Культура

0

«Культура — это лишь тоненькая яблочная кожура над раскалённым хаосом» (Фридрих Ницше)

«Есть в мире движущаяся параллельно смерти и принуждению ещё одна огромная сила, несущая в себе уверенность, и имя ей — культура» (Альбер Камю)

Вам не кажется, дорогие друзья, что два этих эпиграфа не состыкуются между собой? Так что же такое «культура»? Это тоненькая, с лёгкостью смываемая плёночка, или могучая сила, одна из первооснов мироздания? Наверное, правильный ответ будет: у кого как.

Захотелось мне в эпоху босячества, фейковых новостей и беспардонной лжи разобраться с самим понятием, коим граждане гневно тычут друг другу в физиономию: культурой. Многие «законодатели культурных мод» нынче так себя проявляют, как бы осчастливленные правом снять перчатки и смокинги, что совковое: «ну ты, чо, очки нацепил, культурный, чё ли?!!» выглядит символом эпохи. И не про одних актёров и журналюг речь.

Викисловарь предлагает такие переводы самого понятия «культура»: совокупность духовных достижений, уровень интеллектуального; нравственного, эстетического развития; сложившийся порядок; целенаправленное разведение растений, животных; сельскохозяйственное растение; клетки микроорганизмов. При всём разнообразии применений можно найти в них привкус изначального латинского «cultura», чьё буквальное значение: «возделывание». То есть если можно ещё, скрепя сердце, скушать выражение «врождённая интеллигентность», то культура и культурность — это обязательно результат целенаправленного труда и воспитания. Википедия подбавляет жару: «источником происхождения культуры мыслится человеческая деятельность, познание и творчество».

Тогда неизбежно возникает вопрос: отчего столь легко слетают с людей, словно неловко нацепленные маски, культурные навыки, обрести которые — потребовало годы труда? Согласитесь, пиликать на скрипке, решать дифференциальные уравнения, разыгрывать староиндийскую защиту и применять на холсте законы перспективы — за краткий отпуск не освоишь. Еврейская Традиция и йога согласны в базисном принципе: человек — то, что он ест (и как он ест) — зубами телесными и духовными. Так неужели длительная работа, общение и обращение с культурными ценностями и культурными людьми не оставляют в человеке глубокого следа? Или есть некая сила, культуре противостоящая, которая немедля выскакивает при ослаблении в обществе и в человеке культурного кода и культурного слоя — и наносит зазевавшемуся хуг слева, превращая его в орангутанга?
Один мой знакомый, любящий отыскивать ивритские корни в языках, предложил такую интерпретацию слова «культура»: «коль Тора». Учитывая лёгкую взаимную подмену в иврите огласовок «о» и «у» это не сразу звучит абсурдно. «Коль Тора», в зависимости от ивритского написания, может означать либо «вся Тора», либо «голос Торы». Это, конечно, мучительно напоминает переложение блюда «колбаса» как «коль басар» — то есть «все (виды) мяса», заполняющие колбасное изделие по принципу «один рябчик, один конь»… Но — за неимением ясного и однозначного приложения понятий «культура» и «культурность» в русском и латинском языках воспользуемся содержащимся здесь намёком.

А для того зададимся вопросом — что укрепляет, делает сущностной в человеке культурность? Слово это — культурность я хочу здесь использовать не в философски-словарном, но в повседневном, интуитивно понятном значении — как вежливость, способность выслушать и воспринять точку зрения другого, как наличие багажа систематизированных знаний о мире и умений, навыков обращения с ними. А есть ли это выращивание батата в джунглях или полная стихотворениями Гёте память — это уж кому какая планида досталась.

Я не сумел найти ничего, что делало бы культуру значимой для человека и общества и культурность — устойчивой, кроме — веры, глубокого доверия человека к тому, что его культурный багаж истинен и необходим, а культурность укоренена в его личности и душе и потеря её — трагедия.

