За что к России санкции: новая постановка вопроса

0

В связи с утверждением в Сенате США законопроекта о санкциях в его окончательной редакции мне вспомнилась песенка Булата Окуджавы «За что ж вы Ваньку-то Морозова»… Помните, читатель? Ее пели Татьяна и Сергей Никитины. Рефреном в этой песенке звучало, что он, дескать, «совсем не виноват». Вот в этом-то мы и разберемся.

Прежде всего обратимся к участию в работе Сената Джона Маккейна, который, как и обещал, несмотря на болезнь, вернулся в политику ради продвижения важнейших законопроектов. Ну, во-первых, в повестке дня был законопроект об отмене Обамакер. Законопроект был провален, причем не только демократами, но еще и тремя присоединившимися к ним сенаторами-республиканцами. Увы, среди этих троих оказался и Маккейн. Необъяснимо! Хотя, если вспомнить, что он же в 2008 году уступил Белый дом Бараку Обаме…

Далее Сенат приступил к рассмотрению законопроекта о санкциях в отношении России, Ирана и КНДР. Выступая перед голосованием, Маккейн задал коллегам вопрос: «За последние восемь месяцев — какую цену заплатила Россия за вмешательство в наши выборы?» И после небольшой паузы (как бы подсчитывая в уме эту цену) сам ответил: «Очень невысокую». Дескать, за вмешательство в американский избирательный процесс Россия должна быть наказана сильнее: «Соединенные Штаты Америки должны дать Владимиру Путину и всем прочим агрессорам четкий сигнал, что мы не потерпим нападок на нашу демократию», — заявил сенатор. Законопроект, значит, имел своей целью (по крайней мере, в той части, которая касается именно России) наказание ее «за вмешательство в наши выборы».

Такова версия Джона Маккейна, очень многими поддерживавшаяся и укоренившаяся в сознании масс. Но если обратиться к названию законопроекта — «О противодействии противникам США посредством санкций», а также и к его тексту, то мы там такой цели не обнаружим, то есть санкции вводятся отнюдь не за предполагавшееся вмешательство в американский выборный процесс 2016 года, а за многолетнее противостояние интересам США и нарушение международного права. Вот неполный перечень собранных в законопроекте претензий к внешнеполитическому курсу России: отрыв Приднестровья от Молдовы, Абхазии и Южной Осетии от Грузии, захват Крыма, поддержка сепаратизма на востоке Украины, нежелание выполнять Минские соглашения, использование поставок природного газа странам Европы в качестве рычага политического давления…

Что же касается вмешательства в избирательный процесс, то, как я уже неоднократно высказывался, это обычная и вполне легальная практика почти всех государств во все времена. США при Обаме помогали израильским левым против Нетаниягу, Путин помогал Ле Пен против Макрона, причем открыто, поскольку криминала в этом нет, и никто не ставил ни Путину, ни Обаме это в вину. Всякий политик, наблюдая предвыборную борьбу в какой-нибудь стране, становится, исходя из своих интересов, сторонником одной из борющихся кандидатур и по мере возможности оказывает ей помощь, например, медийную, информационную или финансовую. Футбольные болельщики помогают любимой команде шумной поддержкой с трибун, но пока не выбегают на поле и не затевают драки, это нормально. Так и с болельщиками в политических играх — шуми, сколько хочешь, но на чужое поле со своими «зелеными человечками» не забегай. Иначе будут санкции.

А санкции, вот эти, предусмотренные новым законопроектом, за который в Палате представителей проголосовали 419 против трех, а в Сенате 98 против двух, — как вы думаете, читатель, — это не вмешательство в уже объявленный в России избирательный процесс? Я уверен, что именно так их в России и квалифицируют, поскольку, например, ограничения на передачу американских технологий болезненно коснутся прежде всего государственных российских нефтегазовых, железнодорожных, металлургических, горнодобывающих и прочих компаний, финансово питающих близкое окружение президента России. Президентские выборы назначены на 18 марта 2018 года. Желающими принять в них участие объявили уже с десяток известных людей: Явлинский, Жириновский, Навальный и т.д. Ожидается регистрация Путина. Если американские санкции кому-то из них прибавят голосов, а кому-то убавят, правомерно ли будет считать их вмешательством в российские выборы? Полагаю, что нет, причем в той же мере, как правомерно или не правомерно считать те или иные российские акции вмешательством в американские выборы 2016 года. А если и то, и другое не есть вмешательство в выборный процесс, то к чему продолжение затянувшихся расследований вроде бы «вмешательства» в комитетах Конгресса и, тем более, в ведомстве спецпрокурора Роберта Мюллера? К чему держать президента Трампа «под колпаком Мюллера», мешая ему работать на благо страны?

За этими стенами дружно голосовали.

За этими стенами дружно голосовали.

