Счастливчик Макс и удачливый Фабиа

0

Везде находятся чрезвычайно удачливые люди.  Встречались они в самых неожиданных ситуациях и на войне. В фашистской Германии однажды произошло нечто невероятное: офицеру СС было назначено суровое наказание, связанное с убийством евреев. Эпизод, почти не упоминаемый в печати, заслуживает того, чтобы о нём ещё раз напомнить.

Осенью 1941 г., когда систематическое убийство еврейского населения на оккупированных территориях Советского Союза достигло своего пика, небольшой отряд военнослужащих СС устроил садистскую бойню в еврейских местечках на Украине.  Его командир, унтерштурмфюрер (лейтенант) СС Макс Тойбнер, не мог предположить, что за свои действия во время рутинной экзекуции, вместо награды за доблесть, он предстанет перед высшим судом СС.  И, тем более, ещё невозможнее было предположить, что всё это потом обернётся для него невероятной удачей и чудесным спасением.                                                                                                                                                                                                                  Накануне вторжения войск нацистской Германии в Советский Союз по приказу Гиммлера (6 мая 1941 г.) «для усиления сил полиции» на занимаемых территориях, а на более понятном языке – для уничтожения евреев и борьбы с партизанами, были сформированы 16 мотопехотных бригад СС, ставших ещё одним инструментом нацистского террора, независимо от того, где они находились.  До 22 июня 1941 г., готовые к выступлению, они концентрировались в занятой немцами Польше.  Каждая из этих бригад располагала своим ремонтным взводом, отвечавшим за содержание всей вверенной ей техники.  Командиром такого взвода 1-й мотопехотной бригады СС и был 30-летний Макс Тойбнер.

В нацистскую партию, куда он вступил ещё до прихода Гитлера к власти, его привела исключительно ненависть к евреям.  Ещё до начала боевых действий он публично обещал лично  уложить  20 тысяч своих главных врагов.  Но, находясь в арьергарде, его подразделение входило в захваченные года и населённые пункты Советского Союза уже после того  как  остававшееся там еврейское население специальными немецкими командами уже было повсеместно уничтожено.  То же самое повторилось и 8 сентября 1941 г., когда его взвод дошёл до Конотопа.  Ему  настолько не терпелось принять участие в экзекуциях, что в поисках недобитых жертв он со своими подчинёнными отправился в соседние городки и местечки – Новоград-Волынский, Шолохово и Александрию.  С помощью местных полицаев добровольные палачи нашли и казнили там 935 человек, которым удалось спрятаться или обзавестись чужими документами.

Убийство беззащитных людей молодые члены Чёрного ордена (взвод Тойбнера состоял из двадцатилетних эсэсовцев) превращали в желанное времяпрепровождение и изысканное развлечение.  Они устраивали гладиаторские бои, где обречённые под хохот зрителей должны были до смерти драться друг с другом лопатами или загоняли людей в дом, под обломками которого те погибали. Один из его подчинённых  Вальтер Мюллер нашёл себе особую «забаву»:  в местечке Шолохово (в 35 километрах от Никополя) он вырывал из рук матерей грудных детей и, держа младенцев за ноги, на глазах обезумевших женщин, хладнокровно из пистолета крошил им головы, а затем бросал их в яму.  Покончив с детьми, он, выдержав паузу, чтобы насладиться произведённым впечатлением, неторопливо принимался за женщин.  Сам Тойбнер не просто командовал экзекуцией, но и жадно фотографировал все её сцены.  Отпечатанные фотографии чудовищной расправы он с гордостью отправил своим родным и знакомым в Мюнхен.

Эти фотографии привлекли внимание Гестапо: массовое и планомерное убийство евреев составляло государственную тайну фашистской Германии.  Депортация евреев из Западной Европы в лагеря смерти называлась нацистской пропагандой отправкой на принудительные работы в Восточную Европу; исчезновение евреев из занятых советских территорий немецкие власти объясняли их переселением. Снимать на плёнку все эти массовые расправы  было строжайше запрещено.  Распространяя такие фотографии, Макс Тойбнер нарушил закон, и в апреле 1942 г. он был арестован.  Ему ставили в вину, разумеется, не самочинный расстрел евреев, а   фотографии казней.  В судебном реестре его процесс и был обозначен как «Дело о фотографиях».  Попав в «неправильные руки», они «могли быть использованы вражеской пропагандой против Германии».  Помимо этого обстоятельства, существовала ещё одна веская причина, по которой подобные снимки были неприемлемы.  В нацистском государстве эсэсовец был выразителем высшего арийского духа, собравший в себе всё лучшее, что есть у немца.  Он был примером для подражания, «рыцарем без страха и упрёка», эталоном и элитой нации.  Изображать такого рыцаря, разбивающего головы младенцам, было абсолютно недопустимо для главы СС  рейхсфюрера Гиммлера.  Он приказал уничтожить все негативы и  фотографии тех казней, которые устроил Тойбнер и четверо его подчинённых.  Детальный рапорт об исполнении этого приказа должен был быть подписан тремя судьями СС.  Более того, все 69 снимков с негативами были сожжены под наблюдением советника Гиммлера, который тоже составил об этом свой  рапорт.  Сам приговор готовился долго: в нём выверялось и согласовывалось каждое слово, ничто не должно было бросить тень на «светлый образ» немецкого солдата.  Судебное следствие пришло к выводу, что звериная натура подсудимого была вскормлена не немецкой армией, а как раз тем, что он не получил необходимой военной подготовки.  И причина его крайней жестокости лежит не в нацистской идеологии, пробуждавшей самые низменные, животные инстинкты, а происходит исключительно из серьёзных пороков его натуры и неполноценного характера.