Звучит это очень просто, даже элементарно. Но — не забудьте, насколько велик во многих культурах условно принятый, театральный, игровой элемент. Он необходим, все мы — до какой-то степени дети, это несомненно доказывают игровые представления выборов, спортивных состязаний, условности живописи, театра, кино, литературы, произвольно выбранная игра политкорректности. Но — игра есть игра. Без неё можно обходиться. Попавший в плен японец проживёт без чайной церемонии, а англичанин — без утреннего кофе. А вот без воздуха обходиться нельзя. Без души — это уже иное и жалкое существо. Иначе говоря, устойчивость культуры и культурности определяются глубиной их как таковых и глубиной их залегания в тебе.

Не будем напоминать, как быстро часть французских интеллигентов пошла в палачи якобинцев. Во что превратились за какие-нибудь 3-5 лет большинство культурнейших немцев. До чего за пару «хунвейбинских» лет дошла интеллигенция древнего культурного Китая. Наконец, как фарс после трагедий,- на какое посмешище сегодня выставляет себя либеральная «культурная элита» и массовая информация Америки и Израиля.

Можем мы упомянуть и исключения, скажем, на уровне народов — датчан, финнов и болгар времён Второй Мировой. Но корни этих исключений — отнюдь не в исключительной культурности, так, финский литературный язык появился только в 16-м веке, а относительная готовность датчан поддержать преследуемых евреев могла корениться в юдофилии Ганса Христиана Андерсена — наиболее известного в мире датчанина, из произведений которого взят национальный символ: «Русалочка».

Теперь пришло время обратиться к полушутке моего приятеля. Тем более, я уже цитировал своего израильского учителя рава Хаима Бурштейна: «Тора пришла к нам, чтобы сделать человека чуть более интеллигентным существом». Так вот, по-настоящему культурным,- и культурным устойчиво, способным сохранять культурность в самых сложных и напряжённых ситуациях,- человека может сделать только всеобъемлющее воспитание, внутренний стержень которого — знание о самых значимых и основополагающих принципах устройства мира и тебя лично, человека. Не просто знание — но знание настолько осознанное, включённое в личность твою, пережитое и проверенное опытом — что ты надёжно установил его истинность и исключительную для себя важность и готов очень многим поступиться ради того, чтобы твоя жизнь не пошла с ним в разрез.

Лично мне не известно что-либо более субъективно значимое для человека, чем — жизнь и смерть, временность и вечность, ограниченность и бесконечность. Причём речь не о понятиях метафизики или математики, а — о тебе самом. Любимом. Этими вопросами на ином, чем абстрактное умствование уровне, занимаются только религии.         Их множество, и в каждой — свои красота и история. Есть религии локальные, есть — глобальные пространственно, но избравшие для себя некоторую частичную сферу человеческого бытия (в духе христианского: «Б-гу — Б-гово, кесарю — кесарево»). Культурность, выстроенная на таких глубоких, но ограниченных основаниях, может быть довольно устойчивой — так, Праведниками народов мира в Яд Вашем названо немало христиан и мусульман,- но на границах опыта и убеждений возникают опаснейшие пустоты, способные породить… Не будем об этом, всё известно.

Единственная глобальная система, суть и практика которой простираются от деталей устройства общества, повседневного быта и критических ситуаций до знания о глубинах бытия — это Тора. И когда «светские» люди критикуют её именно за это, за тотальность — они просто не ведают, о чём говорят. На меньшем, чем «вся Тора» — основание культуры и культурности надёжно выстроить нереально. Если у кого-то из читателей есть альтернативные мнение и опыт — будьте любезны, поделитесь со мной.

Разумеется, «гарантию даёт только страховой полис» — нужен немалый труд, чтобы «впустить» Тору в себя и сделать её основанием не гордыни, а культуры. Тора даёт защиту от «хулигана с хугом слева» — дурного начала человека, но применять эту защиту придётся самому. И мы знаем случаи в истории, когда, как в средневековой Испании, большую устойчивость и самопожертвование проявляли «простые евреи» — в сравнении с теми, кто отличился в культурах народов-притеснителей. Но — пожалуйста, кто хоть немного увлечён историей — назовите другую большую группу культурных людей, кроме — знатоков Торы народа Израиля. Лично мне, объехавшему полмира и знававшему людей изрядно, не попадался на пути никто, соизмеримый по культурности (во всех её многочисленных дефинициях) с недавно ушедшим от нас равом Исроэлем Бельским, да будет благословенна память праведника.

Об авторе

Арье Юдасин

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0