Джеймс Коми в походе на Дональда Трампа

0

Причастным к большой политике вашингтонцам в очередной раз впору напевать, что «тучи над их городом встали, в воздухе пахнет грозой». В 10 часов утра 8 июня в сенатском комитете по разведке, который разбирает вмешательство России в наш избирательный процесс и причастность к этому команды Дональда Трампа, появится бывший директор ФБР Джеймс Коми. И грянет гром… Коми под присягой даст показания о том, что ему известно об «этой штуке — России» («this thing Russia»), как назвал затяжную возню в Конгрессе и СМИ сам Трамп.

В СМИ ею усердно занимаются наши основные газеты и телеканалы, в Конгрессе — пять комитетов, а в ФБР идет служебное расследование, которое возглавил «независимый советник» 72-летний Роберт Маллер, возглавлявший бюро  с 2001 по 2013 годы.  56-летний Коми руководил ФБР с 2013 года и 9 мая 2017 президент Трамп уволил его, хотя на эту должность назначают на 10 лет. По закону, а вернее, по правилу, президент может уволить директора ФБР в любой момент, но обязан привести вескую причину такого решения. Сначала Трамп объяснил, что сделал это по рекомендациям министра и замминистра юстиции за то, что Коми бестолково руководил расследованием «сервергейта» с участием госсекретаря Хиллари Клинтон, но затем, уже после увольнения Коми, сказал, что принял это решение давно и без всяких рекомендаций.

Джеймс Коми, которому избранный президент обещал оставить его в должности на 6 лет, обиделся и начал подкидывать дровишек в топку антитрамповской истерии, да и само его увольнение стали сравнивать с уотергейтским скандалом, который  привел к отставке президента Никсона. Сторонники Коми сравнивали его с уволенным Никсоном в 1973 году независимым прокурором Арчибальдом Фоксом, а противники — с легендарным первым директором ФБР Эдгаром Гувером, который пробыл на этом посту 37 лет при шести президентах и накопал на них столько компромата, что его боялись уволить. За директором Коми, которого назначил президент-демократ Обама, шла слава честного профессионала. Можно вспомнить лето прошлого года, когда над Вашингтоном тоже стояли тучи, а в воздухе пахло грозой в ожидании отчета директора ФБР о результатах расследования «сервергейта». Демократы ждали заявления, что их кандидат в президенты Хиллари Клинтон ни в чем не виновата, а республиканцы — что Коми сообщит о передаче собранных материалов в прокуратуру для возбуждения уголовного дела. Его непосредственным начальником была ставленница и единомышленница Обамы, министр юстиции Лоретта Линч, и все понимали, что на Коми давят в сторону оправдания Клинтон. 5 июля 2016 года на 15-минутной пресс-конференции в вашингтонской штаб-квартире ФБР Джеймс Коми сообщил, что Хиллари Клинтон виновата в «крайней халатности» при обращении со служебными документами, включая секретные, но оснований привлекать ее за это к суду нет, поскольку госсекретарь делала это без злого умысла. Коми не «прогнулся» перед Линч и Обамой, а, так сказать, «выгнулся», сохранив овец и накормив волков.

В ноябре Хиллари Клинтон проиграла президентские выборы  Дональду Трампу, позже обвинив в этом Коми, а затем «эту штуку Россию» с ее хакерами и спецслужбами.  2 мая 2017 года, за неделю до  увольнения Джеймса  Коми, президент Трамп в своем твиттере написал, что этот «директор ФБР… был лучшим для Хиллари Клинтон, дав ей бесплатный пропуск на многие плохие вещи».  В преддверии показаний уже экс-директора ФБР Коми в сенатском комитете по разведке 9 мая специалисты не пророчили, а робко предполагали, что же он скажет на этот раз. Прогнется или выгнется? Отомстит Трампу за увольнение или промолчит, сохранив накопленный компромат для мемуаров? 6 мая телеканал АВС с обычной ссылкой на авторитетный, но безымянный источник, сообщил, что Джеймс Коми   не намерен обвинять Трампа в «воспрепятствовании правосудию» за то, что президент предложил ему оставить в покое своего бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна, которого подозревают в платных связях с Москвой. Этот разговор состоялся между ними наедине в Овальном кабинете Белого дома, после чего Коми якобы занес его содержание в записную книжку, а позже якобы сказал министру юстиции Джеффу Сешнсу (который тоже был в Овальном кабинете, но ушел), что в тот день не хотел оставаться с президентом один на один. Что еще оказалось в записной книжке Джеймса Коми, а вернее, что из нее будет предано гласности? Члены комитета по разведке будут задавать ему вопросы, и уже известно, что  не получат ответов, если это коснется расследования, которое проводит ФБР под началом Роберта Маллера. Впрочем, председатель комитета по разведке, сенатор-республиканец Ричард Берр, в интервью каналу CNN сообщил, что Джеймса Коми не будут ограничивать в ответах, и журналисты с нетерпением ждут этих ответов, а еще больше — реакции президента Трампа. Как написал обозреватель New York Post Майкл Гудвин, оказавшись не у дел, уже не может «собирать тайны и делиться с ними на основании собственных суждений и интересов», и вместо очередного испытания на порядочность и лояльность, в Сенате ему придется отвечать на вопросы фактами.

По мнению Гудвина, который с самого начала симпатизировал Трампу и недолюбливал Коми, речь пойдет об утечках государственных секретов, а точнее, о том, знал ли директор ФБР, кто этим занимался, и не причастен ли он сам к таким утечкам. Ответить на такой вопрос журналистам можно уклончиво, но ответ под присягой прозвучит прямо и может оказаться неожиданным. Майкл Гудвин считает показания Коми 8 мая судьбоносными и прежде всего для Дональда Трампа. В результате новых разоблачений действий самого президента и его окружения репутация Трампа пострадает еще больше, и к промежуточным выборам 2018 года республиканцы могут прийти, как  к «разбитому корыту». Это политически, а юридически Джемс Коми может помочь отдать под суд Майкла Флинна, что тоже не сулит Трампу ничего хорошего. И, конечно, Джеймса Коми спросят, что он думает о своем увольнении, и, конечно, он ответит, что все дело в  его отношении к «этой штуке — России», которую он собирался вытащить за ушко да на солнышко, а Трамп этого не хотел. Следует также учесть, что не все показания  Коми станут известны, а что он скажет при закрытых дверях, тоже не сулит Трампу ничего хорошего. Неспроста президент уже сообщил, что от возможных обвинений по части связи с Россией его будет защищать не аппарат юристов Белого дома, а частный адвокат Марк Касовиц,  который представлял его интересы 15 лет. И все же Джеймс Коми, безусловно, опытный и опасный противник Трампа, но нанести ему непоправимый ущерб могут скорее не показания уволенного директора ФБР, а мгновенная и не до конца обдуманная реакция президента.  Как говорят в таких случаях на современном русском языке, «Дональд, фильтруй базар».

 

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0