Показания Джеймса Коми: гора родила мышь

0

В Ветхом Завете пророк Даниил, которому вполне можно доверять, рассказывает, что в ночь на 12 октября 539 до н. э. на одной из гулянок, на которые был охоч вавилонский царь Валтасар, он увидел возникшую в воздухе кисть руки, написавшую на стене таинственные огненные знаки. Это были три слова, которые в переводе с арамейского значили: «исчислено, взвешено, разделено». В ту же ночь Валтасар был убит, и на его трон взошел Дарий Мидянин, который разделил Валтасарово царство между 120 своими сатрапами, во главе которых поставил трех князей, одним из которых стал пророк Даниил.

В наши дни все не так страшно, но Дональду Трампу который день приходится отдуваться за две его фразы из трех слов, которые противники президента считают для него роковыми: «This Russia thing» («Эта штука Россия») и «Let this go» («Оставьте в покое»). Первое относится к предполагаемому сговору команды Трампа с российским руководством, а второе — к его намеку 14 февраля тогдашнему директору ФБР Джеймсу Коми оставить в покое экс-генерала военной разведки и советника президента по национальной безопасности Майкла Флинна, заподозренного в корыстных связях в Россией. Флинн был отправлен в отставку в тот же день 14 февраля, а Коми 9 мая. Отставка первого была ожидаемой, а второго неожиданной, хотя увольнения в администрации Трампа непредсказуемы. Полуразоблаченный Флинн помалкивает, ожидая результатов расследования, а обиженный Коми, которому Трамп обещал сохранить за ним пост директора ФБР в своей администрации в расчете на его лояльную честность или честную лояльность, обиды не забыл.

В отличие от голословного крыловского волка, Коми согласился дать показания о кознях ягненка Трампа в сенатском комитете по разведке, что и делал в течение двух с половиной часов с утра 8 июня. Перед этим он представил комитету полный текст своего вступительного заявления, из которого следовало, что президент уволил его из-за «этой штуки России», до этого попросив, чтобы Коми «оставил в покое» Майкла Флинна, и директор ФБР воспринял эту просьбу, как приказ президента, но не подчинился. При этом Джеймс Коми отметил, что сам Трамп ни в какой связи с Россией не подозревался и в качестве такового не расследовался. По его данным под присягой словам, у Коми нет сомнений, что Россия и ее руководители намеревались вмешаться в процесс выборов в США и пытались это сделать, но никаких доказательств того, что это было реально сделано, у него нет.

На вопросы председателя комитета по разведке сенатора-республиканца Ричарда Берра, просил ли его Трамп, его люди или кто-либо из Госдепартамента прекратить расследование «этой штуки России», Джеймс Коми трижды ответил: «Нет». На просьбу Трампа «оставить в покое» Флинна экс-директор ФБР ответил, что он посмотрит, что можно сделать. На вопрос, почему он прямо не отказал Трампу, Джеймс Коми ответил, что он не «отважный капитан» («Captain Courageous») из книжки Киплинга, и в России это более понятно перевели, как «стойкий оловянный солдатик» из сказки Андерсена. По поводу записи содержания этой беседы, которая состоялась 14 февраля в Овальном кабинете Белого дома, в своем заявлении накануне дня дачи показаний в сенатском комитете по разведке Джеймс Коми дал подробное разъяснение. «Я сразу же подготовил несекретную запись беседы о Флинне и обсудил этот вопрос с представителями высшего руководства ФБР, — заявил он. — Я понял, что президент просит, чтобы мы прекратили все расследования в отношении Флинна в связи с ложными заявлениями о его беседах с послом России в декабре.

Из сказанного я не сделал вывода о том, что президент говорит о более широком расследовании в связи с Россией или о возможных связях членов его избирательного штаба. Я могу ошибаться, но я понял, что он делает упор на то, что произошло в результате отставки Флинна, на скандал, связанный с тем, как он рассказывал о телефонных разговорах. Но как бы там ни было, все это вызвало у меня серьезное беспокойство, учитывая роль ФБР как независимого следственного органа». Это беспокойство привело к тому, что запись этой беседы Коми передал своему другу, профессору права Колумбийского университета Дэниелу Ричману, а тот по его просьбе слил ее газете New York Times.

Продолжая литературные аллюзии, можно сказать, что показаний Джеймса Коми в Сенате ожидали больше, чем появления Годо в абсурдистской пьесе Беккета. Противники Трампа надеялись услышать от профессионала контрразведки фактические разоблачения ненавистного им президента, а сторонники — фактическое отрицание многочисленных публикаций, которые Трамп прозвал фейковыми — в современном русском языке есть и такое слово. К тому же это было первое публичное выступление Джемса Коми после увольнения. По большому счету, гора его долгожданных показаний родила мышь свежей информации. Как и в июле прошлого года, когда Коми угодил «и вашим, и нашим» на пресс-конференции по поводу «сервергейта» Хиллари Клинтон, заявив, что она, конечно, виновата, но не настолько, чтобы отдавать за это под суд. 8 июня он заявил, что, с одной стороны, фактически президент оказывал на него давление, попросив прекратить расследование контактов Флинна с российскими представителями.