Тем более, теперь, когда он заявил о согласии подписать этот законопроект. «Президент Дональд Трамп изучил ранние версии законопроекта и попросил внести изменения в критически важные элементы документа, — говорится в официальном сообщении пресс-службы Белого дома. — Сейчас он ознакомился с окончательной версией и, приняв во внимание, что предложенные им поправки были учтены, намерен ее подписать».

Поскольку о внесении Белым домом изменений в законопроект, как и об их учете Конгрессом в окончательной версии, до сих пор ничего не сообщалось, примем эту юридически безупречную формулировку как облегчающую мирное соглашение двух сторон по умолчании существующих между ними противоречий. Иными словами, с тем, что в законопроекте, который теперь станет законом, сохраняется ущемление президентской власти на снятие или смягчение санкций (поскольку отныне на это потребуется согласование с Конгрессом) президент вынужден был согласиться. Причем, как говорится, с хорошей миной при плохой игре. По крайней мере, игра Дональда Трампа с настроенным против него Конгрессом продолжится с сохранением для президента хороших перспектив. Эти перспективы видятся в уже фиксируемом ускорении экономического роста страны благодаря его реформам и отмене обамовских запретов.

«Рост американской экономики превысил прогнозы». Вот только это в конечном счете может спасти репутацию Трампа в его противостоянии с Конгрессом, ставшим неожиданно однопартийным. Когда истеблишменту Республиканской партии коллеги-демократы стали ближе своего кандидата, который, к их удивлению, стал президентом, двухпартийность законодательной власти закончилась. Почти единогласное голосование в обеих палатах Конгресса — как в российской Госдуме — это, на мой взгляд, бедствие. Такого никогда не было, и неизвестно, к чему это еще может привести.

Во внешней политике Трампу, вероятно, будет выгодно не только поддержать принятые антипутинские санкции, но еще и усилить их. Где и как — нам не дано предугадать, ибо Трамп непредсказуем, но намек об усилении санкций недавно нам подал Энтони Скарамуччи, новый человек в администрации президента, директор по коммуникациям. Интересно будет наблюдать, как сенаторы отнесутся к усилению санкций. На усиление не потребуется их согласие.

Ради шутки коснусь русского звучания этой итальянской фамилии: Скарамуччи скоро замучит и выгонит из Белого дома весь первый призыв сотрудников. Так подумалось мне, когда был уволен пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер, а вместо Райнса Прибуса, бывшего председателя Национального комитета Республиканской партии, главой администрации президента был назначен генерал Джон Келли, переведенный с должности руководителя министерства внутренней безопасности, бывший начальник Южного командования вооруженных сил США. Вслед за этим и сам Скарамуччи неожиданно ушел в отставку, «чтобы дать Джону Келли полную свободу и возможность создать собственную команду.

То есть работа по смене кадров продолжается. Возможно, она идет параллельно со сменой тактики и стратегии президентства Дональда Трампа. Уходящий из Белого дома Райнс Прибус назвал назначение на покинутый им пост генерала Келли «прекрасным выбором». «Президент хочет начать двигаться в другом направлении, — заявил он в телеинтервью. — Приход новых лиц пойдет на пользу руководству страны и позволит президенту США заняться необходимыми переменами».

В ожидании этих перемен напомню об Украине, которая в центре конфликта и антироссийских санкций. Меня удивило недавнее заявление Трампа, что Украина «вмешивалась в выборы», когда была не за него, а за Хиллари Клинтон. Чего же он мог ждать, когда с самого начала своей кампании оттолкнул от себя Украину незаинтересованностью в ней и непродуманными о ней высказываниями? Теперь не дело старое поминать, но пора переориентироваться. Украина того стоит, и в интересах США встать на ее защиту от российской агрессии. Может быть, в этом будет «другое направление» в политике Трампа?

В Украине, правда, всё пошло не так, как ожидалось. Озадачивает решение президента Порошенко лишить украинского гражданства Михаила Саакашвили и выдворить его из страны. Согласен с Игорем Коломойским, что это ляжет «позорным пятном на репутацию Украины». Согласен с Юлией Тимошенко, что это «позорит Украину в глазах всего мира и должно получить надлежащую оценку мирового сообщества». В Кремле, впрочем, этому рады.

Ситуация сложилась настолько сложная и многофакторная, что никакому компьютеру не по зубам. Так, впрочем, уже бывало. Вот, например, отчаянный стих Саши Чёрного 1909 года:

Сжечь корабли и впереди, и сзади,

Лечь на кровать, не глядя ни на что,

Уснуть без снов и, любопытства ради,

Проснуться лет через сто.

А мы тут проснемся — завтра или через неделю, и новость свалится на нас. Не знаю, какая. И никто не знает. Но будем надеяться, что утешительная. Если американские санкции ко всеобщему удовлетворению сработают.

Об авторе

Семен Ицкович
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0