Утечки наказуемы

0

Генеральный прокурор Джеф Сесшенс и директор службы внутренней безопасности Дан Коутс объявили о совместных усилиях по борьбе с утечками засекреченной информации в прессу. Бывший федеральный прокурор Виктория Тонсинг считает, что проблему можно решить, предупредив прессу, ограничив число людей, имеющих доступ к секретной документации, и уволив назначенцев Обамы из штата Совета национальной безопасности.

Тонсинг также призвала не делать поспешных выводов по поводу назначения следователем по особым делам Мюллером большого жюри для расследования российского скандала. При этом она выразила недоумение, почему до сих пор не созвано большое жюри в связи со скандалом с имейлами Хиллари Клинтон, и никто не занимается деятельностью Фонда Клинтонов.

Вопрс об утечках вновь вышел на первый план неделю назад после публикации в «Вашингтон Пост» засекреченных транскриптов разговоров президента Трампа с другими мировыми лидерами во время первых дней своего правления. По мнению Тонсинг, слив этой информации является уголовно наказуемым.

«Это абсолютно уголовно наказуемо, это слив засекреченной информации. «Вашингтон Пост» занимается тем, что не дает президенту Трампу выполнять свою работу, потому что «Вашингтон Пост» абсолютно привержен плану свержения этого президента», — сказала Тонсинг.

«Знаете ли вы их новый лозунг «Демократия умирает в темноте»? Ну, демократия умирает в фейковых новостях, в публикации секретной информации, которая не имеет никакой новостной ценности. Что мы узнали из публикации транскриптов? Ничего», — заметила Тонинг.

Во время пресс-конференции Сесшена и Коутса прозвучала очень важная вещь – журналистов обяжут давать показания, чтобы разоблачить тех, кто сливает гостайну. Самих же журналистов нет необходимости делать подследственными.

«Так далеко заходить не нужно. Они могут обязать их дать показания и предстать перед большим жюри, помните? Патрик Фитцжеральд сделал это в ситуации Скутера Либби и Валери Плейм, а там преступления совершено не было. Речь идет о том, что помощник республианского вице-президента Дика Чейни, Скутер Либби, раскрыл имя агента ЦРУ Валери Плейм по просьбе заместителя госсекретаря Ричарда Армитажа. Его обвинили в предательстве. С ярлыками тогда постаралась, как всегда, пресса. Проблема в том, что когда Госдепартамент и Белый дом сливали в прессу имя Валери Плейм, они не знали, что оно засекречено. Это была ошибка, глупая ошибка, но не более того. Однако под давлением демократов Белый дом согласился на назначение следователя по особым делам и большого жюри, в результате чего Скутер Либби был признан виновным.

В октябре 2010 года Валери Плейм и ее муж Джо Вильсон появились в программе ведущего Си-Эн-Эн Вольфа Блитцера. Он попросил их дать мгновенную реакцию на некоторые имена. «Скутер Либби» — «предатель», — сказал Вильсон. «Дик Чейни» — снова предатель.

А вот когда президент Обама нанес необжиданный визит в Афганистан, то администрация в информацию для прессы включила всех высокопоставленных лиц, которые присутствовали на встрече с президентом, в том числе и главу миссии ЦРУ в Кабуле. Представьте себе, эта утечка была названа «по-настоящему глупой ошибкой», и прошла без последствий.

Между прочим, под крики о подавлении свободной прессы, неплохо бы вспомнить, как преследовал генеральный прокурор Эрик Холдер (администрация Обамы) журналистов за утечки.

«Они занялись 20 репортерами АП, и никто даже не пикнул. АП попыталась повозмущаться, но массовой поддержки в прессе не встретила, — напомнила Тонсинг. – Они потребовали выдать им записи телефонных разговоров из Verizon. В АП даже не знали об ордере из генпрокуратуры. Люди Эрика Холдера преследовали Джеймса Розена из Фокс-ньюз, они назвали его заговорщиком и преступником. Посмотрите, что делала администрация Обамы, и никто не поднимал шума».

