Власть закона, которая меня устраивает

0

Шломо Пиотроковский

Выступающие с нападками на ответ государства БАГАЦу по вопросу усыновления детей однополыми парами, в большинстве своём – это те, кто имеет обыкновение ссылаться на то, что у них принято именовать «властью закона», и это у них является как бы лозунгом и знаменем. Но с каждым разом всё яснее становится, что если закон не соответствует их прогрессивному мировоззрению, значит, можно букву закона превратить в насмешку.

Буря, вспыхнувшая на этой неделе вокруг дела об усыновлении детей однополыми (как они сами себя называют – прим.перев.) парами, докатилась, как это нередко имеет место в наших краях, до апелляции в БАГАЦ. Эту апелляцию «Реформистский Центр религии и государства» и амута «Отцов-геев» подали против министерства соцобеспечения и юридического советника правительства, Авихая Мандельблита.

Image result for ‫עמותת 'אבות גאים'‬‎Апеллянты утверждают, что государство дискриминирует пары «известных в обществе» (пары, живущие в незарегистрированном браке – прим.перев.) и однополые пары во всём, что касается процессов усыновления детей. Конечно, можно удивляться, почему реформистское движение предпочитает занять место именно во фронте борьбы однополых пар, но оставим этот вопрос до другого раза.

Истина в том, что если мы откроем «Закон об усыновлении», то выясним, что речь не идёт о произвольном решении некоего Имярек. Язык закона прост и ясен:

«Не может быть иного усыновления, кроме как совместного усыновления парой, являющейся мужем и женой».

Действительно закон отмечает два исключения, но эти исключения весьма ограниченны и не релевантны усыновлению детей парами, определяемыми как «известные в обществе», а также однополыми парами. Язык закона ясен, а поэтому по сути нет надобности в расширенной аргументации. Государству должно быть достаточно процитированного – и на этом всё!..

Однако, в государстве Израиля, — конечно же, с началом эпохи судьи Аарона Барака (эпохи «судебного активизма» — прим.перев.)! — написанное в законе в лучшем случае исходная точка. Судьи устанавливают решение, а не законодатели.

Таким образом, госпрокуратура оказывается перед БАГАЦем в несколько сложной позиции. В том, что касается пар «известных в обществе», министерством соцобеспечения и госпрокуратурой было принято решение известить БАГАЦ об изменении политики. Упомянутые пары, которые соответствуют нескольким условиям, основным из которых является стаж совместного проживания не менее 3 лет и устойчивое профессиональное (и социальное – прим.перев.) положение в том, что относится к усыновлению, смогут усыновить ребёнка.

Но в том же, что касается однополых пар, в министерстве соцобеспечения и госпрокуратуре было решено сохранить существующую политику. Смысл этого решения в том, что эти пары не смогут усыновлять младенцев в Израиле.

Представленные государством аргументы не были юридическими аргументами, но были аргументами практическими, по существу. Жизнь усыновлённых детей и без того нелегка. В государстве Израиля 2017-го года быть ребёнком такой вот однополой пары – до сих пор не является естественной нормой. А поэтому в основу принимается благо ребёнка, поэтому предпочтительно передавать детей на усыновление в нормативные пары.

Image result for ‫אימוץ ילדים בישראל‬‎«Ребёнок, передаваемый на усыновление, несёт в себе чувство исключительности», — так объяснили в «Службе ребёнка» неприятие изменений в законе, а значит: — «… желательно, насколько возможно предотвратить избыточную эмоциональную нагрузку на ребёнка, в образе неприятия семейной ячейки, которое до сих пор имеет место в израильском обществе, поскольку это новое и непривычное явление».

Представитель государства добавляет, что в проблеме решающее слово должен иметь законодатель, но не суд.

«Речь идёт о весьма чувствительном вопросе и изменениях в обстановке общественного спора, связанного также и с признанием статуса, — повторил представитель государства, аргументируя закон: — Обратим наше внимание на то, что во многих государствах в мире допускается возможность усыновления детей из-за рубежа однополыми парами, которые считаются семейной ячейкой, и это имело место в рамках близости и придания официального характера брака между двумя особами одного пола».

Что касается «известных в обществе», то тут, наоборот, государство полагало, что применение выражения «муж и жена» можно пережить также и для таких пар.

Image result for ‫עמותת ילדים גאים‬‎Ясное дело, что тут же разразилась буря. Организации сообщества ЛГТБ выступили с протестом под знаком своей исключительности против желания государства не допустить возможности усыновления ими младенцев в Израиле.

Конечно же, тут же стрелы своего гнева они направили против г-жи министра юстиции Айелет Шакед, несмотря на то, что она, как известно, вообще не могла повлиять на юридическую позицию юридического советника правительства.

Ясно, что выступающие с нападками на ответ государства БАГАЦу по вопросу усыновления детей однополыми парами, в большинстве своём – это те, кто имеет обыкновение ссылаться на то, что у них принято именовать «властью закона», и это у них является как бы лозунгом и знаменем.

Раз за разом выясняется, что «власть закона» — это своеобразный код, обозначающий «власть закона, когда написанное меня устраивает». Если же закон не устраивает, не соответствует прогрессивному мировоззрению, значит, можно букву закона превратить в насмешку.

То, что делает для изменения самого закона законодатель – легитимно, также и в том случае, когда имеются причины противиться такому изменению. Когда же изменением закона занимается суд – это уже подкоп, не впервой, к великому сожалению, под саму идею «власти закона».

Факт, что принятый основной закон уважения достоинства и свободы человека не превращает законы государства в нечто анекдотическое, как, конечно же, и законы, принятые в соответствии с ним и защищённые параграфом «соблюдение решений суда».

Добавим к этому, что общественная дискуссия пропустила ещё один критический момент.

Image result for ‫הפגנה גאים בישראל‬‎

Плакат cправа: «И мне положено быть мамой!»

Усыновление ребёнка – это не право, и не может быть никакого равенства в таком деле.

Так, например, в процедурных правилах Службы в защиту ребёнка право на усыновление имеют только завершившие 12-летнее обучение (полную среднюю школу – прим.перев.). Кроме того, тот, кто не в состоянии обеспечить усыновляемого ребёнка отдельной комнатой, не получает разрешения на усыновление.

И это только 2 примера правил усыновления в руководстве Службы. Принцип  же усыновления однозначен — благо усыновляемого ребёнка.

Поэтому любое опасение, что ему будет нанесён вред, оправдывает исключение из «правил равенства».

На обочине возмущений левак-певец Арель Сакет решил прочесть перед собравшейся молодёжью пылкую поэму, призывающую не призываться в ЦАХАЛ. Помните, что случилось, когда депутат Бецалель Смотрич осмелился призвать религиозную молодёжь отложить на 4 месяца свою мобилизацию (но – не дай Б-г! — не совсем уклониться от службы)?

Зато на этой неделе я удивлялся – куда же это вдруг подевался хор осуждающих, когда подобный призыв раздался с другой стороны политической карты.

Оригинал на иврите — Аруц шева

Перевела Фанни Шифман — авторский блог

Июль 2017

Об авторе

Фанни Шифман
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0