Суд над Тойбнером начался 2 мая 1943 г.  Он был исключён из СС и приговорён его к 10 годам каторжных работ.  В отношении остальных четырёх обвиняемых, его подчинённых, дело было прекращено.  По решению суда  они всего лишь выполняли приказы своего командира.

41180b9400000578-0-image-m-18_1496584641438

Выдержки из многостраничного обвинительного заключения высшего суда СС дают представление о характере нацистского правосудия:

Из-за еврейских акций как таковых обвиняемый не подлежит наказанию.  Евреи должны быть уничтожены, ни один из убитых евреев не стоит сожаления.  И хотя обвиняемый должен был знать, что уничтожение еврейства является задачей специально сформированных для этого команд, его положительно характеризует то, что он счёл себя вправе принять участие в уничтожении евреев… Но при этом он позволил себе увлечься  жестокостями, недостойными немецкого офицера СС… Обвиняемый допустил отвратительное одичание своих подчинённых, выступивших  подобно разнузданной шайке.  Солдатская дисциплина была подорвана обвиняемым таким образом, что  худшее едва ли можно вообразить…  Такое разложение дисциплины требует сурового наказания.

Тем, что обвиняемый делал фотографии  расстрелов или велел другим их делать, отдавал плёнки для проявления в фотомагазины и показывал их своей жене и знакомым, он стал виновным в нарушении приказа.  Такие снимки таят в себе большую опасность для Рейха, если попадут не в те руки.  Они при желании легко могли бы  из южной Германии через Швейцарию попасть в руки вражеской пропаганды.  Эту  опасность обвиняемый должен был предвидеть.  Поэтому неподчинение в данном случае следует рассматривать как особо тяжкое….

При определении меры наказания решающее значение имеют следующие соображения: необходимо исходить из того, что обвиняемый начал действовать не по причине садизма, а из искренней ненависти к евреям.  Смягчающим обстоятельством является то, что обвиняемый не получил настоящей военной подготовки и вследствие этого оказался не на высоте как командир…  Запрещённые съёмки безвкусных и бесстыдных фотографий также не могут быть расценены как мелочь.  Они являются выражением неполноценного характера.  Обвиняемому особую радость доставляла фотография, на которой можно было видеть полураздетую еврейку.  Как уже было сказано, тут речь идёт об особо тяжком случае неподчинения.  К счастью, эти фотографии стали доступны только узкому кругу лиц, однако чрезвычайная опасность, созданная их   распространением, не может быть оставлена без последствий…».

В концлагере Дахау, где Тойбнер отбывал наказание, комендант и охранники сочувствовали бывшему эсэсовцу.  Провинившийся, но свой, заключённый был там, конечно, на особом положении.  Тяготы и страдания, выпавшие на долю узников Дахау, его не коснулись.  В январе 1945 г. после череды бесчисленных прошений о помиловании  он был освобождён и направлен на Восточный фронт.  Воевать ему долго не пришлось: на передовой он сразу попал в плен.  Но и в советском плену он тоже не  задержался.  Как пострадавший от фашистского режима  он был освобожден намного раньше других военнопленных.  В послевоенной Германии этот эсэсовец не мог предстать перед судом, поскольку за одно и то же преступление дважды не судят.  Тем не менее, такие попытки предпринимались.  В 1959 г. он был привлечён к суду за убийство евреев на Украине на том основании, что Макс Тойбнер отвечал перед первым нацистским судом не за совершённые преступления, а   за «нарушение дисциплины».  Судья Федеративной Республики Германии не поддержал обвинение против него, напомнив, что он уже понёс наказание, а завершённое дело может быть открыто только в одном случае – при появлении новых фактов в пользу обвиняемого.  Он сослался на 103-ю статью Конституции, согласно третьему пункту которой, «никто не может быть наказан неоднократно за одно и то же действие на основании общих уголовных законов».  Таким образом, в ФРГ фактически признавали решения судов Третьего рейха.

Важно заметить, что к моменту принятия этого документа главные принципы международного права были уже сформулированы.  Они легли в основу и получили свою реализацию в ходе Нюрнбергского процесса – это Устав международного военного трибунала (8 августа 1945 г.) и Закон контрольного совета в Германии под номером 10 «О наказании лиц, виновных в военных преступлениях, преступлениях против мира и против человечности» (20  декабря 1945 г.)  Авторы Конституции ФРГ, без сомнения, хорошо знали об этих важнейших актах, однако, пользуясь расколом бывших союзников, они сумели в 1949 г. принять такой  Закон, благодаря которому многие граждане этой страны избежали какой бы то ни было ответственности за совершённые ими преступления.

Окончание следует

Борис Липецкер

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0