Проникновение еврейских слов в белорусскую речь

0

— Уважаемый рав Эссас, моя бабушка употребляла слово бегемот для обозначения скотины, а дед в отношении сена употреблял слово ярок. Его сестра всегда предлагала нам куриную ножку, называя её зроа. В этом случае возникает путаница. Как могли попасть эти слова в белорусскую речь? Наверняка Вы встречались с ещё более выразительными примерами.

Александр, Волоколамск

— Если нет документов, однозначно подтверждающих еврейское происхождение «действующих лиц», то употребление в русской, белорусской или скажем, украинской речи еврейских слов (из идиш, а то — и из иврита) зачастую означает, что эти люди выросли в дореволюционных или, к примеру, довоенных еврейских местечках. Впрочем, и в послевоенные времена в некоторых относительно небольших населенных пунктах, где вперемешку жили еврейские и нееврейские семьи, тоже был привычным «языковый обмен».

Ситуация, полагаю, требует более детального разъяснения.

Многие почему-то думают, что обозначение «еврейское местечко» подразумевает, что 100 процентов жителей в нем были евреями. Но это обманчивое представление. Население таких городков и поселков процентов на 20, как минимум, а нередко эти пропорции доходили до 50-60 процентов, состояло из неевреев. При этом еврейские и нееврейские дома стояли по соседству. Женщины общались между собой, обсуждая бытовые проблемы. У мужчин существовало некое профессиональное разделение труда. К примеру, сельским хозяйством занимались в основном неевреи, а евреи — ремеслами (были сапожниками, портными и т.п.).

Так что, что общение между представителями разных народов в «еврейских местечках» было достаточно частым. Что совершенно естественным образом вело к «взаимообогащению» языков. Поэтому в язык идиш вошло много русских, украинских и белорусских слов (так, собственно, формировались в языке идиш местные наречия). И, соответственно, жители-неевреи тоже разнообразили свой местный диалект какими-то вкраплениями еврейских слов из идиш. И поскольку в языке идиш примерно четверть слов — из иврита, то многие неевреи (белорусы, украинцы, русские и т.д.), сами того не подозревая, умели, так сказать, «говорить на иврите».

Ну, это, конечно же шутка. А если всерьез — они просто использовали в своей разговорной речи идишистские и ивритские слова. Вы правы: из моего личного жизненного опыта и мне известны подобные примеры. Дело в том, что я рос в городе Вильнюсе (столица Литвы) — среди русских, литовцев и поляков. И общался с их детьми на всех этих языках. Идиш я знал с детства. И нередко замечал в их речи «наши» слова. Отмечу, что дома, в семье, мы довольно часто использовали выражения польского или, скажем, литовского происхождения. Даже когда, казалось бы, говорили между собой на русском языке.

Отвечает рав Эссас

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0