Фото: wikipedia.org

Фото: wikipedia.org

С другой стороны, Коми отказался признать это «помехой правосудию», чего добиваются демократы для возможности импичмента. С одной стороны, объяснение президентом причины его увольнения тем, что он якобы не справляется с обязанностями, Коми назвал ложью и выразил сожаление, «что американцы это услышали». С другой стороны, Коми под присягой показал, что по линии ФБР Дональда Трампа ни в чем не подозревают. «Письменные показания бывшего директора ФБР Коми подтверждают массу тревожных сообщений о поведении президента», — заявил Адам Шифф, старший демократ комитета Палаты представителей по разведке. Гуру нашего уголовного и конституционного права и профессор Гарвардского университета Алан Дершовиц, влиятельный юрист, профессор юриспруденции, Алан Дершовиц сообщил каналу Fox News, что «письменное заявление Коми, обнародованное накануне сенатских слушаний, не содержит свидетельств, что президент препятствовал работе правосудия или совершил другие преступления».

Сам Трамп, запустив очередного голубка в своем твиттере, заявил, что показания Коми его полностью оправдывают. «Несмотря на такое большое количество ложных заявлений и обмана, полное оправдание… и wow, Коми — сам источник утечек», — написал Трамп, и в России одни перевели «wow» как «ух ты», а другие как «ого». Как заявил личный адвокат президента Марк Касовиц, показания Коми доказывают, что Дональд Трамп «не состоял под расследованием по поводу любой причастности к вторжению России» в избирательный процесс, и из этих показаний «также ясно, что президент не пытался повлиять на расследование попыток российского вмешательства в выборы 2016 года».

На следующий день после показаний Джеймса Коми в Сенате президент Трамп с видом победителя снизошел до выступления перед журналистами на пресс-конференции, которая, правда, была совместной с гостящим в США его румынским коллегой Клаусом Иоханнисом. «Нет ни сговора, ни помех, — сказал Трамп в Розовом саду Белого дома. — У нас все очень хорошо. Все это оправдания демократов, проигравших выборы, которые, по мнению некоторых, они не должны были проиграть». Отношениями США с Румынией репортеры не интересовались, хотя наш президент заявил, что, «как вы знаете, у народов Румынии и Америки очень много общего», пояснив, что это «любовь к свободе, гордые культуры и богатые традиции». В ответ этнический немец Иоханнис поблагодарил Трампа за теплые слова, которые тот нашел для Румынии, для румынского народа и для него лично, а также за приглашение и за хорошую погоду. В тот же день Трамп вернулся из Белого дома в свое нью-джерсийское поместье в Бедминстере, где провел уикэнд.

В своих показаниях Джеймс Коми несколько раз отказался отвечать, ссылаясь на служебное расследование ФБР, которым руководит назначенный со стороны «специальный советник» Мюллер, тоже бывший директор бюро. И снова литературная аллюзия из Андерсена, на это раз пришедшая в голову обозревателю Джону Подгорецу. «Джеймс Коми, — написал Подгорец в пятницу, — думает, но не говорит, будто президенту Трампу крышка, если за него возьмется специальный советник, и все из-за трех слов, которые Трамп мог бы пропеть на манер Снежной королевы Эльзы: ‘Оставьте в покое’ «.

По мнению консерватора Подгореца, в своих показаниях Коми дал ясно понять, что Трамп пытался помешать правосудию, а Роберт Мюллер как раз тот, кому удастся доказать это. Три магических слова, которые якобы произнес президент, Подгорец считает мощным оружием против Трампа. По словам Джеймса Коми, президент сказал ему: «Надеюсь, вы сможете найти способ, как оставить в покое», и на слушаниях сенатор-республиканец Джим Рич заявил, что надежда не может служить поводом для уголовных обвинений. «Президент Соединенных Штатов наедине со мной говорит: ‘Я надеюсь’, — ответил Коми. — Я понял это, как вот что ему нужно от меня». На вопрос председателя сенатского комитета по разведке Ричарда Берра, так помеха это правосудию или нет, Коми ответил, что решать не ему, а Мюллеру, которого назвал «упорным, жестким человеком, и можно быть уверенным, что он камня на камне не оставит».

Для Трампа эти слова прозвучали прямой угрозой, хотя Коми мог ошибаться, слепо надеясь на коллегу Мюллера. «Миссия ФБР — защищать Америку, а бюро продолжит это делать и без меня, — сказал Джеймс Коми 8 июня. — Я хочу, чтобы американцы знали: ФБР — сильная, честная организация и всегда была и будет независимой. И хочу извиниться перед бывшими коллегами за то, что не смог с вами попрощаться должным образом. Я всегда буду благодарен ФБР». Сказано это было в шкурный упрек уволившему его Трампу, но прозвучало очень даже благородно.

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0