Для предотвращения утечек секретной информации необходимо сократить внутренний круг, имеющий к ней доступ, считает Тонсинг. «Вашингтон Пост» утверждает, что эти записи были получены от сотрудников, и они постоянно распространяют их среди определенного числа людей. И вот это «постоянное распространение» необходимо прекратить, считает Тонсинг. Доступ к информации должен иметь очень ограниченный круг людей.

Все документы следует пронумеровать, чтобы следователям было легче выявить болтунов. Некоторые репортеры готовы пойти в тюрьму, но не выдавать свои источники информации, но администрация должна начинать оказывать давление. Людей, которые наглым образом выдавали и публиковали секретную информацию следует приструнить.

Она также в шоке от того, что в Совете национальной безопасности продолжают работать назначенцы Обамы. «Это ошибка президента. Президенту было сказано, я знаю это, от кого следует избавиться. Он этого не сделал, и теперь ему приходится винить только самого себя», — заметила Тонсинг.

Она также недовольна работой советника по национальной безопасности Макмастера, уволившего целый ряд прекрасных сотрудников консервативных убеждений, таких, которые были против договора с Ираном. Очевидно, у Макмастера иное мнение по этому вопросу, и он от них избавился. При этом он позволил бывшему советнику по национальной безопасности Сюзан Райс сохранить свой допуск к гостайне.

«Это меня беспокоит. Когда Сюзан Райс говорит, она лжет. Такова ее обычеая тактика во время работы на администрацию Обамы, будь то Бенгази или сержант Боуи Бергдал. По любому важному вопросу она делала ложные заявления. Поэтому я не понимаю, почему он еще носится с ней».

Что касается информации о созыве Мюллером большого жюри для расследования по России, то тут пока поводов для большого беспокойства нет. Даже сама информация может быть безответственным сливом.

«Это может или не может быть слив, потому что можно вызвать свидетеля для дачи показаний перед большим жюри, или кого-то, кого просили предоставить документы, и это не преступление», — сказала Тонсинг.

Тонсинг беспокоят другие аспекты следствия, так как Мюллер выходит за рамки первоначальной цели следствия. По ее словам, Минюст должен был решить эту проблему с самого начала.

«Заместитель генерального прокурора Род Розенштейн должен был очертить рамки с самого начала. Ему следовало сказать: «Цель следствия – только сговор с Россией». И если, расследуя сговор с Россией, вы выявляете преступление, тогда это уголовно наказуемо. Но расширять следствие до сделок по бизнесу в тот период, когда Дональд Трамп даже и не думал баллотироваться в президенты, уже дурно пахнет», — считает Тонсинг.

Сторонники Трампа обеспокоены тем, что в списке свидетелей для дачи показаний перед большим жюри присутствуют имена офицеров ФБР, которые могут быть союзниками бывшего директора ЦРУ Джеймса Коми, а потому давать показания против президента.

Тонсинг с этим не согласна: «Когда я была федеральным прокурором, я постоянно вызывала федеральных агентов для дачи показаний, потому что они ведут следствие. Мы не знаем, что за показания они будут давать. Может, они расскажут о фактах, а, может, о ходе следствия».

Более того, созыв большого жюри как раз уместен для такого следствия, но ее смущает то, что ФБР отказалось от расследования скандала с имейлами Хиллари Клинтон, и удивительный обычай гарантировать неприкосновенность ключевым фигурам в обмене докуметацией.

Профессор Алан Дершович сказал, что судебная система стала орудием проигравшей партии по изменению результатов выборов. Очевидно, президент Трамп только тогда обретет полноту власти, когда отдаст приказ о возбуждении следствия против клана Клинтонов. Борьба с утечками – первый шаг в этом направлении.

Об авторе

Виктория Вексельман
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0