойскаут». На этом достоевщина заканчивается, а вернее, только начинается, и ее героиней становится сама Морин Дауд, погружаясь в яростные обличения Трампа и безудержные восхваления Мюллера, но это уже не «Преступление и наказание», а «Бесы».

   «Его называли самой острой стрелой Америки, — пишет она о Мюллере.  Он ненавидит самовосхваление и избегает прессы. Он женат на своей школьной любви. Он морской пехотинец, награжденный за войну во Вьетнаме. Он считает терпение, смирение и честность своими добродетелями и часто говорит: «Ты такой, какие твои слова». Свой безудержный прилив любви к экс-директору ФБР Дауд заканчивает признанием, что «это говорю я, либерал старой школы Теда Кеннеди». Что может сказать этот либерал о Дональде Трампе? Да ничего хорошего: его биограф Майкл Д’Антонио написал, что Трамп с детских лет рефлексивно врал про свои хоум-раны в бейсболе, которых не было.

По мнению Дауд, наш президент и сейчас получает «искаженное удовлетворение» от вранья,  вроде звонков от лидера бойскаутов и президента Мексики, которые затем опровергает Белый дом. Трамп мог врать о своих свиданиях с Карлой Бруни и ухаживаниях Мадонны, продолжает Дауд, но шутки в сторону, когда на бой с ним выходит сам Роберт Мюллер! Известному выражению «hammer and sickle» («серп и молот») как символу сговора Трампа с Москвой  Морин Дауд противопоставляет идущее с незапамятных пор выражение «hammer and tong» (отвага), с которой идет на бой Роберт Мюллер. Напомнив читателям, что агенты ФБР  называли своего директора  «Бобби Три Палочки» за три римские единички, которые венчают ФИО «Роберт Сван Маллер Третий», Морин Дауд призывает Бобби Три Палочки  поторопиться с расследованием. «В истории американской политики, — заключает она неизвестно по каким соображениям, — не было более причудливой византийской тайны, чем настойчивые танцы Трампа с красным дьяволом при бледном свете луны». Когда дело доходит до партийного принципа,  либерал-прогрессист может стать радикал-реакционером! С точки зрения Морин Дауд, преступление Дональда Трампа в том, что он не придумал себе наказание, а ждет, когда его накажут. Как пел покойный Высоцкий, «куда там Достоевскому с Записками известными».

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 10, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0