А что же вы? Недельная глава Торы «Балак»

0

Балак, царь Моава, обратился к чародею и пророку Биламу (Валааму) с просьбой проклясть евреев, приблизившихся к границам его страны. Б-г явился в ночном видении к Биламу и предостерег его от проклятий в адрес «благословенного» народа, но Билам после некоторых колебаний все-таки отправился к царю.

По дороге ангел с огненным мечом трижды преграждал путь Биламу, ехавшему на ослице. Билам не видел ангела, не понимал вынужденных маневров ослицы и нещадно бил ее за «упрямство». После третьей остановки «Б-г отверз уста ослицы», и она стала укорять хозяина: ведь, избегая столкновения с ангелом, она спасла ему жизнь. Прозревший Билам увидел, наконец, ангела, и тот сообщил ему, что можно и чего нельзя говорить о сынах Израиля. Наконец, Билам прибыл к Балаку, и царь Моава провел тщательную подготовку к ритуалу проклятий в надежде, что знатный гость уничтожит словами ненавистных пришельцев. Однако результат получился обратный: трижды Билам пытался произнести проклятия, находясь в состоянии провидческого транса, и все три раза его уста изрекали только благословения. Раздосадованный Балак прогнал Билама. Тем временем евреи начали распутничать с женщинами Моава и Мидьяна и поклоняться их идолам. Б-г разгневался и наслал мор на грешников. Лидер колена Шимона совершил публичный акт разврата с мидьянской принцессой, и внук Аарона Пинхас убил их обоих копьем, после чего эпидемия, унесшая 24 тысячи жизней, прекратилась.

***

«И увидел Балак, сын Ципора, все, что сделал Израиль с эмореями…» (22:2).

Однажды раввин Хаим Каневский, крупнейший авторитет Торы в Израиле, сел в такси в своем родном городе Бней-Браке. Водитель сразу узнал пассажира и сказал: «Рабби, я хочу рассказать вам одну историю. После службы в армии мы поехали с другом в Индию. Однажды мы зашли глубоко в джунгли и оказались в густой чаще.

Я шел впереди, и вдруг раздался истошный крик моего друга. Обернулся и ахнул: питон обвил кольцами его тело и стал медленно душить. Я бросился на помощь, пытался оторвать змею от друга, но тщетно. Питон обвивал его все сильнее. Лицо друга уже посинело, и я, отчаявшись, крикнул ему: «Скажи «Шма». И он слабеющим голосом, уже буквально при последнем дыхании произнес: «Шма, Исраэль, Ашем — Элокейну, Ашем — Эхад!»

И тут произошло чудо, которому я не могу поверить до сих пор. Змея расплела свои кольца и уползла в кустарник.

Главное, что я хочу вам сказать, это то, что мой друг, вернувшись в Израиль, стал учить Тору все дни напролет и даже ночью».

«У-ма итха? — спросил рав Каневский, — А что же вы?»

«Рабби, вы не поняли? — ответил водитель. — Это произошло не со мной, а с моим другом. А я-то причем?»

В конце Пятикнижия, описывая смерть Моше-рабейну, Тора сообщает: «И не было более пророка в Израиле, подобного Моше» (Дварим, 34:10).

Мудрецы выводят из этого стиха следующее положение: хотя после смерти Моше не было у евреев других пророков его уровня, такой пророк был у народов мира — Билам.

Можно было спросить Билама: «У-ма итха?» Если ты достиг столь высокого уровня пророчества, что уступал только самому Моше, как случилось, что ты стал таким злодеем?

В природе существуют два летающих живых существа с уникальным зрением. Это — орел и летучая мышь. Днем зрение у орла острее, чем у других пернатых.

Однако ночью орел ориентируется в пространстве гораздо хуже летучей мыши, которая может издавать ультразвуковые сигналы в кромешной тьме, создавая «радиолокационную карту» ландшафта, в котором летит. И в этом с ней не может сравниться ни одно крылатое существо.

Свою проницательность Билам получил от сил тьмы и зла, чем он существенно и отличался от Моше, который черпал пророческую силу из чистейшего источника святости.

Тройной кордон

РАШИ пишет, что в трех случаях, когда ангел преграждал путь ослице, на которой ехал Билам, он как будто представлял поочередно трех патриархов еврейского народа, чтобы в итоге показать Биламу, насколько безнадежна его затея с проклятиями.

Первый раз, увидев перед собой ангела, ослица «свернула с дороги и пошла по полю» (гл. 22). Ангел не позволил ослице ехать прямо, но оставил ей возможность обойти себя справа или слева. Это значит, что Билам мог успешно проклясть потомков Авраама, которые свернули с пути истины, т. е. детей Ишмаэля и Кетуры (женщины, на которой Авраам женился после смерти Сары). Но он был не в состоянии причинить зло сынам Ицхака, подлинного и единственного наследника первого праотца.

Во второй раз («И стал ангел Б-га на тропинке между виноградниками — забор с одной стороны и забор — с другой») у ослицы осталось лишь узкое пространство для прохода, и она едва протиснулась между стеной и карающим мечом ангела, повредив ногу Биламу. В тот момент ангел как будто принял обличье Ицхака, у которого был только один порочный сын — Эсав, в результате ослица лишилась пространства для маневра, но смогла продолжить путь.

Наконец, в третий раз, когда «ангел…стал на тесном месте, где не было пути, чтобы свернуть вправо или влево», и ослица не могла идти вперед («она легла под Биламом»), ее блокировали сыны Яакова, все праведники, которым Билам при всем желании не мог причинить зла, не мог их проклясть.

Мудрость ослицы

«Валаамова ослица» оказалась не из глупого десятка. Что она сказала Биламу, едва Б-г отверз ее уста? «Что сделала я тебе, что ты бил меня три раза?» В оригинале написано: «зе шалош регалим» (дословно «эти три раза»). Но, как отмечает Раши, «шалош регалим» означает также на святом языке три еврейских праздника — Песах, Шавуот и Суккот, в которые евреи, жившие в эпоху Храма, покидали свои дома и поля и, невзирая на тяготы пути и большие расходы, восходили в Иерусалим, чтобы засвидетельствовать свою любовь к Б-гу и Его законам.

Ослица говорила своему хозяину, что он зря предпринял столь дальнее путешествие по вызову Балака, что его ждет неудача. Как можно победить народ, который со временем, после прихода в Эрец-Исраэль и постройки Храма будет совершать паломничества в «эти три праздника», демонстрируя несокрушимую веру и самоотверженную любовь к Творцу. Коллективная заслуга евреев наверняка одолеет его злые чары, подобно тому, как подушный налог в полшекеля, который они собирали для храмовой службы (мы продолжаем традицию сбора полшекелей в канун Пурима), перевесил 10 тысяч кикаров золота, внесенные Аманом в царскую казну за право истребить евреев Персии.

Раб мгновений

У евреев было еще одно преимущество перед Биламом, предопределившее его неудачу с проклятиями. Б-г предоставил им особую привилегию, позволив устанавливать начало нового месяца — по показаниям двух свидетелей, видевших лунный серп, и по решению Санхедрина. Всевышний как будто назначил избранный народ своим «партнером во времени».

Другое дело — Билам. Он мог действовать только в узких хронологических рамках. Пророческий дар он получал исключительно ночью, и, чтобы проклясть сынов Израиля, ему требовался редкостный миг Б-жественного гнева. Его провидческие способности целиком зависели от времени.

Таким образом, ослица напомнила Биламу, что он, раб мгновений, не имел шансов победить народ, повелевавший вечностью. Совсем не глупая ослица…

Об авторе

Нахум Пурер

Израиль

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0